Принц из ниоткуда. Книга 1

Андронов Леонид Александрович

Очень важное замечание! Если Вы прочтёте эту главу и у Вас будет ощущение того, что это очередная графоманская хрень, Вы будете правы. Но только отчасти. Этот роман поначалу действительно очень похож на миллионы романов, которые пишут начинающие писатели. Всё это так. Сущая правда! Потому что "Принца из ниоткуда" я начал писать в 19 лет (чего уж я мог там выдумать в эти годы!), но за 11 лет, что я писал эту вещь, я вместе со своим героем вырос, поумнел, стал мудрее, может быть. Так что пусть первые главы не пугают Вас. Надеюсь, дальше Вы не разочаруетесь!

Часть 1.

'Ну может же так не повезти?!'

Глава 1.

– Просыпайся…– кто-то тихо нашептывал мне.

– Просыпайся! Проснись!

Я отвернулся, но настырная мысль, прокравшаяся сквозь сон, заставила подняться.

– Кто здесь? – я сел в кровати и стал беспомощно оглядываться по сторонам, щурясь на белый матовый свет, пронзавший мою голову острейшей болью. – Чего надо?

Глава 2.

Когда очнулся, подумал, что этот город может быть так прекрасен только с высоты и, если я ознакомлюсь с ним из окна автобуса, то ничего не потеряю (из частей тела конечно!).

Я лежал и вдруг услышал голоса. Один из них принадлежал Лире. Кто-то хриплый спросил:

– Ты выяснила кто он?

– Нет, Ваше Сиятельство.

– Как быстро ты попала в комнату?

Глава 3.

Впечатление препоганейшее. Меня в самолет-то силком не затащишь, а тут несешься куда-то, совершенно ничего не соображая, и только чувствуешь, что душа едва успела зацепиться за тело (наверняка по чистой случайности) и следует в порядочном отрыве от него. Очухаться я успел только на месте. Конечным пунктом оказалась камера.

Ха, я в тюрьме! И что немаловажно, в 'одиночке'. Весело, ничего не скажешь. Сохранение, конечно, временное, но трудно сказать вспомнит ли Его Сиятельство о моей персоне. Вишь, как дела навалились. Отложить мою казнь! Нет, должно было произойти что-то экстраординарное.

Так что придется посидеть какое-то время в этой келье и переждать. А что еще остается? Что еще остается делать человеку, который оказывается в будущем совершенно голый, без денег, документов и рекомендательных писем, да еще умудряется попасть в какую-то секретную комнату, за что ему сразу же шьют шпионаж и без суда и следствия приговаривают к смертной казни?

Вот тебе и светлое будущее! Разговаривай теперь всю жизнь с дверями, кошками и их сиятельствами… Да и то, если когда-нибудь выйдешь отсюда. Ужас! Я жил спокойной… относительно спокойной… нормальной… ну, хорошо, по крайней мере, человеческой жизнью. В нормальном мире.

Обычно в фильмах и книгах герои думают: «Не сошел ли я с ума?» Им хорошо, в кино все заканчивается прекрасно. А мне? Где мой хэппи-энд? В психушке? Конечно, можно предположить, что это сон или какие-то неопознанные алкогольные галлюцинации, доселе неизвестные науке, но как это проверишь?

Глава 4.

Спросить я так ничего и не успел. По стене заскользила дверь, приковав наше внимание. «За кем-то из нас!» – эта мысль вертелась в мозгу, пока дверь не распахнулась.

Перед нами открылась бездна. Бесконечное пространство с далекими проблесками звезд буквально притягивало к себе. То же самое чувствуешь, когда стоишь на крыше высотного дома и смотришь вниз: голова осторожно наклоняется и земля начинает тянуть тебя, ухватившись за устремленный на нее взор. И так трудно прекратить это неосознанное движение. А когда отпрянешь назад, вдруг понимаешь, что этот самогипноз мог только что оборвать твою жизнь.

Но пространство за дверью невозможно было перебороть. Оно по миллиметру затягивало нас в себя, и мы двигались к жерлу двери уже не только мысленно, но и физически. Тело сползало туда, ощущая мощное поле, его силу, легкую вибрацию. Кактус двигался быстрее. Он был намного ближе к пропасти, чем я, но мы постепенно сравнялись. Еще мгновение и нас унесет в неведомые просторы космоса.

Думать становится все тяжелее, еще тяжелее сопротивляться. В голове пульсирует беспощадная мысль, что бессмысленно противиться Вселенной, что легче, намного легче, уступить.

Последние сантиметры отделяют нас от вечной тьмы. Глаза наполнены ужасом, внутренности дрожат. Мы готовы сдаться. Сейчас… Хлоп.

Глава 5.

Мы замолчали. Камера погрузилась в абсолютную тишину. Маленький взбалмошный кактус смотрел в пустое окно, а я изучал морщинистый пол, покрытый слабым светом рождающегося утра.

К своему удивлению, мне пришлось признать, что сейчас я сидел с совершенно пустой головой. Со мной никогда такого не случалось. Человек всегда о чем-нибудь думает. О важном или о мелочах, без разницы. Я же сейчас сидел абсолютно отрешенно. Мой мозг был чист, стерилен. В нем не было даже намека на мысли, как будто их аккуратно вымели из моей головы так, что даже сориночки не осталось.

Я согласен, когда в голове идеальный порядок, это хорошо, но меня это пугает, потому что в данном случае я перестаю чувствовать себя человеком.

– Вертиклюй, о чем ты думаешь? – спросил я.

– Я? Я не думаю, я наблюдаю.

Часть II.

'Задание понял, разрешите выполнять?'

Глава 1.

Знаете, если бы по этой истории снимали фильм, это было бы чертовски выгодно. На декорации тратиться не надо – все действие происходит в длинных темных коридорах, по которым герои ходят взад – вперед, разговаривают, периодически ругаются и даже иногда смеются. Актеров тоже много не нужно, хватит двух-трех плюс кошка и кактус побольше. Только в самом начале чуть-чуть компьютерной графики и все. Никаких усилий и трат.

Задумка неплохая, я бы сам взялся, но сами понимаете, недосуг. А так… Фильм просто бомба, потенциальный лидер проката. Я даже представляю рецензию: 'Эта картина повествует о серьезном положении сумасшедших в будущем. Глубокие социальные проблемы, раскрытые автором, заставляют провести нас параллели и задуматься о нашей действительности. Действие происходит на фоне темных коридоров – символа современной безысходности, – среди которых главный герой ищет выход из создавшейся ситуации (т.е. истину).

Этот захватывающий триллер с погонями, лужами крови (главный герой все-таки убивает приставленную к нему садистку-тюремщицу), горами трупов, среди которых выделяется лохматое тело главного злодея по кличке 'Его Сиятельство', погонями, изнасилованиями, и актами каннибализма заставляет зрителя находиться в постоянном напряжении.

Естественно, режиссер, как человек талантливый и неординарный, не стал опускаться до примитивизма и исключил хэппи-энд. Герой, победив всех врагов, исчезает во тьме чёрных коридоров, так и не найдя выхода, сиречь истины'. А внизу приписка: 'Фильм рекомендован Международной Ассоциацией Врачей как лучшее средство от бессонницы'.

– Лира, мы когда-нибудь выйдем на улицу?

Глава 2.

Я, честно вам сказать, не мазохист и не самоубийца, а, между прочим, человек, пытающийся попасть в список долгожителей. Если вы меня не поняли, объясняю ещё раз: я хочу жить очень сильно и очень долго, а если и умереть – то, по возможности, здоровым! Но что же получается? Если эта буйнопомешанная кошка, находящаяся к тому же на должности, которая позволяет ей делать всякие гадости безнаказанно, вздумает меня кокнуть, да еще, судя по её виду, самым кровожадным способом, то не видать мне тихой, долгой пенсии.

Как же так? Необходимо срочно что-то предпринять! Пора вспомнить о работе. Может быть, это приведет её в нормальное состояние?

– Лира, – елейным голосом пропел я, – мы не закончили.

Она повернула голову. Посмотрев в её, налитые кровью глаза, я, было, решил без всяких неприятностей дождаться своей ужасной казни, но… передумал.

– Вспомни, что говорил Его Сиятельство. У нас мало времени. Её злость как рукой сняло. Существуют же люди с таким чувством долга!

Глава 3.

От обилия событий и связанной с этим усталости, сны мне не снились. Вообще, спать я люблю, а сны видеть просто обожаю. Они всегда мне снятся яркие, цветные, с хорошим сюжетом и обязательно с погонями. Женщины тоже снятся, бывает. Но в основном, приключения. Мне в кино ходить не надо – у меня кинотеатр в голове. А вот сегодня ничего. Ну да ни беда.

Я открыл глаза. Всё буднично и серо. А как же не быть серости?! Окна-то нет! Вон, у меня дома, каждое утро солнце пробивается в комнату. Проснёшься и сразу хорошее настроение, радость какая-то. Весной и летом особенно. А здесь? Проснулся, так же как и уснул. Коробка коробкой. Даже не знаешь день сейчас или вечер. И часов нет.

Лира не пришла, значит, двенадцати ещё нет. Что будем делать, красавец? Ни телевизора, ни радио, каменный век, блин! Хотя постой! Она же говорила, что телевизор есть. Я поднялся на кровати и оглядел комнату. Пусто. Только лежит на столе напротив какой-то ящичек. Я полез за ним. Повертел в руках. Что это? Размером с книжку, черный, гладкий, с двумя кнопками.

Нажал одну – ничего. Попробовал другую, мне в глаза ударил свет. Я зажмурился от неожиданности. Когда открыл глаза, увидел, что стою в светящийся плоскости, тянущейся от стены до стены. Плоскость мелькала. С трудом поняв, что это и есть телевизор, водрузил его обратно на стол. Поправил и установил изображение прямо перед собой. Это было впечатляюще. Во всю стену передо мной мерцала объемная картинка. Только звука не было. Подумав немного, я ещё раз включил ту кнопку, которую нажал первой. Звук появился, но гад, такой сильный.

– А! – заорал я. – Тише ты!

Глава 4.

– Ну, где же Лира? – беспокоился я, – сколько можно ждать? Черт меня дернул проснуться так рано.

Я стал ходить из угла в угол. Терпеть не могу ждать. А, ещё не зная, сколько времени – тем более! Надежды на то, что Лира придет раньше двенадцати, не было. А если учитывать, что женщины имеют привычку опаздывать… О! Я сел на кровать и обхватил голову руками.

– Что случилось? – я услышал её голос. Я поднял голову, не веря своим ушам.

– Ты?

– Да. Я решила зайти пораньше. Так мы успеем ещё на карнавал.

Глава 5.

Он повёл меня за собой через ряды машин в противоположном направлении от того, куда побежала Лира со всей своей компанией. В одном из дальних углов за прямоугольной колонной, Его Сиятельство остановился. Лучшего места для убийства и не придумать. Я закрыл глаза, чтобы не видеть, что со мной будет. Признаюсь, я пережил не лучшие моменты своей жизни. Однако здесь была спрятана его дверь.

– Проходи, – он толкнул меня в коридор, залитый молочный светом.

– Ого! – я не сдержал восхищения. Дверь захлопнулась. За моей спиной засопело разгневанное чудовище.

– Иди!

– Вперёд?