От лжекапитализма к тоталитаризму!

Антонов Михаил Федорович

Михаил Антонов в 1968 году был осужден за «клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй» — а на самом деле, за то, что, считая Советскую власть недостаточно советской, критиковал брежневский режим за «оппортунизм» и «перерожденчество». Впоследствии реабилитирован. Член Союза писателей России.

Введение

2005 году вышла моя книга «Капитализму в России не бывать!». Естественно, у многих читателей возник вопрос: «А что же тогда будет с Россией?». В самом деле, в XX веке мы привыкли к тому, что в современном мире есть только две общественно-политические системы — капитализм и социализм. Если России вернуться в социализм невозможно (как вообще нельзя вернуть отжившее и прошедшее), а капитализму в ней не бывать, то какой же строй в ней установится?

Я отвечаю, что развитие России пойдёт по совершенно новому пути. Пик процесса распада страны, начавшегося в 1991 году, уже пройден. Началось новое «собирание земель» вокруг Москвы. И Россия вернётся к одному из прежних своих состояний, но, разумеется, в ином качестве, отвечающем новым историческим условиям. А чтобы понять, какое именно из прошлых состояний России она вернётся, надо показать ошибочность общепринятых представлений о ходе отечественной истории в XX веке.

Сейчас все — и сторонники, и противники Советской власти считают, что 25 октября (7 ноября) 1917 года власть в России захватили большевики, которые и правили страной без малого 74 года. Но это представление в корне ошибочно — сразу по двум причинам.

Во-первых,

25 октября 1917 года — это не день Октябрьской революции, а дата государственном переворота, который лишь открыл дорогу революции. В феврале 17-го к власти пришли либералы, тогдашний Союз правых сил

, получивший мощную кадровую и финансовую подпитку после ликвидации «черты оседлости».

В ноябре их свергли радикальные социал-демократические прогрессисты, «окололенинцы» — сторонники мировой революции.

Обычно, особенно в кругах, которые принято именовать народно-патриотическими, на этом ставят точку: дескать, чего же ждать от этих «странствующих рыцарей мировой революции»; им бы лишь разжечь этот пожар «на горе всем буржуям», как в поэме Блока «Двенадцать». В действительности идея мировой революции была в тот момент очень прогрессивной, без неё нельзя было бы поднять русский народ на смертельную борьбу и великие свершения. Лозунги «мир народам!», «землю крестьянам!»» и «фабрики рабочим!» сами по себе были для этого недостаточны. Ну, ушли бы солдаты с фронта, разделили бы мужики землю помещиков, побарахтались бы рабочие с самоуправлением на предприятиях — и всё завершилось бы великой смутой. Нет, только лозунг социалистической революции (а её все тогдашние социалисты считали возможной только в мировом масштабе), братства трудящихся всех стран мог вдохновить миллионы русских людей на неимоверные жертвы и тяжёлый труд и вызвать к ним сочувствие со стороны угнетённых и просто честных деятелей во всём мире.

Глава 1

«Россия полутоталитарная»: взлёт и крах

Хочешь — не хочешь, а приходится считаться с неприятным, но упрямым фактом:

главная особенность идейной жизни современной России — полное и всеобщее непонимание того, что происходит в стране и в мире ныне и что происходило в XX веке

. Не понимает этого власть, не понимает оппозиция всех оттенков, не понимают учёные, и тем более не понимает «широкая общественность». А потому первую главу необходимо посвятить объяснению сущности того полутоталитарного строя, который установился в СССР и наследие которого так настойчиво дискредитировалось с начала горбачёвской «перестройки». Ведь не усвоив сущности Советского строя, невозможно строить новую Россию Будущего, которая во многих своих существенных чертах станет продолжением России Советской.

Советский Союз в подполье

Герою сатирической повести Андрея Платонова «Город Градов» пришла в голову гениальная мысль: мир никем не утверждён, а значит, юридически не существует. Мысль эта оказалась пророческой: Советская Россия, СССР, самая большая страна в мире, создававшая величайшую в истории цивилизацию, почти 75 лет пребывала в подполье, ибо не была юридически утверждена. На деле она созидала основы Русской индустриальной цивилизации (начатки Русской цивилизации возникли ещё в Московском государстве, но то была аграрная эпоха; а при Романовых и они искоренялись). А по Конституции и другим руководящим документам она была страной диктатуры пролетариата и свою цель видела в построении коммунизма.

Правда, Сталин раза два, возможно, оговорившись, назвал Октябрьскую революцию Советской, но больше этой темы не касался, и эти его высказывания так и были сочтены оговорками. По-прежнему подчеркивались преимущества социализма перед капитализмом, хотя в опыте СССР главное — не социализм (в мире существуют десятки его видов), а Советский строй.

Сталинский переворот середины 30-х годов не был доведен до конца, а с начала 50-х годов наметилась тенденция движения вспять. Отсталая идеология сводила на нет все советские достижения. И это стало причиной несказанных трагедий для страны.

Большевизм на практике одержал победу над коммунизмом, а в теории врага не добил, упустив единственный шанс на развитие страны с минимальными потерями и жертвами, на выживание её в новых условиях мирового развития. Дальнейшее движение нашей страны вперёд, в прогрессивном направлении, было возможно только в результате усилий, предпринимаемых сознательно, то есть на основе передовой теории, а стихийное развитие событий неизбежно вело бы к упадку.

Тоталитарный строй, установившийся в СССР, не был ни авторитаризмом (когда власть у представителя «верхов», а «низы» от неё отстранены напрочь), ни диктатурой. (Замечу, чтобы к этому далее не возвращаться: советский социализм так и не привился в республиках, придерживающихся мусульманских ценностей.)

Чего достиг Советский тоталитарный строй

Мало сказать, что за годы Советской власти наша страна достигла наибольшего величия, стала по-настоящему мировой державой, даже одной из двух сверхдержав, к голосу которой прислушивалась вся планета. А ведь другого такого случая стремительного взлёта страны из разрухи в мировые лидеры мировая история не знала.

Величие государства проявляется по-разному. Часто державу называют великой потому, что её боятся другие государства. И в этом смысле СССР был на высоте. Писатель Анатолий Гладилин, уехавший из СССР на Запад, был поражён тем, как там боялись нашей страны. Другим признаком величия страны может служить её экономическая мощь. Тут мы шли с Америкой в целом на равных, причём американская элита ощущала угрозу для своей страны со стороны СССР как конкурента. Президент США Трумэн в марте 1947 года предупреждал: «Если Америка не будет ничего предпринимать, плановая экономика может стать образцом для всех в следующем столетии, и тогда свободное предпринимательство исчезнет…». Страх перед СССР и перед примером советского образа жизни все эти десятилетия был движущей силой для элит Запада.

Но главное — страна велика, когда она сильна влиянием, которое оказывает на остальной мир. И тут СССР преуспел: в 20-е годы в мире возникла мода на взгляды, определяющие содержание эпохи. А в разгар Великой депрессии и США, по мнению авторитетных исследователей, находились на грани социального взрыва, и взоры миллионов американцев обращались к Советскому Союзу. Но именно способность навязать (без насилия, мирным путём, своим образом жизни) миру свою интеллектуально-культурную моду и делает нацию авангардом человечества, стоящим во главе мирового прогресса.

Главное, видимо, всё же состояло в том, что русский человек, доведенный за время правления династии Романовых до почти скотского состояния (вспомним примеры из русской классической литературы, показывавшие, что «благородное сословие» относилось к «мужику» как к быдлу), обрёл достоинство, изменился в лучшую сторону даже его внешний облик. Давно замечено, что русский человек может творить чудеса, когда он воодушевлён великой идеей. И наоборот, когда такой идеи нет, наступает Смутное время, и все пороки людской натуры можно наблюдать на русском человеке.

В советское время наш народ нашёл себя. Наши люди верили, что причастны к величайшему делу в истории — к построению самого светлого и справедливого общества, какого мир ещё не знал. Эта вера была сродни религиозной, а ещё один из основоположников славянофильства И.В.Киреевский писал: «… человек — это его вера».

Чего нам это стоило

Не в хронологическом, а в историческом смысле можно сказать, что XX век начался на Земном шаре с некоторым запозданием: не в 1901 году, а в 1917-м. Революция вывела Россию из первой всемирной бойни и тем самым приблизила конец этого варварского жертвоприношения. Вслед за Российской империей с карты мира исчезли и признавшие себя побеждёнными Германская и Австро-Венгерская. Но и европейские страны-победительницы после короткого периода эйфории увидели, что в итоге драки они больше проиграли, чем выиграли. Истощённая войной Британская империя вступила в пору своего заката и вынуждена была поделиться значительной частью своей властью над миром с новым международным хищником — Соединёнными Штатами. Существенно подорвала свой статус мировой державы и Франция. Политическая карта мира коренным образом изменилась.

Наши «белые патриоты» нередко проливают слёзы по «утраченной победе», повторяя слова Черчилля о том, что Россия уподобилась кораблю, который затонул, когда пристань уже была совсем близко. Дескать, не будь революции или хотя бы повремени она годик-другой, Россия могла бы на равных с другими странами-победительницами принять участие в дележе добычи. При этом они как-то стесняются уточнять, что же именно досталось бы нашей стране в качестве трофеев. Ну, конечно, в первую очередь приходят на ум знаменитые «проливы» — Босфор и Дарданеллы. Этими призами Запад всё время «поощрял» Россию так же, как упрямого осла «стимулируют» идти вперёд привязанной перед ним морковкой. Но, спрашивается, что получил бы псковский или рязанский мужик от обретения Россией этих проливов, ради обладания которыми (и ради спасения Парижа) она уже принесла в жертву жизни миллионов своих солдат?

Зато Россия получила совсем иной приз. В итоге Октябрьской революции изменилась не только политическая, но и социальная и, так сказать, эсхатологическая карта мира. Шестая часть этой карты окрасилась в красный цвет, и у сотен миллионов людей на Земле появилась надежда на освобождение от гнёта капитала, на установление справедливого строя и на избавление от повторения кошмара мировой войны. В мировой тьме зашедшей в тупик цивилизации, навязанной планете Западом, воссиял свет, осветивший дорогу к иной, достойной жизни. Советская Россия стала Новой Меккой для миллионов во всех частях света.

Но самой России за эту новую для неё роль пришлось заплатить очень дорогую цену. Как она вообще могла сохраниться — это неисповедимая загадка истории. В итоге Гражданской войны она лишилась миллионов своих граждан (при этом обе боровшиеся между собой стороны потеряли примерно по миллиону, а остальные потери — а это многие миллионы — приходятся на долю мирного населения: это жертвы расправ карателей с обеих сторон, голода, холода и болезней). Народное хозяйство было разрушено. В 1920 году в стране выплавляли чугуна меньше, чем при Петре I.

О роли теории и роли личности

То, что без правильной теории нельзя успешно направлять развитие страны, тем более строить новое обществ (это по определению означает сознательное направление усилий народа), абстрактно признают все. Но когда дело доходит до трактовки той или иной теории, тут-то и выявляются разногласия. Для целей данной работы удобно показать это на примере оценки «русскими патриотами» и «русскими националистами» деятельности Сталина.

Суть этой оценки можно выразить следующими несколькими фразами. Сначала Сталин действовал как член ленинской команды вместе с космополитами, и эта свора скрытых, а порой и открытых ненавистников русского народа уничтожила миллионы русских людей, в том числе и многих выдающихся личностей, представлявших нашу национальную элиту. Затем, осознав характер этой «своры псов и палачей» и её антинародной деятельности, он, воспользовавшись изменениями в руководстве партии и государства после ухода Ленина, провёл ряд последовательных чисток кадров в высших эшелонах власти и уничтожил «ленинскую гвардию», заменив космополитов настоящими сынами и дочерями русского народа. Наконец, он стал постепенно возрождать традиционные, преимущественно свойственные дореволюционной России, ценности и сам всё более приближался к положению русского самодержца.

В качестве доказательств такой эволюции взглядов и деятельности Сталина обычно приводят, например, разгром им антиисторической школы Покровского. Дескать, эта антирусская школа свела историю России к абстрактным социологическим схемам. А после указаний Сталина было восстановлено преподавание в школе настоящей истории, с показом положительной в некоторых отношениях роли царей и освещением подвигов наших великих предков (я учил историю в школе уже по учебнику Шестакова).

Думается, такая оценка деятельности Сталина грешит односторонностью и не учитывает всей сложности этой личности, как и эпохи, в которой приходилось действовать нашему вождю.

Сталин, безусловно, величайший государственный деятель XX века, радом с которым нельзя поставить никого другого руководителя ни на Западе, ни на Востоке. С именем Сталина связаны грандиозные перемены (может быть, не всё заслуживает одобрения, но это особый вопрос). Настоящую оценку ему воздадут история и народная память, которые в конце концов воздают каждому по его истинным заслугам. А пока клевету на Сталина нужно было бы запретить законодательно, но и преклонение перед ним, если говорить не о прошлом, а о задачах сегодняшних, вряд ли пойдёт на пользу делу. Но рассмотрим повнимательнее приведенный пример со сменой концепции истории России.