Штосс (сборник)

Антонов Сергей Валентинович

На этот раз Сергей Антонов предлагает читателям встретиться с таинственным стариком из неоконченной повести Юрия Лермонтова, побывать в гостях у знаменитой Салтычихи, а также посмеяться над таким серьезным жанром как постапокалипсис и поиронизировать над белорусской действительностью.

Седьмое доказательство

Солнце достигло зенита и, если час назад жара была невыносимой, то теперь она стала просто испепеляющей. Иногда, когда удавалось поднять налитые свинцом веки, Андрей с ненавистью смотрел на раскаленный добела солнечный диск. Проклинал солнце, призывал мрак и молил Бога поскорее покончить с затянувшейся пыткой. Впрочем, в какой-то степени жара отвлекала от боли, поселившейся в каждой клетке тела. Эти периоды облегчения длились не больше одной-двух минут и Андрей использовал их на то, чтобы попытаться разобраться в ситуации с позиций логики и здравого смысла.

Где-то он допустил ошибку. В чем-то оказался неправ. В итоге микроскопическая песчинка сбоя в системе привела к обвалу, лавине несуразностей, которая погребла под собой все, что подразумевается под рациональным мышлением.

Андрей вновь и вновь возвращался к исходной точке, моменту, когда вошел в кабинет директора Института исследований Времени с рутинной целью – за получением очередного задания.

Андрей был одним из пяти Странников, которые не сидели в кабинетах, уставившись в мониторы, а путешествовали по четвертому измерению в буквальном смысле – на машинах времени. Коллеги, занимавшиеся построением разного рода теоретических моделей прошлого и будущего, завидовали Странникам, а начальство ценило их на вес золота. Андрей же вообще находился в самом привилегированном положении. Он успешно, не допустив ни одного промаха, выполнил задания по изучению временен расцвета Древнего Египта, бывал в расположении лагеря гуннов безжалостного Аттилы, беседовал с Сенекой, узнавал у генерала Груши точную причину, по которой тот не успел придти на помощь Наполеону, искал в 2033 году лабораторию, где впервые был создан искусственный интеллект.

Было и еще множество заданий, которые Андрей выполнил творчески, с неподражаемым артистизмом вливаясь в образы представителей прошлого и будущего. Он всегда следовал главному принципу Странников «Не измени!» и проводил свои исследования настолько мастерски, что ни у кого не вызывал подозрений и не оставлял после себя никаких следов.

Уксусный Том

– Последняя попытка! – Олег Платов, с умоляющим видом прижал руки к груди. – Клянусь, что если на этот раз ничего не найду, ноги моей не будет в этом чертовом замке!

– Для кого чертов замок, для кого – памятник архитектуры семнадцатого века, – чиновник грозно сдвинул брови. – Наследие наших предков, которое я не позволю безнаказанно разрушать лже-краеведам вроде тебя!

– Ничего разрушать не буду! – клятвенно заверил Платов, для пущей убедительности даже приподнимаясь со стула. – Мне остается просто проникнуть в одно помещение. Ты представляешь: удалось отыскать жилище Черной Марьи, а то, что я рассчитываю найти в этой комнате, может перевернуть все привычные представления! Не оставить от них камня на камне!

– И что же ты рассчитываешь там отыскать? Клад, наверное?

– Какой там клад! – Платов полез в свой потрепанный портфель и выложил на стол стопку исписанных бумаг. – Я целый год работал в архивах и по крупицам собирал все легенды о Черной Марье и Уксусном Томе. Теперь могу оказать, что колдунья – конкретная историческая личность…