Аватар бога

Атеев Алексей Григорьевич

Когда человек погружается в пучину своего подсознания, сотканного из собственных фобий и чужих иллюзий, шансов остаться живым и в здравом рассудке почти не остается…

Частный сыщик Александр Суворов получает заказ разыскать некоего компьютерщика по имени Юрий Райский. Заказ не представляется слишком сложным, таких у опытного детектива было немало. Но в ходе расследования Суворову приходится пережить чудовищные испытания, в которых чужие иллюзии становятся его собственной реальностью. А самое дикое, неподвластное даже больному воображению, – это марионетки, человеческие создания, намертво вросшие в компьютерную сеть. От них все беды, они решают всё и при этом остаются совершенно неуправляемыми. Ни здравый ум, ни логика, ни мораль не оказывают на них никакого воздействия. Их очень много, они повсюду… Они – это мы с вами. И над всей этой послушной людской массой стоит сатанинская личность, именующая себя богом…

Аватар бога

Глава 1

Лифт хрюкнул, издал почти человеческий вздох, заурчал и остановился. До сих пор Суворов считал, что подобные реликты грузоподъемной техники в Москве не сохранились, но, оказалось, ошибся. Оглядев себя в мутном, покрытом сеткой склеротических морщин зеркале, зачем-то пригладил и без того идеально лежащие волосы, со скрежетом раздвинул предохранительную решетку и вышел. На одной из дверей разглядел прилепленную скотчем визитную карточку с единственным словом «Вектор». Кажется, ему сюда.

За древним, покрытым рваной клеенкой письменным столом сидел плотный брюнет лет тридцати с небольшим и читал иллюстрированный журнал в пестрой обложке. Внешность молодца резко контрастировала с окружающим убожеством. Костюм, стоивший даже на первый взгляд не меньше тысячи долларов, на мизинце левой руки – бриллиантовый перстень, камень которого из-за своей величины казался фальшивым, хотя, скорее всего, был настоящим. От брюнета за версту несло бешеными деньгами и криминалом.

– Суворов? – не здороваясь, поинтересовался брюнет. – Наслышаны о вас. Говорят, профессионал. Мы и сами – профессионалы, поэтому уважаем себе подобных. Так вот… – Он сделал паузу, достал небольшой золотой портсигар и, закурив, пустил клуб голубоватого дыма в сторону Суворова. – Нужно найти одного господинчика. – Брюнет вытащил из ящика стола кожаную папку и небрежно толкнул ее в сторону Суворова. – Здесь все сведения. Ознакомитесь… потом. Вознаграждение или, как выражаются интеллигенты, гонорар. – Поверх папки положил пухлый конверт. – Три тысячи баксов, как и договаривались с посредником, плюс тысяча – на накладные расходы. Если нужно, дадим еще, конечно, при обосновании. Сроку вам – неделя. Нас устроят любые результаты.

– Что значит – любые? – поинтересовался Суворов.

– Жив ли он… мертв… – Брюнет затушил сигарету прямо о край стола и бросил ее в угол. – Короче, любые сведения.

Глава 2

Почти в то же самое время, когда происходили вышеописанные события, Иосиф Семенович Дамкер собирался в дальнюю дорогу, да не куда-нибудь, а в саму Америку! Сборы выражались в том, что Иосиф Семенович потерянно бродил по комнатам своей достаточно просторной квартиры, находившейся в одном из переулков московского центра, хватал то одну, то другую деталь собственного туалета, внимательно осматривал ее и со стоном отбрасывал. Время от времени он выглядывал из распахнутого окна во двор, в тоске обозревал окрестности и вновь бросался в дебри своей обители. Ехать в заокеанское государство страшно не хотелось. Между тем, у Дамкера все выездные документы давным-давно были готовы, в загранпаспорте проставлена гостевая виза, а билет на самолет авиакомпании «Финнэйр» лежал в серванте поверх того же загранпаспорта. День вылета стремительно приближался. И хотя он отправлялся всего-навсего в гости, предчувствие, которое никогда его не подводило, подсказывало – назад возврата нет. Основания для поездки, безусловно, имелись, да еще какие! Его единственный сын Лева, уехавший в страну обетованную лет десять назад, настойчиво просил, нет, даже требовал, чтобы отец наконец отбросил колебания и прибыл посмотреть на внуков. А внуков Дамкеру хотелось увидеть больше всего на свете. Сын оплатил билет и расходы, связанные с поездкой. Звонил каждый день, то умоляя, то ругаясь… Наконец Дамкер сдался. И вот теперь, когда до вылета оставались считаные дни, он вновь заколебался. Может, все-таки не ездить?

В прихожей задребезжал телефон.

Сын, решил Дамкер, сейчас опять начнет подбадривать и требовать. Не подойду! Но потом сообразил: звонки-то обычные, не междугородные. Значит, это не Лева.

– Изя, – услышал он в трубке знакомый голос. Конечно, Капитолина, его давнишняя приятельница, а некогда и больше, чем приятельница. – Изя? – вопросительно произнесла Капитолина. – Ты где?

– Да тут, тут! – раздраженно произнес Дамкер.

Глава 3

Времени у него лишь неделя, значит, нужно начать поиски незамедлительно. Суворов взглянул на часы, почти семь вечера. Или отложить до утра? Лучше повнимательнее ознакомиться с досье на этого Райского. Возможно, удастся прочитать нечто между строк. Он вновь перелистал несколько напечатанных на принтере страниц. Странное, однако, досье. Сообщаются привычки, наклонности, даже весьма интимные, но нигде нет ни строчки о том, чем же все-таки занимался Райский. Может, начать с жен? Лучше всего с последней. Третья жена Райского, в досье указано, что ее зовут Маргарита, проживает в районе Сельхозакадемии, туда езды минут двадцать.

Обычный панельный дом, подъезд с исписанными стенами, дверь, конечно, стальная, но не из дорогих. Суворов позвонил.

Долго никто не открывал, хотя за дверью слышался собачий лай, наконец детский голос спросил:

– Кто там?

– Мама дома?

Глава 4

Оставим пока Суворова отсыпаться после ночных приключений и вернемся к Толе Бенову, которому также было поручено разыскать пропавшего Райского.

Получив часть гонорара за поиски, он некоторое время пребывал в недоумении, но позже решил отметить свое приобщение к когорте великих сыщиков. Сотня баксов была разменяна на рубли. Ноги сами понесли к ближайшей забегаловке, где он в одиночестве выпил кружку светлого пива, но очень скоро повстречал двух приятелей и продолжил возлияния в компании уже более крепкими напитками.

Расставшись с сотоварищами, Толя присел на скамейку в сквере и принялся обдумывать ход дальнейших действий. Выходило все весьма просто: нужно пойти по адресу, где обитал исчезнувший, опросить соседей по лестничной площадке, пенсионеров возле подъезда, словом, свидетелей. Глядишь, события и прояснятся. Он двинулся на задание. До Пречистенки было не особенно далеко, и Толя решил не пользоваться общественным транспортом, а малость прогуляться и заодно освежиться. Очередная кружка пива подняла его настроение до невозможных высот. Жизнь наполнилась неведомым доселе смыслом, июньское утро блистало в каждом бутылочном осколке, в каждой высыхающей на глазах луже. Толя ускорил шаг и скоро подошел к нужному дому.

Строение, возведенное, по-видимому, в конце пятидесятых, ничем особенным не выделялось, разве только тем, что находилось в глубине дворов. Толя достал из кармана бумажку с адресом и вошел в подъезд, прохладный и сумрачный, словно пещера. Вот и нужная дверь. Он некоторое время постоял перед ней, размышляя, как себя вести дальше, потом нажал на кнопку звонка. Где-то в глубине квартиры послышались мелодичные трели. Толя прислушался – тишина! Он вновь бессмысленно вдавил палец в эбонитовый кружок.

Рядом щелкнул замок, соседняя дверь распахнулась, на пороге появился мужчина неопределенных лет в застиранной черной майке и спортивных штанах с малиновыми генеральскими лампасами.

Глава 5

Суворов проснулся, как и предполагал, под вечер, как раз в то самое время, когда Толя маялся в вагоне метро. Он потянулся и сел на край кровати. Голова ныла, точно с перепоя, глаза слезились, вдобавок хотелось есть. В квартире было жарко. Суворов включил вентилятор и отправился в ванную. После контрастного душа вроде бы пришел в себя, во всяком случае, почувствовал некоторое облегчение. Голова почти перестала болеть, от липкого пота, казалось, покрывавшего все тело, не осталось и следа. Он прошлепал на кухню, растворил дверцу холодильника, придирчиво оглядел его забитые продуктами недра. Ничего особенного готовить не хотелось, и Суворов решил ограничиться привычным холостяцким блюдом – яичницей с ветчиной. Просто в приготовлении и вкусно.

После чашки крепкого сладкого кофе головная боль совсем исчезла, и Суворов даже повеселел слегка. Он вымыл за собой посуду, убрал со стола и пошел одеваться.

Рита встретила его как старого знакомого, да не просто знакомого – друга! Бросилась Суворову на шею и попыталась расцеловать.

– Какой ужас я пережила ночью! – тараторила она. – В этом жутком доме, и если бы не ты, я, наверное, умерла бы от страха! Знаешь, глаз не смогла сомкнуть, можно сказать, совсем не спала.

– А выглядишь довольно свежей, – заметил Суворов.

Черный винил

В комнате было почти темно, лишь маленькая настольная лампа, скорее ночник, освещала часть журнального столика, на котором поблескивал супером конверт пластинки. Черный картон не имел каких-либо надписей или картинок, но под тонкой пленкой едва заметно просматривался некий неясный оттиск. Возможно, подобное впечатление создавалось игрой света.

Чтобы разглядеть рисунок более внимательно, нужно содрать с конверта супер, поскольку пластинка была запечатана. Игорь таращился на нее, размышляя: сделать это или оставить все как есть? Очень хотелось аккуратно разрезать тоненькую пленку острым ногтем большого пальца, извлечь диск, поставить его на вал «вертушки»

[1]

и опустить на него кривую лапу тонарма.

[2]

И послушать, наконец…Узнать, какие чудеса запечатлены на пластмассе. Неужели действительно все обстоит именно так, как утверждает легенда?

Игорь, можно сказать, не верил в глупые россказни, однако некоторые опасения останавливали профессиональное любопытство. Он смотрел на загадочную пластинку, не в силах на что-то решиться.

По земле медленно катилась июньская ночь. Небеса на западе едва заметно светлели. В распахнутое окно с улицы проникали запахи только что прошедшего дождя, мокрой травы и остывающего асфальта. В кустах отцветающей сирени неуверенно защелкал соловей и тут же умолк. Это было любимейшее время Игоря. Все спят. Никто не мешает наслаждаться музыкой. Включил пластинку, надел наушники… и балдеешь, как любили говорить в его молодости.

И хотя молодость давно прошла, но любовь к рок-музыке осталась. Более того, она переросла в подлинную страсть. Когда-то в начале семидесятых у Игоря, после того как он впервые услышал Led Zeppelin, буквально «крыша съехала». Он благоговейно, с величайшей осторожностью держал в руках пестрый конверт, словно тот был готов вот-вот рассыпаться, а приятель – владелец раритета сообщал ему о том, что диск стоит семьдесят рэ (половина месячной зарплаты рядового трудяги), что он «штатский» (то есть изготовлен в США) и что в нем имеется «крутилка» (картонное колесо внутри конверта, если вращать которое, то в прорезях обложки появляются разные картинки). Ничего подобного Игорь в жизни не видывал!