Смело мы в бой пойдем…

Авраменко Александр

Орлов Борис

Кошелев Александр

Красные звезды так и не зажглись над Кремлем.

Октябрьского переворота не случилось.

Ленин был убит в Разливе.

История пошла другим путем.

Другим но не менее кровавым.

Лучший за многие годы роман в жанре альтернативной фантастики!

Три героя: двое русских — белогвардеец и коммунист — и немец-нацист.

Три правды — белая, красная, коричневая.

Три войны — кровавые и беспощадные, без правил.

Сегодня вам не заснуть. От этой книги вы не сможете оторваться. Такое читают запоем, взахлеб. Этот как раз тот редкий случай, когда вымысел убедительнее реальности.

Пролог

Лето 1917 года

«О роли личности в истории»

…А трое нас было, господин комиссар. Я, Петров Иван, да Серёгин Петька, приказчик Бровкина Ивана Силыча, купца-мануфактурщика. Мы в выходной, 26 числа, июля месяца, поехать решили на Разлив. Отдохнуть стало-нить, в озере искупаться. Ну, как водиться, не без этого. Прихватили с собой. Пивка да пару штофчиков беленькой. Иван Силыч Петьке вроде как в награду выдал… Приехали, скатёрку постелили. По первой выпили, потом по второй. Песни стали петь, наши, русские. «Вниз по Волге» помню, пели… Глядь, идёт тут какой-то хрен, лысенький такой, рыжий. Сразу возмущаться стал, шумите, мол, сильно, спать не даёте. Ну мы вежливенько так его попросили не мешать — а чё, сидим тихо-мирно, ни кого не обижаем. Так этот лысый пуще прежнего раскричался: «Безобгазие!» — кричит, —

«

Безобгазие!

»

… Ванька как услыхал, что тот картавит, так и взбеленился сразу. Это чтобы мне, русскому человеку, всякая жидовская морда да на моей исконной земле указывала, что я делать должон? Да не бывать этому! — И врезал тому лысому прям между глаз, тот икнул только, да юшка из носу брызнула…

Тут чухонец еще какой-то прибег! Руку в карман пинжака цап — ить не иначе, ливорверт у его там. Мы, господин комиссар, как это увидели, да водочка ещё… Ну и сорвались, одним словом… Чухонца — безменом. Ванька — бугай здоровый, а по нонешним временам без безмена опаско ходить… Ась? Да в озеро мы их бросили потом, прям так. А чё? Мы — русские, а тут всякие чухонцы пархатые нам ещё указывать будут? Да ни в жисть!..

…Из рапорта Верховного Комиссара милицейского управления г. Санкт-Петербурга в Главное Политическое управление от 3 августа 1917 года:

…в убитых были опознаны: активный член ЦК РСДРП (большевиков) Владимир Ильич Ульянов (Н. Ленин) и член той же партии Рахья Т. Расследование установило, что убийство произошло случайно, на бытовой почве, в результате ссоры последних с тремя отдыхающими: Афонькиным Фролом Петровым, половым трактира «Встреча»; Петровым Иваном Тимофеевым, скорняком; Серёгиным Петром Устиновым, приказчиком торгового дома «Мануфактура и прочия галантереи Бровкина И. С.». Обращаю Ваше внимание на то, что все трое активные участники «Союза Михаила Архангела».

Историческое отступление № 1. Мюнхен. 1918 год

Полковник Русской Армии Врангель тяжело вздохнул и направил свои стопы в ближайшую пивную. На душе было погано. Он прибыл сюда для переговоров с Рейхсвером. Поскольку, несмотря на мнимую победу Русской Армии в Великой войне она все-таки оказалась проигравшей в большой политике, умные головы в Москве резонно рассудили, что необходимо теперь искать союзников в Германии, так как так называемые «союзники» Англия и Франция показали своё истинное лицо. Командующий рейхсвером генерал фон Сект выслушал русские предложения и взял перерыв на обдумывание. В том, что он согласится, Пётр Николаевич не сомневался, но теперь в ожидании ответа приходиться торчать в этом промозглом Мюнхене. Хорошо хоть финансы в наличии имеются.

В пивной было хорошо, тепло и уютно. Заказав кружку тёмного Пётр сел в уголок и принялся за пиво. Неожиданно он почувствовал на себе чей-то взгляд. Стало немного неуютно, вспомнился фронт. Тогда такое ощущение никогда не подводило — следом прилетала пуля снайпера. Вот и сейчас он машинально сунул руку в карман, одновременно отыскивая высматривающего. Последнее время в Германии было не очень то и спокойно… Этим человеком оказался невысокий брюнет с усами щёточкой, в потёртом пальто, бесцеремонно угадавший в капитане иностранца. Странный, тяжёлый взгляд. Неожиданно сам для себя Врангель сделал приглашающий жест незнакомцу. Тот тоже удивился, но подошёл. Капитан задал вопрос:

— Мы знакомы?

— Не думаю.

— Да вы присаживайтесь, хотите пива?

Часть первая

«Над всей Испанией безоблачное небо»

Капитан Всеволод Соколов. Испания. 1936 год

Я сижу у закопанного по башню танка и смотрю в небо. Там «собачья свалка», к которой лично я не имею ни какого отношения — на верху десяток «Гладиаторов» пытался порвать в клочья тройку «Юнкерсов» с двумя парами 51-ых Хейнкелей. Порвал бы, но на помощь «Кондорам» явились наши «Ястребы» в количестве шести «ишачков», и гордым бриттам сразу стало не до немцев… Вот еще один кувыркнулся. Комету изображает. Если бы ночью, то очень похоже…

Пресвятая Богородица, Перун-батюшка, да что ж за невезение такое? И ведь так всю жизнь…

Когда полковник Малиновский нам приказ зачитал, я, грешным делом, подумал, что сбрендил соратник на почве неумеренного возлияния испанских вин и долгого пребывания на солнышке южном с непокрытой головушкой. Атаковать танками без поддержки пехоты и кавалерии! Да мне даже на двухмесячных казанских курсах крепко-накрепко в голову вдолбили, что танки без пехоты (или кавалерии) в атаку не ходят. И сам я в лагере «Кама» потом будущим танкистам вбивал на занятиях по тактике: «Вы, латники современные, оборону противника проломить должны! А окопы чистить, врага добивать и на позициях закрепляться будет „махра“, серые „топтуны“…» Правда, если подумать, Родион Яковлевич все же был прав: «лягушатники» и «томми» в Испанию как вмешались, так фалангистов крепко попятили. А итальянцы, которые положение выправлять кинулись, еле-еле сами полуживые уползли. Дивизию «Литторио» на ноль помножили, а от дивизии «Божий промысел» дай Бог, чтоб половина уцелела. Потеряли союзнички полста танкеток фиатовских, да добрую сотню орудий, да человеков — двадцать тысяч без малого. Генерал Грациани в истерике бился, у генерала Врангеля в ногах валялся. А Петр Николаевич — человек мягкости необычайной и доброты бесконечной, ну и согласился помочь сразу, не дожидаясь, пока остальные войска генерала Франко подойдут. Еще и «кондоров» уговорил. И пошли помогать…

Если разобраться, то все и хорошо кончиться могло. Тут к соратнику Малиновскому претензий нет. Разведка пролопушила. Поначалу-то наступали лихо и бодро: опрокинули два французских полка, раздавили парочку республиканских бригад, вошли в контакт с британцами, и как следует, потрепали островитян. Позавчера вон на поле 18 «Виккерсов» Mk II небо коптили, а рядышком веселенько так десятка полтора разведывательных «Карден-Лойдов» потрескивают. Ну что твои костры. А под гусеницами кто-то верещит дурноматом. Еще бы, заверещишь, если тебя, родимого, на гусеницы наматывают… А вчера в 10.32 попалась моя вторая рота первого танкового батальона добровольческого корпуса «Варяг» в огневой мешок. Проглядели недотепы разведчики дивизион 4,5 дюймовых гаубиц. В сравнении с грамотно организованной артиллерийской засадой на картине академика Бюлова «Гибель Помпеи» изображен курорт в разгаре сезона. А уж грамотных офицеров в британской армии достаточно…

Сколько моих экипажей обратно повернуло, я не знаю. Но думаю, что не меньше половины. А вот вперед прорвались только моя коробочка и поручика Булгарина. Кстати, потомок того самого, Фаддея Венедиктовича. Одну батарею «томми» мы все же с ним нащупали. Сейчас эта батарея на небесах паек получает. Но обратно уже не повернуть: две другие батареи нас бы быстро в капусту нашинковали.

Обер-лейтенант Макс Шрамм. Испания. 1936 год

Добрый день! Гутен таг! Меня зовут Макс Шрамм. Мне 24 года, немец. Родился в Дрездене, в 1912 году, за два года до начала Великой войны, окончившейся поражением нашей страны. Я не помню, как она начиналась и как шла. Но зато помню, чем она кончилась, хотя мне и было всего шесть лет. Помню вечную пустоту в желудке, несчастные глаза матери, с тоской смотрящие на свадебную фотографию на стене. Мой отец погиб под Ипром, возле Гелувельта, почти в самом начале. Если бы не дядя Карл, его брат, мы бы, наверное, не выжили. У него был небольшой фольварк в Тироле, поэтому он частенько привозил нам еду. Не помню точно, что он нам доставлял, но вкус тминного хлеба до сих пор на моих губах. Помню стрельбу на улицах в дни Веймарской республики. Тогда стреляли много. Все подряд и всех подряд. Помню трупы на улицах, лежащие кучей серого тряпья, лужи застывшей крови. Помню пьяных «революционеров», ввалившихся к нам однажды и утащивших мою мать в темноту ночи. Больше я никогда её не видел. Меня спас опять же дядя, тайно пробравшийся в город и нашедший меня в пустой квартире с разбитой прикладом головой. Видно я не хотел отпускать маму, и кто-то из тех ударил меня. Дядя Карл потом рассказывал мне, что я пролежал почти месяц неподвижно, не разговаривая. Они с тётей Лизхен выхаживали меня молоком и размоченным в нём хлебом. Наконец революционный кошмар кончился. Восстановился кое-какой порядок. Я стал ходить в школу, где у меня появились друзья. Мой друг Макс Хенске познакомил меня со своим отцом, бывшим военным лётчиком, летавшим в войну на тяжёлых бомбардировщика G-4 «Гота» в эскадре Келлера. Именно благодаря его рассказам я заболел мечтой о небе, но это были только мечты, потому что Германию лишили крыльев. Проклятые лягушатники и грязные лимонники! Они всегда завидовали нам немцам и боялись. И когда кайзер подписал капитуляцию, сделали всё, чтобы больше никогда в синее небо не поднялись самолёты с чёрными крестами на плоскостях. Но я мечтал о его бескрайнем просторе и незапятнанной голубизне. Уже к двенадцати годам я знал назубок все самолёты кайзера и их характеристики. Все эти Альбатросы, Таубе, Готы, Фоккеры, все творения графа Цеппелина. Дядя Карл был постоянно занят на ферме, и Отто Хенске заменил мне отца. От него я перенял увлечение моделизмом. Именно он рекомендовал мне поступить в лётно-спортивный союз «Дойче Люфтспортфербанд» и планерную секцию. В 1930 году мы поехали на сборы в Баварию. Мне исполнилось восемнадцать лет. На небольшом аэродроме возле Хофгейсмара мы летали на «Гунне», стандартном планере первоначального обучения авиационных школ «Люфтганзы», государственной гражданской авиакомпании. Именно там нас впервые вывезли в небо на настоящих самолётах, небольших «Клеммах». Вечером мы отправились в пивную, отпраздновать первый полёт на настоящем самолёте. Моё внимание привлекла группа крепких ребят в коричневых рубашках. Вначале мы чуть не подрались, но узнав, что мы спортсмены-планеристы они преисполнились к нам уважения и угостили пивом. Потом мы их, и опять они… словом, расставались мы друзьями навек, и на прощание мне подарили книжку в скромном сером переплёте. Уже в поезде я открыл её и прочитал название — «Майн Кампф», автор Адольф Гитлер… Неожиданно книга увлекла меня, и я проглотил её от корки до корки. И тогда я понял, что это наш Вождь, который возродит Германию из пепла, восстановит её былое могущество и заставит весь мир произносить слово «немец» со страхом и уважением. Именно в этом городке я впервые услышал Гуго фон Эккарта, опытного оратора, выступавшего перед моими новыми друзьями:

— Версальский Договор отказывает нам, побеждённым немцам, в признании национального достоинства, чем наносит оскорбление великой германской нации! — говорил он с трибуны, энергично жестикулируя. — Важнейшие материальные и духовные сокровища нации могут расти лишь в обеспеченном силой бытии. История человечества — борьба рас. Низшие расы обречены на вымирание… На развалинах мира водрузит своё победное знамя та раса, которая окажется самой сильной и превратит весь культурный мир в дым и пепел!

После окончания школы дядя подключил все свои связи, помог и Отто Хенске, порекомендовав меня своим бывшим сослуживцам, так я попал в авиашколу «Гинденбург», которую закончил 12 февраля 1932 года с отличием и полным допуском ко всем типам самолётов, от истребителей до бомбардировщиков, и в числе немногих счастливцев был принят на приёме нашего вождя Адольфа Гитлера в небольшом танцевальном зале на Кайзер-штрассе в Мюнхене, где впервые увидел его живьём. Впечатление было колоссальным…

К чему я всё это рассказываю? Курт, ты меня слышишь, скотина? Куда ты тянешь штурвал?!

Алексей Ковалев, начальник штаба 12-ой интернациональной бригады. 1936 год

Они маршировали по узким улицам Мадрида. Четко отбивая шаг, держа равнение они маршировали по старинным мостовым, знавшим ноги Колумба и шаги Кортеса. А вокруг волновалось и шумело людское море. Улыбающиеся, подбрасывающие к небу сжатые кулаки милисианос,

[1]

орущие во все горло: «Вива Республика!», «Салуд, комарадос!», «Но пасаран!» Раскрасневшиеся девушки бросали им цветы, женщины постарше совали в руки хлеб, фрукты и маленькие кувшинчики с вином. И над всем этим буйством красок юга в безумной синеве испанского неба горело красное знамя — знамя революции и счастья всего простого народа…

Алексей шел перед строем второго батальона. За ним двигались французы, бельгийцы, русские, немцы и множество представителей других стран и народов. А рядом с ним, старательно оттягивая ножки в шевровых фасонных сапогах маршировала переводчица Левина. Товарищ Мария. Маша. Машенька…

Прошло пять лет со дня трагической гибели Надежды. За все пять лет Алексей не обратил внимания ни на одну женщину. Ночами он просыпался в холодном поту от страшного, слишком явственного чтобы быть сном видения и молча грыз зубами подушку. Но время — лучший лекарь. Память наконец сжалилась над Ковалевым и оставила его в покое. Вот уже более полугода, как он перестал каждую ночь вскакивать от вида Надежды с бурым пятном, неумолимо расползающимся по гимнастерке…

Он прибыл в Валенсию в конце сентября 1936 года. Там он и встретился с представителем ЦК Коминтерна Берзинем. Ян Карлович прилетел в Испанию из самой штаб-квартиры Коммунистического Интернационала в Лондоне и в тот момент ведал распределением прибывающих интернационалистов по фронтам. Алексей хорошо знал Яна Карловича по прежней совместной работе и потому не слишком удивился, когда тот предложил ему место начальника штаба 12-ой интербригады, которой командовал чешский генерал Петер Лукач. А потом, уже после знакомства с Энрике Листером и «неистовой Долорес», Берзинь подвел к нему невысокую хрупкую девушку, совсем еще ребенка, с иссиня-черными волосами и сказал:

— Вот, Алексей Петрович, твоя переводчица. Товарищ Левина — прошу любить и жаловать.

Капитан Всеволод Соколов. Осадное сидение. Испания. 1936 год

Новоприбывшие «кондоровцы» вполне симпатичные ребята. Правда с их командиром, обер-лейтенантом Шраммом, я уже имел честь познакомиться в Сарагоссе. Вот уж, воистину: и смех и грех…

Мы в тот день провожали инженер-полковника Астрова и поручика Котина. Они с Путиловского к нам прибыли, чтобы данные собрать по применению своей продукции так сказать в реальных условиях. И по горячим следам.

Хорошо они с нами пообщались. Мы им все про наши «коробочки» выложили: броню бы неплохо потолще, движок помощнее, запаса хода побольше и «пукалку» посерьезней. А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо! Астров сперва огорчился, а потом вроде, и сам уже понял, что мы правы. А поручик, даром что молодой, говорит: по вашим, соратники, рекомендациям будем разрабатывать новую концепцию танка. И как таких толковых людей и не проводить?

В лучшем ресторане в Сарагоссе мы их и провожали. Кроме нас, помнится, человек пять «латинян» сидело и испанцев — еще с десяток. Столы нам сдвинули, еду-питье подали, только-только в кураж входить начали — смотри, пожалуйста, еще союзники прибыли. Немцы. Честно скажу, я против германцев ничего плохого сказать не могу. Бойцы — хорошие, курсанты — серьезные, товарищи — верные. Вот только пить совсем не умеют. То есть пруссаки еще туда-сюда, а остальные… ну, слабоваты. Геноссен в гражданских костюмах сидят, но по повадкам видно: не наши, не танкисты. Летуны.

Мы поднимаем тост за братство по оружию и за единство родов войск. Они вежливо отвечают. Дальше — за фюрера германского народа, Адольфа Гитлера. Они пьют за светлую память генерала Корнилова и вождя России генерала Кутепова. Потом мы вместе поднимаем бокалы за Муссолини — пусть итальянцы тоже порадуются.