Проклятье диавардов (сборник)

Бачило Александр Евгеньевич

Сборник произведений молодого писателя, имя которого уже хорошо знакомо постоянным читателям сборников, подготовленных и изданных Всесоюзным творческим объединением молодых писателей-фантастов при ИПО “Молодая гвардия”.

СОДЕРЖАНИЕ:

Отель “Флогистон”

Инъекция счастья

Галатея

Волшебник

Удобная вещь

Простая тайна

Летучий голландец

Их шанс

Чувствуй себя, как дома

Элемент фантастичности

Ни в сказке сказать

Мыслефильм, или Записки графомана

Ждите событий

Помочь можно живым

Проклятье диавардов

На 1-й странице обложки:

Андрей Самойлов. Свет

На 4-й странице обложки:

Елена Кулинич. Гибель дракона

Александр Евгеньевич Бачило

Проклятье диавардов

ОТЕЛЬ “ФЛОГИСТОН”

Гостиница носила звучное, пожалуй, ярковатое даже имя “Флогистон”. Она не была предназначена для плотного баночного посола командированных, как прочие гостиницы Академии наук, а служила местом проведения красивых, торжественных конференций и семинаров, вплоть до международных. Находилась она довольно далеко за городом, мне пришлось минут сорок ехать стоя в битком набитом автобусе, да еще и бороться со своим чемоданом, который решительно некуда было девать. Зато добравшись наконец до места, я получил за муки некоторую компенсацию.

Автобус остановился в гуще соснового бора у резных ворот, за которыми начиналась территория гостиницы. Я вышел, принял свой чемодан, махнул вслед отъезжающему автобусу и, с удовольствием оглядев обступившую меня природу, прошептал:

— Да-а!

Темные, подкрашенные зеленью мхов сосновые стволы чуть покачивались, в вершинах шумело, но здесь, внизу, царили покой и тишина.

— Уютное местечко, — сказал я и толкнул калитку.

ИНЪЕКЦИЯ СЧАСТЬЯ

Дождь то совсем заливал ветровое стекло, то вдруг отступал, словно отбрасываемый светом фар, и тогда впереди мелькали мокрые стволы деревьев и низкорослые кусты. Холодная сырость проникала сквозь ветхий брезент в кабину, и даже бешеная тряска не могла меня больше согреть. Дороги не было. То, что я принял за дорогу, оказалось всего лишь просекой, неизвестно куда ведущей сквозь лес. Но поворачивать назад не хотелось. Если я еще не окончательно потерял направление, где-то здесь должен проходить тракт. Рано или поздно я выберусь на него, мне просто больше ничего не остается, и вот тогда… какой же русский не любит быстрой езды!

Далеко впереди вдруг мелькнул свет, и скоро отчетливо стали видны фары приближающегося автомобиля. Ну, так и есть! Вероятно, просека выходит прямо к тракту. Вот это удача!

Я не мог прибавить газу, опасаясь налететь на пень или засесть в какой-нибудь канаве в двух шагах от дороги. Однако встречный автомобиль тоже двигался очень медленно, и скоро я с удивлением заметил, что его также кидает на кочках и рытвинах. Что за черт? Еще один горе-путешественник пробирается по просеке? Нет, это, наверное, трактор из лесничества или деревенские браконьерят потихоньку.

Когда до машины оставалось метров тридцать, я уже заподозрил неладное. Навстречу мне двигался точно такой же старенький “газик”, как у меня. Он совершенно синхронно с моим проваливался в рытвины и подпрыгивал на ухабах.

Начиная догадываться, в чем дело, я остановился и вышел из машины. Возле открытой дверцы того “газика” тоже стоял человек. Помахав рукой, я убедился окончательно — передо мной было мое собственное отражение!

ГАЛАТЕЯ

Председатель комитета по созданию искусственного интеллекта академик Федор Сильвестрович Забодаев поднялся со своего места в президиуме и сказал:

— Товарищи! Наше сегодняшнее заседание посвящено демонстрации и обсуждению работы сотрудника Зырянского института летательных аппаратов и ортопедии, кандидата технических наук Кабанчика. Предлагаемое им изобретение выдвигается на соискание звания разумной машины, которое, как вы знаете, до сих пор не было присвоено ни одной конструкции, ни промышленной, ни любительской.

К сожалению, автор не может присутствовать на сегодняшнем заседании, однако предоставленные им материалы дают возможность ознакомиться с изобретением, оценить его достоинства и выявить недостатки. Итак, товарищи, прошу внимания! Оценивается интеллектуальная установка “Галатея”, конструктор — А. Н.Кабанчик, — Федор Сильвестрович обернулся и кивнул в глубь сцены. Ассистент щелкнул клавишей, и в зале зазвучал голос.

Это была двадцатиминутная запись диалога изобретателя со своим детищем. Притихший зал внимательно слушал разговор, все присутствующие, начиная с докторов наук отраслевых институтов и кончая нелегально проникшими на заседание студентами, взвешивали и анализировали каждое слово. По окончании прослушивания в зале еще некоторое время стояла тишина.

Первым взял слово профессор Перебейников: