Серое Братство

Баженов Виктор

Шелонин Олег

Таинственный, мифический орден Серого Братства, в существование которого давно уже никто не верил, но о котором в Вавилоте по-прежнему ходили легенды, внезапно показал свои зубы, проявив пристальное внимание к скромному семинаристу Витору Монастырскому. У круглого сироты, подкинутого когда-то к воротам монастыря, внезапно появилась пара огненно-рыжих «родственников». Брат и сестра Олет с Ксанкой – двойняшки, вечно спорящие о том, кто из них старше и на сколько минут, – резко изменили жизнь будущего монаха. А ведь еще чуть-чуть, и он бы принял сан, но не судьба! Как оказалось, истинное предназначение юного семинариста не посты и молитвы, а как минимум спасение этого грешного мира от страшной угрозы. Витор Монастырский с подачи зловредных «родственников» для начала с треском вылетел из монастыря, а затем события понеслись вскачь…

1

   К славному городу Вавилоту неспешно приближалась крытая тентом повозка, доверху груженная элитным монастырским вином. Экипажем, который тянул за собой мощный конь-тяжеловоз, управлял юный семинарист в монашеской рясе, подпоясанной волосяной веревкой. Правда, управлял – это слишком громко сказано. Вожжи давно уже были брошены. Семинарист, прислонившись спиной к бочонкам, изучал манускрипт, печать которого только что сломал. Конь прекрасно знал дорогу домой и понукать его не было нужды.

   – Тэк-с, почитаем свежую прессу. Что там у нас сегодня по накладной? «Уважаемый господин Торм…» Во, дают! Господин Торм… За сколько лет не научиться работать с гномами – это талант надо иметь Мастер Торм, а не господин Торм! Они бы еще эльфов лесными дикарями назвали. Что там дальше? «…сырец железный от вашей гильдии получили в полном объеме и посылаем Вам, согласно договоренности, десять больших бочек вина, двадцать малых, и две совсем малых элитного крепленого, настоянного в специальных емкостях и обработанного по только нам ведомым секретным технологиям». Вы еще им техпроцесс изложите!

   Юноша пересчитал совсем малые бочонки, удовлетворенно хмыкнул, и отделил три лишних, не значившихся в накладной. Не обманул ключник. Все сделал по уму. А всего-то пара эльфийских безделушек, презентованных его племяшам, ну… и еще одно средство, для того чтобы племяшей у ключника было еще больше. Вит, правда, сильно подозревал, что брату ключника, который почил в бозе пять лет назад, это средство уже не поможет, но, если хороший человек просит, то почему бы не пойти навстречу? Юноша выбил пробку из явно лишнего в повозке бочонка, выдернул из-под себя соломинку, надкусил ее с двух сторон, сунул внутрь и с наслаждением сделал первый глоток.

   – Ух, хороша зараза! – семинарист развернул тряпицу, лежавшую рядом с ним, отодрал от аппетитно зажаренной курочки ножку, с наслаждением вцепился в нее своими крепкими молодыми зубами и вновь углубился в чтение, азартно работая челюстями.

   А дальше было написано: «Особая просьба не вводить во искушение раба Божья Витора недозволенными подношениями во время святого поста и другими нехорошими излишествами, так как душа его не окрепла, ибо он еще не принял сан».

2

   Чем ниже к долу клонилось солнце, тем шумнее становилось на улицах славного города Вавилота, который буквально оживал на глазах с уходом нестерпимого зноя, от которого у жителей только что не плавились мозги. Зноя, от которого не спасал даже легкий бриз, как всегда дувший со стороны моря в дневное время суток. Начал наполняться народом и портовый кабак «У дядюшки Сэма». Моряки были основной статьей дохода этого заведения. Порой они оставляли в кабаке все свое жалованье и возвращались на корабль с пустыми карманами, но довольные и счастливые, в смысле пьяные до изумления. На случай, если клиенты окажутся буйные, хозяин всегда наготове держал пару крепких вышибал у входа. Обслуживал посетителей сам хозяин. Лично. Так уж тут было заведено с давних времен, так было и сегодня, сейчас.

   Дядюшка Сэм, маленький, кругленький человечек с козлиной бородкой, не спеша протирал и без того идеально чистые бокалы, в ожидании новых клиентов, не забывая расточать улыбки старым, которые вели неспешные беседы, усердно налегая на пиво и вино. Только одна группа не удостаивалась его одобрительного взгляда. За отдельным столиком, недалеко от стойки бара, сидела группа юнцов в сутанах. Все они были одинаково стрижены и одинаково подпоясаны волосяными веревками. Семинаристы ничего не заказывали. Перед ними стояли пустые кружки, на которые они грустно смотрели. Они явно кого-то ждали, нетерпеливо посматривая на дверь. Дядюшка Сэм укоризненно покачал головой. Опять все прогуляли. И стипендию, и то, что получали от него за мелкие услуги, выражавшиеся в помощи вышибалам, когда на кабатчика наезжали разудалые выпивохи или пытались взять мзду обнаглевшие стражники. Он предпочитал платить семинаристам. Их услуги стоили гораздо дешевле. Они не зарывались. Святые отцы особой щедростью не отличались. Стипендия в духовной семинарии была мизерная, а если еще закладывать за воротник, до конца месяца на прокорм ни за что не хватит. А с помощью дядюшки Сэма они умудрялись сводить концы с концами.

   – Охо-хо… грехи наши тяжкие…

   Дядюшка Сэм повернулся в сторону правого угла, где над толстым томом Святого писания, прикованного к стойке стальной гномьей цепью, висела икона, и размашисто перекрестился.

   – Будьте любезны, уважаемый, телячьи отбивные и кувшин вина за тот столик.