Первый апостол

Беккер Джеймс

Детектив Крис Бронсон ошеломлен известием, что жена его лучшего друга умерла в результате падения с лестницы на собственной вилле в Италии. Приехав поддержать друга, Бронсон находит на входной двери виллы следы взлома, а над камином, под слоем свежей штукатурки, обнаруживает вмурованный камень со странной надписью на латыни. Чутье подсказывает ему, что смерть женщины не была случайностью и что разгадка убийства кроется в этой таинственной надписи. Бронсон обращается за помощью к своей бывшей жене, специалисту по античной истории, однако их расследование неожиданно становится чрезвычайно опасным. Какие-то силы готовы на все, лишь бы древняя тайна осталась нераскрытой…

Пролог

Весна 67 г. н. э.

Иотапата, Иудея

Несколько человек молча смотрели, как обнаженный еврей отчаянно пытается вырваться из рук державших его солдат. Один здоровенный римский легионер коленями придавил ему руки к грубо обтесанной деревянной перекладине, а второй крепко держал за ноги.

Веспасиан внимательно наблюдал за происходящим, как наблюдал за многими подобными казнями. Насколько ему было известно, еврей, лежавший перед ним, не совершал особых преступлений против Римской империи, но Веспасиан был уже по горло сыт сопротивлением защитников Иотапаты и казнил любого, попадавшегося ему в руки.

Солдат, державший левую руку еврея, немного ослабил давление, чтобы другой легионер смог обвязать запястье жертвы толстой тканью. У римлян был огромный опыт в проведении казней подобного рода, и они прекрасно знали, что с помощью ткани можно ослабить кровотечение из ран. Распятие — публичная казнь, медленная и мучительная, и ни в коем случае нельзя допустить, чтобы осужденный истек кровью за несколько часов.

Глава первая

Несколько мгновений Джеки Хэмптон не могла понять, что ее разбудило. Циферблат электронного будильника показывал 3.18, в спальне было темно. Но что-то ведь нарушило ее спокойный сон. Звук, донесшийся из какой — то части большого старого дома.

Странные ночные звуки были здесь обычным делом. Вилла «Роза» простояла на склоне холма между Понтичелли и Скандрилья, городком покрупнее, уже добрых шесть столетий; старое дерево время от времени поскрипывало и постанывало, а иногда издавало звук, похожий на ружейный выстрел, — реакция на перепады температуры. То, что Джеки услышала сейчас, было чем-то другим, незнакомым.

Инстинктивно она ощупала рукой постель, но повсюду пальцы встречали только широкое пуховое одеяло. Марк все еще был в Лондоне, в Италию он возвратится либо в пятницу вечером, либо в субботу утром. Джеки собиралась лететь с ним, однако строители в последний момент поменяли график, и она вынуждена была остаться.

И тут она снова услышала тот же самый звук — глухой металлический удар. Должно быть, открылась одна из ставен на первом этаже и стучит на ветру. Джеки поняла, что ей не заснуть, пока она все не приведет в порядок. Она зажгла свет, выпрыгнула из кровати, сунула ноги в тапки и потянулась за халатом, свисавшим со спинки стула перед туалетным столиком.