Сердцу не прикажешь

Бэкли Оливия

Судьба сыграла с доверчивой белокурой красавицей Джулией Харди злую шутку. Ее возлюбленный, как, оказалось, был помолвлен и вовсе не собирался отказываться от своей невесты.

Уязвленная в самое сердце, Джулия переезжает в другой город, а вскоре у нее рождается дочь. Несмотря на трудности и лишения, с которыми приходится бороться одинокой молодой женщине, ее жизнь понемногу входит в более или менее налаженный ритм.

И вдруг неожиданный звонок из прошлого.

1

Дверь в подсобку была приоткрыта, и он видел, как она складывала на тележку пакеты с молоком.

Снует и снует, подумал он, взад-вперед, взад-вперед.

Когда она попадала в полосу света, белокурые пряди ее волос сияли так, словно были из чистого золота.

Посмотреть со стороны — настоящая бабочка-лимонница! Неудивительно, что брат влюбился в нее без памяти. Вспомнив о цели визита, Майкл Джойс помрачнел.

Другая служащая магазина — он как раз столкнулся с нею, когда входил, — что-то шепнула блондинке. Та нахмурилась и посмотрела в его сторону.

2

Когда лекция, посвященная творчеству писателя Джозефа Конрада закончилась, Джулия тяжело вздохнула. Теперь придется «Сердце тьмы» штудировать самостоятельно, руководствуясь собственным воображением, которое и так работает на полную катушку с понедельника, когда она, похолодев, услышала до сих пор стоящий в ушах вопрос о том, кто отец ребенка.

Да знает он прекрасно, знает! Не дурак же он, в конце концов.

Предположив, что Джойс опять объявится, она накануне, не заходя домой, после работы отправилась в библиотеку, лишь бы с ним не встретиться. Но вечером миссис О'Брайен сообщила ей, что мистер Джойс заходил. Нет, ничего не сказал, добавила она, когда Джулия спросила, не сообщил ли он о цели своего визита.

Не сообщил, и хорошо! Ее, кстати, это вовсе не интересует. В жизни ее девочки нет места никаким Джойсам. Правда, Майкл, видимо, считает по-другому. Дай Бог, чтобы он поскорей уехал домой и оставил ее с Лулу в покое, подумала она.

— Джулия, очнись! — раздался рядом нетерпеливый голос. — Целых две минуты распинаюсь перед тобой, а ты — ноль внимания. Уставилась в одну точку. Что с тобой?