Рефрейминг - ориентация личности с помощью речевых стратегий

Бендлер Ричард

Гриндер Джон

ГЛАВА 1

Рефрейминг содержания: изменение смысла и контекста

Вы изучили уже шестишаговую модель рефрейминга. В этой модели вы устанавливаете связь с некоторой частью психики, определяете ее позитивное назначение, а затем создаете три вида альтернативного поведения, удовлетворяющих этому назначению. Это превосходная модель для всевозможных целей, работающая в самых разнообразных случаях. В нее встроены способы контроля, подстройка к будущему и экологическая проверка, так что вы едва ли ошибетесь, если будете правильно следовать ей со вниманием к сенсорным восприятиям.

И все же это лишь одна из моделей рефрейминга. Есть несколько других моделей, до которых мы обычно не доходим при семинарском обучении, большею частью по недостатку времени. Одна из них, — так называемый «рефрейминг содержания», — представляет собой наиболее обычный способ применения рефрейминга в терапии. Мы называем его рефреймингом содержания, поскольку в этом случае, в отличие от шестишагового рефрейминга, вы должны предварительно знать конкретное содержание. Есть два вида рефрейминга содержания, и я приведу вам примеры обоих. Один из моих излюбленных примеров — следующий. Лесли Камерон-Бэндлер однажды работала в семинаре с женщиной, у которой было компульсивное поведение — она была помешана на чистоте. Она способна была при каждой уборке вытирать пыль с лампочек!

1 Слово «рефрейминг» есть отглагольное существительное от глагола «reframe», означающего «вставить в новую рамку (ту же картину)«, «вставить в ту же рамку (новую картину)», «заново приспособить», «по новому формулировать». Ввиду невозможности передать русским словом все эти смыслы, одинаково существенные для излагаемого предмета, мы вводим новый термин. — прим. переводчика

Впрочем остальные члены семьи могли перенести все затеи матери, за исключением ухода за ковром. Она тратила значительную часть времени, следя, чтобы кто-нибудь не прошел по ковру, оставив на нем следы, хотя бы и не грязь, а всего лишь в ворсе ковра.

Когда я был подростком, у меня были родственники, покупающие ковер, а затем накладывавшие на него пластиковый дорожки, чтобы можно было ходить только по этим дорожкам. Они же купили пианино и заперли его, чтобы никто на нем не играл, потому что не хотели чистить после этого клавиши. Им надо было бы жить на фотографии... Они могли бы сняться однажды в своем доме, а потому умереть, повесив фотографию в подходящем месте. Так было бы куда проще.

ГЛАВА 2

Договор между частями личности

Применяя шестишаговую модель переформирования (рефрейминга), мы предполагаем, что существует определенная часть личности, которая делает то, что вы не хотите делать, либо не дает вам делать что-либо, подход является одним из способов описания такой трудности, и обычно вы можете организовать ваш опыт таким способом, таким образом. Вы можете сделать так, что любая трудность, с которой встретился человек, всегда принята как точное, поскольку нечто продуцирует трудность.

Тем не менее, иногда более адекватно было бы начать, делая совершенно иное предположение. Вы можете действовать так. как будто бы трудность была обусловлена тем, что две или большее количество частей личности находятся в конфликте. Каждая из них имеет свою полезную функцию и установленный способ ее реализации, не действуя, они наступают друг другу на пятки. Таким образом, нет такой части, которая бы "заставляла вас это делать", а есть две части, каждая из которых делает. нечто полезное, но способы, с помощью которых они это делают, находятся в конфликте друг с другом.

Например, пытался ли кто-нибудь из вас работать, но при этом слушать, что в данный момент вы неспособны сделать это? Знакомо ли вам подобное переживание.? Вы садитесь за стол, чтобы написать статью к определенному сроку или заполнить бланки социального страхования, или сделать что-то еще. Ваша работа лежит перед вами и вы приняли конгруэнтное решение, что в течение ближайшего часа вы будете работать. Вы берете ручку и смотрите на бумагу. Начинаете писать и вдруг внутри себя слышите голос, который говорит: "Привет, беби, хочешь пива? ",

"Интересно, нто по телевизору? ", "Какой чудесный денек сегодня, на улице так солнечно".

Возникает следующая дилемма: опишем ли мы ситуацию так, что внутри нас есть часть, которая мешает вам работать? Или же мы опишем ситуацию так, что внутри вас есть две части: одна хочет гулять и играть, другая — хочет работать.