Апокалипсис-Next 2013. Первый год новой эры

Кассе Этьен

На исходе первого десятилетия XXI века весь мир был взбудоражен слухами о неминуемом конце света, который должен наступить в самое ближайшее время. Привычный для нас мир подошел к той точке, в которой он раз и навсегда изменится. Означает ли это грядущую гибель всего живого на Земле?

Кассе Этьен

АПОКАЛИПСИС NEXT. 2013, ПЕРВЫЙ ГОД НОВОЙ ЭРЫ

К читателю

Не всегда мы ищем тайну сами. Порой она находит нас, так сказать, по собственной инициативе и без нашего желания. Иногда мне вообще кажется, что я уже давно стал чуть ли не семейным врачом для всяких там разных тайн. Так и представляю себе, как они толпятся в очереди перед дверью в мой кабинет в агентстве «СофиТ», толкаясь локтями и время от времени переругиваясь вполголоса:

— Следующая очередь — моя!

— Нет, следующая я! Я занимала очередь вон за той Пожилой тайной, которая сейчас зашла к доктору. А вы пойдете после меня!

И тут появляется какая-то новенькая и нахальная тайна. Протискиваясь вперед всеми правдами и неправдами, она верещит:

Глава I

КУКЛОВОДЫ

Осенью 2008 года я среди прочего работал над книгой о Большом адронном коллайдере. Вернее, тогда я не думал, что работаю над книгой: события стремительно происходили одно за другим как бы сами по себе вплоть до некоего подобия развязки. А уже затем я сел и собрал воедино все материалы, что у меня были. Эта книга давно вышла в свет, и вы, возможно, ее уже прочитали.

Именно в конце 2008-го и в начале одного из самых богатых событиями и запутанными историями за последнее десятилетие 2009 года у меня состоялось несколько приятных и не очень знакомств с самыми разными людьми. Эти люди в дальнейшем приняли (и, без сомнения, еще примут) весьма серьезное участие в моей жизни. Итак, хотя с агентством «СофиТ» никогда не соскучишься — в общем, если так можно сказать, все шло своим чередом. .

Я, конечно, не был баснословно богат, но не припомню, чтобы я проходил несколько кварталов в поисках супермаркета, где сигареты, которые я курю, были бы дешевле (студенческие времена не считаются, тут и так все понятно). Сейчас я живу в отдельной квартире, которая меня вполне устраивает, езжу на автомобиле и могу позволить себе «Долби сэрраунд»

[1]

в качестве аксессуара домашнего компьютера в рабочем кабинете. Я никогда не мечтал заработать миллионы. И будем реалистами — почти наверняка я их никогда и не заработаю. Но, разбирая ежемесячные счета — как свои личные, так и агентства, подписывая чеки на оплату и рассматривая выписки с банковских счетов за предыдущий месяц, я был удручен: денежные дела и здесь, и там обстояли не так хорошо, как в предыдущие месяцы. Несмотря на это, а также на появившиеся в прессе разговоры о надвигающемся серьезном экономическом кризисе, я, как и большинство других, не принимал это всерьез. Даже когда слово «кризис» стало самым популярным во всем Париже, я интересовался им не больше. Других дел хватало. . В общем, я был полностью и вполне искренне уверен, что кризис — это время, чтобы работать еще упорнее, а не сидеть сложа руки и оправдывая всю свою лень падением курса акций американских корпораций и безработицей в Чили.

Именно поэтому я никогда не слышал об Энтони Станковски, известном в Европе экономисте, о котором одним зимним утром мне поведал симпатичнейший комиссар парижской полиции О’Брайен. Спустя некоторое время после начала нашей беседы комиссар сообщил, что неизвестный мне доселе экономист месье Станковски, увы, скончался.

Глава 2

ПОД ШАХОМ

Еще в тот день, когда я возвращался из Сиэтла, где встречался с магистром Секты свободных менеджеров, в Париж, я заметил в парижском аэропорту нездоровое оживление. Всех пассажиров международных рейсов из США и Мексики прямо возле стоек паспортного контроля досматривали врачи. На вопрос, что здесь происходит, я получил краткий ответ: «Свиной грипп». Ту неделю, что я провел в Штатах и которая была более чем насыщена разными событиями для меня, мир тоже не прожил спокойно: его охватила очередная паническая лихорадка под названием «свиной грипп». Что это такое? Кому это было нужно?.

На следующий день, придя в агентство на час раньше остальных сотрудников, я решил выяснить, что же произошло в мире за время моего отсутствия. В материалах, найденных на справочных медицинских сайтах в Интернете, говорилось:

Глава 3

KAЛEHДAPЬ МАЙЯ

Следующим утром на одной из страниц парижской «Пресс-аженти» красовалась статья, озаглавленная: «В 2012 году заканчивается легендарный календарь майя. Наступит конец света». Я невесело усмехнулся: рейтинги и продажи газет падали, и даже некоторые довольно серьезные издания уже не гнушались подобными «желтушными» приемами, чтобы вернуть себе читателей. Я успел прочитать только заголовок, когда меня пронзила догадка. Я быстро вытащил свой листок с кружками и стрелками и впился в него глазами. Возле каждого из кружков стояла дата: 2012.

В 2012 году мир пройдет самую «нижнюю» точку кризиса. К 2012 году вирус гриппа уничтожит более одного миллиарда человек. На 2012 год запланирован запуск Большого адронного коллайдера «на полную мощность». Как там говорится? В 2012 году случится конец света?. Что ж, черт возьми, похоже, что все к тому и идет. Я принялся читать газетную статью:

Что ж, возможно, так оно и было. Ну, то есть в том смысле, что у майя был именно такой календарь. Мы тоже пользуемся днем рождения Христа для того, чтобы отсчитывать дни от этой даты. Впрочем, для газеты эта статья была все-таки весьма странной. В ней не нагнеталась паника по поводу конца света, никто не потрясал в воздухе сенсационными, «жареными» фактами. Проще говоря, статья была рассчитана явно не на массового читателя. Массовому читателю мало дела до того, сколько лет составлял какой-то там «алаутун» в календаре майя. Массовый читатель жаждет пощекотать себе нервишки, отвлечься в метро по дороге с работы домой или полежать на диване, полистывая газету перед включенным «ящиком», — того, что нынче называется «отдохнуть».

Глава 4

ЦЕНА ОШИБОК

Поначалу я долго думал, почему Кир и его компания оставили меня в живых. Потом бросил это дело — у меня была масса идей на этот счет, но я не мог проверить ни одну из них. Да и грех мне было жаловаться на такую развязку.

Так довольно часто бывает: ты неделями топчешься на месте, накапливая информацию, в которой уже почти тонешь, а потом вдруг просыпаешься с совершенно ясной картиной всего происходящего в голове. Но пока что этого не происходило.

Разговор с Киром напомнил мне другой разговор, состоявшийся приблизительно полугодом раньше, разговор с не менее странным, чем Кир, человеком, который Позволял себе появляться и исчезать из моей жизни тогда и так, как ему это было удобно, — до тех пор, пока однажды он не исчез насовсем.