Литовския древности

Киркор Адам

Адам Киркор. Литовския древности // Черты из истории и жизни литовского народа. Составлены, с разрешения начальства, Виленским губернским статистическим комитетом. Вильно. В Типографии Осипа Завадскаго, 1854. С. 7 — 20.

Печатать позволяется с тем, чтобы по отпечатании представлено было в Ценсурный комитет узаконенное число экземпляров. Вильно, 30 Октября 1853 года.

Ценсор, Стат. Советник и Кавалер А. Мухин

Адам Киркор. Литовския древности

(Объяснение виньетки)

В настоящее время, когда Литовския древности обращают на себя особенное внимание ученых, думаю, не безполезно будет представить хотя несколько общих очерков из истории и мифологии некогда могущественнаго Литовскаго Княжества. С этою целью изображены на прилагаемой виньетке развалины замков, до сих пор существующих, и некоторые предметы, добытые из недра земли, где пролежали они целыя столетия.

Как история Литвы, так и памятники ея древности почти до половины нынешняго века оставались неразгаданными. История — это храм, в котором должны умолкнуть страсти, побуждения, житейския связи и отношения. Историк — это жрец истины, повергающий на ея алтарь иногда не токмо собственныя выгоды, но самое спокойствие. Суд настоящаго редко бывает справедлив для историка своего народа; фанатизм, пристрастие позорят доблестное имя, которому суждено быть увенчанным будущим поколением, когда события и время утишат страсти, уничтожат побуждения, отталкивавшия историческия истины, истины неопровержимыя, но попираемыя неведением или заблуждением. И счастлив историк, если при жизни найдет хотя не многих, способных оценить его труд и самоотвержение.

История Литвы и ея столицы, Вильны, обязана своим бытием Феодору Нарбутту

[1]

и Иосифу Игнатию Крашевскому

[2]

. Они изторгли минувшее этой любопытной страны из хаоса, в котором оно блуждало дотоле; освободили от оков заблуждения и проложили прекрасное поприще будущим изследователям. Много ученых бросились уже на это поприще, многих труды приносят уже некоторую пользу; но повторяем, главная заслуга принадлежит безспорно Нарбутту и Крашевскому, и принадлежит не только потому, что они первые посвятили свои труды этому предмету, но и потому в особенности, что в трудах этих видна основная цель: олицетворить великое назначение Историка, т. е. высказать истину, основанную на фактах, критике, соображении и совершенном безпристрастии.

Сколько история Литвы обязана Нарбутту и Крашевскому, столько же археология этого любопытнаго края обязана Графу Евстафию Пиевичу Тышкевичу

Виленская губерния — центр древняго Литовскаго Княжества богаче других памятников минувшаго. Благодаря талантливому Виленскому художнику Викентию Дмоховскому

Развалины Лидскаго Замка

Город Лида построен на самом рубеже древней Литвы и племен Славянских. Основание его относят к ко второй половине XIII столетия, когда удельное Дейновское Княжество было завоевано Литовцами. С того времени Дейново, столица Княжества

[7]

, уступило место Лиде, которая в начале, вероятно, была небольшим поселением Литовским

[8]

. Замок построен в 1326 году В. Кн. Гедимином

[9]

. Строили его Киевские каменщики и Русские пленники из Волыни. Замок окружен с трех сторон водою, а от города глубоким рвом. Каждая из четырех его стен имеет длины 32 саж. толщины 2 саж. и высоты 5 саж. и 2 арш.; на противуположных углах находятся развалины двух высоких башен; близ северовосточной башни — ворота. В одной из башне замка с самаго его основания находилась домовая церковь. [...] В начале XVIII столетия Шведы, во время безпрерывных походов чрез Литву, разрушили во многих местах замок и совершенно разграбили его. Архив из замка после был вывезен Русскими в Смоленск, где сгорел в 1812 году. В продолжении минувшаго столетия замок был еще поддерживаем Лидскими Старостами, имевшими в нем свое пребывание; но с 1794 года, подвергшись совершенному разорению и опустошению, и до сих пор, не смотря на всесокрушающее время, стоит, как немой свидетель всех событий и перемен, свершившихся на Литовской земле.

Бернардинская Башня

В Вильне все восхищаются готическим костелом Св. Анны, забывая о существовании еще одной прекрасной башни позади костела Бернардинов

[10]

, замечательной, как памятник готическаго стиля в этом крае, так и потому, что дает нам понятие о прежнем костеле Бернардинов, много раз опустошенном пожарами. Столько уже было видов костела Св. Анны, а никто не вспомнил об этой башне. Вот почему мы решились представить ее на виньетке. Половина нынешняго фронтона Бернадинскаго костела достроена в начале нынешняго века, после пожара во время войны 1794 года; достройка эта весьма заметна на первый взгляд. Точно также достроен и главный престол, но уцелела еще одна башня, по правой стороне, именно та, о которой мы говорим. С улицы видна только ея вершина, но, чтобы хорошо разсмотреть эту любопытную башню, надобно взойти на двор Бернардинскаго монастыря, позади костела; оттуда она величаво возносится из каменных строений, коими занесена. Она осьмиугольная, гораздо выше крайних башен Св. Анны, и до сих пор уцелела в таком виде, как была построена в 1469 году Казимиром Ягеллоном

[11]

. Такая же точно башня находилась и по левой стороне главного престола, но ныне и следов ее не видно.

Развалины Медникскаго замка

Это одне из примечательнейших развалин в здешней стране. Медники (у крестоносцев Medeniken) были загородною резиденцией Князей Литовских, куда приезжали они преимущественно летом для охоты. Время основания замка неизвестно; но древность его доказывается тем, что здесь не редко пребывал В. Кн. Ольгерд

[12]

со своею супругою Иулианиею. Дорога, ведущая из Вильны в этот замок, а потом городския ворота, ныне Острыя, назывались Медникскими. В 1385 году Великий Магистр Конрад Цольнер 4 недели простоял под Медниками, производя учения и маневры в честь Св. Георгия и отражая нападения Литовцев

[13]

. Здесь часто жил известный Летописец Длугош

[14]

с сыновьями Казимира IV, которых был наставником; здесь же находилась домашняя часовня, в которой несколько лет почивали мощи Св. Казимира до перенесения их в Вильну в построенную Сигизмундом III и Владиславом IV часовню, т. е. до 14 Сентября 1636. Часовня эта до сих пор уцелела

[15]

.

Нынешния развалины составляют четыреугольную каменную стену из кирпича и камней, длиною около 249 аршин, шириною 195, вышиною 16. Внутри обширный плац, вмещавший все строения замка, кои, вероятно, были деревянными. На северо-восточном углу была четыреугольная в три этажа башня, из коих в каждом могло быть по две большия комнаты. Еще в прошлом году я видел дубовую лестницу, ведущую во второй этаж. Весь замок окружен глубоким рвом.

Замковая гора в Вильне

[16]

Здесь представлена только часть Замковой горы насупротив Кафедральнаго Р. К. Собора, с башнею древняго замка, обращенною в 1839 г. с деревянною пристройкою в телеграф. Гора эта играет важную роль в истории Вильны; чтобы разсказать ее историю, надобно разве разсказывать целую историю города. На ней убит знаменитый тур Гедимином, здесь первое основание Вел[ико] Княжеского жилища с языческим храмом, обращенным при Ольгерде в православную церковь

[17]

, а при Ягайле

[18]

в Р[имско-] Католический костел Св. Мартина, разрушенный пожаром, но коего следы до ныне видны. В 1396, 1513, 1520, 1538, 1542 г. замок был истребляем пожаром. Во времена Сигизмунда Августа

[19]

здесь помещалась богатая его библиотека, завещанная им Иезуитам, а еще прежде Арсенал, основанный В. Кн. Александром

[20]

и называвшийся Александрийским. Костел Св. Мартина уже под конец XVI ст. был в развалинах. Со времен Иоанна Казимира (1655—1661) разрушенный во время войны с Россиею

[21]

, не возстал более. Ученый Нарбутт утверждает, что замок этот имел подземный ход или туннель с лестницею, ведущую к реке Вилии. Туннель этот мог быть сделан как для доставления воды в верхний замок, так и для бегства во время опасности. Подобным образом бежал В. Князь Явнут

[22]

, когда, после смерти матери его Еввы, Трокский Князь Кейстут

[23]

с одним из придворных Явнута, Иваном, предавшимся на сторону Кейстута, хотел нечаянно схватить его ночью. По тогдашнему обычаю все замки, построенные на высоких горах, имели подобные подземные ходы.