Бригадир. Не будет вам мира

Колычев Владимир

Досиживает свой срок лидер криминальной подмосковной бригады Спартак Никонов. Эти годы не прошли для него впустую. Он стал «законником», крепко держит зону и воровской общак. Да и на воле у него все схвачено. Однако проблемы пришли, откуда не ждали… Младшая сестра Спартака Катя закрутила любовь с молодым бандитом Костей. Одновременно на нее положил глаз известный олигарх Красновский. Он похищает Катю, но, узнав, что она сестра самого Спартака, отпускает ее. При этом все стрелки он искусно переводит на Костю: дескать, похищение – его работа. Даже Катя в это поверила. Скоро Спартак выйдет на волю, и тогда он разберется, кто прав, кто виноват. И суд его будет суровым, но справедливым…

Часть первая

Глава 1

Прохладно на улице, ветрено, небо затянуто тучами, дождь моросит, лужи под ногами, и через это ненастье мчатся автомобили – мокрые, грязные, злые. На их фоне новенький «Мерседес» мог бы стать приятным исключением. Возможно, машина только что выехала в большой мир из автосалона: чистая она еще, непорочность в сиянии лака. Но исключением она, увы, не стала, потому что выплеснула свою злость, причем в буквальном смысле.

На светофоре загорелся зеленый человечек, но запрещающий сигнал не для «хозяев жизни». «Мерседес» промчался на красный свет, взорвав колесами лужу.

– Сволочь! – взвизгнула Варвара.

Ей досталось больше всего. Крупные брызги полоснули ее по лицу, напитали влагой челку, испачкали куртку и джинсы. И Кате тоже не повезло. Грязные капли забрызгали пальто, намочили подбородок, а одна попала на губы, и ей пришлось отплевываться, чтобы избавиться от чувства отвращения.

Зато Лариса успела отскочить назад. И еще при этом схватила за руку Варвару, чтобы увлечь ее за собой. Ни одна капля не попала на нее, но это не помешало ей выразить свое возмущение:

Глава 2

Арбалет не выдержал и переключил на «Русский шансон».

– Вот это вещь, это я понимаю! На кабриолете, куда-нибудь!.. Хотел бы я куда-нибудь на Канары зарулить…

Арбалет потянул на себя руль, как летчик – штурвал самолета. Как будто взлететь на «бумере» хотел. Но машина, конечно же, продолжала катить по дороге. Никакие Канары Арбалету не светят – во всяком случае сейчас. Работы валом. Коммерсанты все больше наглеют, братву кидают, под ментовские «крыши» переходят, а то и вовсе своей охраной обрастают. А Карп каждым своим клиентом дорожит и так просто никого от себя не отпускает. Он крутой и никого не боится, даже ментов. Поэтому и с ними приходится на разборки выезжать, если, конечно, это не РУБОП или спецназ. С обычными, районными ментами Карп особо не церемонится. Если вопрос на «стрелке» не решается, то к проблеме и киллер подключиться может.

Глава 3

Артур манерно закатывал глаза.

– Катя, ты даже не представляешь, что здесь было! Ворвались эти ужасные бандиты! Избили Ролана! Меня чуть не избили! Ираклия Борисовича терроризировали!

Катя с удивлением смотрела на него. Она догадывалась, какая ориентация у Артура, но в глаза это обычно не бросалось. Он не был похож на классических геев с их жеманностями и манерностями. Разве что излишне много внимания уделял своей внешности. А сегодня его как прорвало. И руку на изломе держит, и в голосе какая-то женская визгливость. Видимо, бандиты произвели на него слишком сильное впечатление. И возможно, он даже сожалел о том, что эти страшные – ну очень страшные – люди не избили его. Во всяком случае, ей так показалось. Может, она и не искушена в извращенностях современной жизни, но про мазохистов слышала.

Она только что вернулась с гастролей. Побывала дома, перевела дух под душем, привела себя в порядок и отправилась в офис к Валерьеву. Отдохнуть как следует не успела. Принять бы ванну, выпить стакан горячего чаю и спать до позднего утра. Но предстояла встреча с композитором, у которого Валерьев купил новую песню для нее. Он должен был ознакомить ее со своей композицией, объяснить, под каким соусом он ее слышит. Отказаться от такой встречи Катя не могла.

Тяжело ей, но она не жалуется. Сама выбрала для себя такую жизнь. До звездного олимпа она еще не дотянулась, но ее уже знают, и кое-какие поклонники есть. И все благодаря Ираклию. Это он вывел ее на эстраду с песней, которая с ходу вошла в десятку всех российских хит-парадов.

Глава 4

Костя зло смотрел на Варвару. Из-за нее он попал в дурацкое положение, и это из-за нее ушла Катя.

– Ты зачем сказала, что я бандит? – жестко спросил он.

Что есть, то есть, и прежде всего он сам в этом виноват. Но Варвара могла бы и промолчать.

– Извини, с языка сорвалось.

– Дура.

Глава 5

Голос у Катенка нежный, звонкий, и петь она умеет. Сама такая хрупкая, нежная. Косички с бантиками, платье треугольником, белые гольфы, лакированные туфли на низком каблуке. Режиссер видеоклипа удачно создал образ школьницы. Только не все реагировали на него здраво.

– Некислая телочка! Я бы ей втащил по самое это…

Что взять с зэка, у которого с голодухи одни бабы на уме? Ни культуры, ни воспитания, в голове сплошная пошлятина. А тут телевизор, и юная певица на экране, вызывающая нездоровые желания.

Телевизор показывал в холле лагерного лазарета. Спартак шел мимо, но его привлек голос Катенка, и он остановился. А тут эта оголтелая реплика… Какой-то зэк с лошадиным рылом посмел опохабить Катю, да еще во всеуслышание!

Спартак помнил Катю младенцем, на его глазах она делала первые шаги. Он уже служил в армии, когда она пошла в первый класс, но мама присылала фотографии, он видел ее маленькой девочкой в школьном платье с белым фартуком, с огромными бантами. На губах счастливая улыбка, в руке букет цветов… И сейчас какая-то мразь глумится над этим невинным ребенком!

Часть вторая

Глава 10

Озерная гладь серебрится под солнцем, рыбак на мостках закидывает удочку, стая уток поднялась из камышей. Спартак подъезжал к поселку, путь к которому занял у него ровно три года.

Он хорошо помнил тот день. Они с Юлей собирались вселяться в свой новый дом, она приготовила сырные тосты с ветчиной, налила кофе в термос. Они подъезжали к поселку, но у самых ворот их остановили менты. Ретивый подполковник перепутал Юлю с подругой Мартына, что находилась в розыске, схватил ее за руку, грубо вытащил из машины. Терпение у Спартака лопнуло, и он спустил кулак с привязи. А удар у него будь здоров…

Незадачливый подполковник не один месяц провел в коме, а Спартак – в следственном изоляторе. Мент выжил, потому приговор был не самый суровый. Но и три года строгого режима – это все-таки срок.

Но вот прозвенел звонок, Мартын и Гобой приехали за ним в лагерь, на лимузине увезли в аэропорт. Два часа лету, и он уже в Москве. Во Внуково их ждал почетный эскорт, который и доставил его в поселок. Вот уже и озеро как на ладони, ворота видны. Лишь бы только на засаду, как в прошлый раз, не нарваться.

Но нет, все в порядке. Машины одна за другой въезжают в проем ворот, охранники в черной униформе вытягиваются в струнку – так часовые берут «на караул». Элитный поселок – особняки, коттеджи. Дома здесь строились только для своих, поэтому для чужих этот поселок представляет собой неприступную крепость. Здесь можно спокойно гулять по улицам, пить пиво в летнем кафе, не опасаясь снайперов и прочей нечисти. Но, главное, здесь нет лагерной администрации, часовых на вышках, и Спартак совершенно свободен. А это чувство опьяняет…

Глава 11

Смазливый брюнет с теплыми глазами произвел на Ираклия приятное впечатление. Но его манерное поведение и женские ужимки начали раздражать. Женя обладал хорошим голосом, прекрасными внешними данными, но все-таки этого было недостаточно, чтобы стать звездой. Парень это понимал, но сдаваться не хотел. Потому и строил глазки продюсеру, как будто знал, что это его заводит.

Да, склонность к мужчинам у Ираклия была. Иногда дело доходило до греха. Но в основном он старался держать себя в узде. И уж точно не позиционировал себя как представителя сексуального меньшинства. Кто-то на эстраде набирал очки на таких пристрастиях, причем довольно успешно, но этот путь не для Ираклия. Он стеснялся своей нестандартности, комплексовал, потому и превозносил свою жену Ларису. Она была единственной женщиной, с которой он хотел заниматься сексом. Может, потому, что ее внутренняя природа близка к мужской, но это не суть важно. Главное, что Лариса женщина и может рожать детей. Она сейчас на седьмом месяце беременности, и он счастлив, что у него нормальная семья, ничем не отличающаяся от других.

Возможно, Женя и возбуждал его воображение, но все-таки он больше раздражал.

– Ираклий Борисович, может, мне привести своего друга? – зажеманился парень.

– Зачем? – возмущенно посмотрел на него Валерьев.

Глава 12

Баня была построена в стиле древнеримских терм. Облицовка стен, панно, карнизы, колонны, пол – все из мрамора. Окна и двери из бронзы. В полах и стенах специальные полости, в которых циркулировал горячий воздух из печи. На входе гостей встречала хозяйка-гетера; в аподитериуме она омыла Клинчу ноги, угостила вином с маслинами, проводила его в теплый и уютный тепидариум, откуда он потом отправился в жаркий лаконикум. После парилки его ждал фригидариум с бассейном, где плавали обнаженные фурии.

Экзотика эта стоила больших денег, но Клинч ни копейки не заплатил за нее. Это часть наследства, которое оставил ему Карп. Хозяин этой баньки зависит от него с потрохами, потому и девочек организовал ему отборных. Длинноволосая блондинка лежала на воде в позе отдыхающей лягушки, но выглядела при этом как голая царевна. Спина красивая, сильная, талия тонкая, с крутым переходом на бедра, попка пышная, расслабленная и смотрится жуть как возбуждающе. Только настроение какое-то вялое.

– Этого, Никона пробивали, – сказал Типун, он же лучший друг и самый надежный соратник. Без него Клинч, как без правой руки. И без одного глаза. – В законе мужик. Реально в законе.

– Только Никону не говори, что ты его пробивал, – хмыкнул Шайтан. – А то самого пробьют. И мужиком его не называй…

Шайтан сам отмотал четыре года за вымогательство, знал тюремные расклады, но поправлял Типуна не потому. Он сам хотел быть правой рукой Клинча и ревновал Типуна, которому досталось это место. Трения между ними, но Клинч не пытается их унять. Правильно говорили древние, разделять надо, чтобы властвовать. Пока Типун и Шайтан в контрах, можно не переживать, что кто-то из них целится на место центрового. Им бы сейчас друг друга сгрызть, а потом уже за Клинча приниматься. Но у него жестокая постанова: если с кем-то из них двоих что-то случится, то и другой сразу же отправится на тот свет.

Глава 13

Запись песни – это такая морока, что ехать никуда не хочется. Но Катя все-таки заставила себя подняться рано утром. Ее вдохновляла мысль, что композиция, предложенная ей Валерьевым, действительно выше всяких похвал. Это стопроцентный хит, и крутить его будут во всех радиоротациях. А еще эта песня выведет Катю в финал «Песни года», и миллионы людей увидят ее на главном телевизионном канале страны. А возможно, поступит предложение сняться в каком-нибудь новогоднем проекте вроде «Старые песни о главном».

– Ты куда? – спросила Варвара.

Катя посмотрела на нее с тщательно скрываемым раздражением.

Не приглашала она Варвару к себе в гости, сама напросилась и еще на неделю осталась. Похоже, она понравилась Спартаку, поэтому он и не стал возражать. А надо было бы выставить ее за порог, чтобы под ногами не путалась.

Не нравилась ей Варвара. Потому что завидущая она и навязчивая. Спасу от нее никому нет… Но все-таки она подруга, и выгнать ее язык не поворачивается.

Глава 14

Снова концерт, снова полный зал.

Зал, правда, не очень большой, и цветы несут нанятые Валерьевым люди, к тому же концерт этот – сборная солянка, в котором участвуют его протеже. Но, как бы то ни было, людям нравятся ее песни. Катя всеми фибрами души чувствует это. Это ее первый концерт после незадачливой паузы, и она рада, что публика приветствует ее. А ее новый хит и вовсе принят на ура…

Она очень устала, но в гримерку возвращалась с легкостью окрыленного ангела. Атлетичный Юра шел впереди, такой же крепкий на вид Гена – позади. Один телохранитель в авангарде, другой – в арьергарде. И от них никуда не деться, потому что такую установку дал Спартак. И даже сам Валерьев не в силах избавить ее от их опеки.

Не нужны ей телохранители. Во всяком случае сейчас. Она еще не настолько популярна, чтобы фанаты бежали за ней, тянули руки к ее платью, желая разорвать его на сувениры. Вот когда она станет настоящей звездой, тогда без охраны никуда. А сейчас эти ребята ее тяготили.

Юра открыл дверь в гримерку и тут же сунул руку под полу пиджака, стал вытаскивать пистолет. Катя глянула через его плечо и увидела Красницкого. Он сидел в кресле за ее трюмо и с удивлением смотрел на парня. Он был один, без охраны, и это подкупало.