Путешествие вокруг света

Крузенштерн Иван Федорович

200 лет назад, в 1806 г., произошло знаменательное событие не только в истории российского Флота, но и в истории всей России - было блистательно завершено первое отечественное кругосветное плавание на кораблях "Надежда" и "Нева" под начальством И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского. Во время трехгодичного путешествия русские моряки показали всему миру, что они и превосходные мореходы, и трудолюбивые, добросовестные исследователи, обогатившие мировую науку новыми географическими открытиями.

Об этом ярко, увлекательно поведал И. Ф. Крузенштерн в своих записках. 

Первая и вторая части по 1-му изданию, но в современной орфографии. Добавлены рисунки из Атласа к Путешествию…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

I. Как в самом путешествии, так и в таблицах, к оному приложенных, счисление времени принято Григорианское, по той причине, что вычисление всех наблюдений производимо было по Аглинским или Французским Эфемеридам, которые, как известно, сочинены по Григорианскому стилю. беспрестанное переведение сего нового стиля в старый, могло бы причинить погрешности, которых, не смотря на всевозможное внимание, трудно было бы избегнуть.

II. В самом путешествии я употреблял гражданское счисление времени, а в таблицах суточных счислений астрономическое, не разделяя часов на вечерние и утренние, но считая непрерывно 24 часа от одного полудня до другого. Так например 10 часов есть 10 часов вечера, а 22 часа 10 часов утра. Многие Аглинские мореходцы употребляли сие счисление в описаниях своих путешествий, хотя оное мне более привычным кажется в таблицах, нежели в историческом описании путешествия, поелику употребление гражданского счисления времени для всякого рода читателей внятнее.

III. Долгота места всегда считается от меридиана Гренвической обсерватории, который лежит от Санктпетербурского меридиана 2°, 1, 12",4 к западу. В плавании от Кронштата до Гренвического меридиана долгота считается восточная, потом к западу до совершения всего круга, а после опять до нашего прибытия в Кронштат восточная.

IV. Румбы, показанные в сем сочинении, все исправлены по склонению компаса, выключая где именно сказано, что помянутые румбы суть по компасу.

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПРИГОТОВЛЕНИЕ К ПУТЕШЕСТВИЮ

1802 год Август.

В 1802 году Августа 7 дня, определен я был Начальником над двумя кораблями, которые назначено было отправить в Камчатку и к северозападным берегам Америки. предполагаемо было отправить сию Экспедицию в сем же году, чего однакож произвести в действо было не можно. Быв уверен, что кораблей на таковый конец годных не только совсем не было, но и сыскать их в России нельзя, почитал я предприятие сие невозможным. Хотя для отвращения сего препятствия думали послать грузы в Гамбург, и там купить корабли, но как надлежало в таком случае весьма спешить и покупкою и нагрузкою кораблей, и при всем том нельзя было отправиться прежде Октября или Ноября, то счел я за необходимо нужное представить о всех вредных следствиях, какие могут произойти от поздного отправления и поспешной покупки кораблей, от благонадежности которых должен зависеть успех Экспедиции тем более, что я имел намерение идти около мыса Горна, к которому по выходе из Гамбурга в Октябре или Ноябре месяцах следовало придти в самое худое время года. Представление сие было уважено, и отправление отложено до другого лета.

Выбор Начальника другого корабля предоставлен был моей воле. Я избрал Капитан-Лейтенанта Лисянского, отличного морского Офицера, служившего со мною вместе во время последней войны в Аглинском флоте, и уже бывшего в Америке и Ост-Индии; почему я и имел случай узнать его. Путешествие наше долженствовало быть продолжительно, и для благополучного окончания оного требовалось общей ревности, всегдашнего единодушие, честных и беспристрастных поступков. Противное сему могло бы подвергнуть нас многим весьма неприятным, а может быть и бедственным приключениям, тем более, что вся Экспедиция хотя и состояла из людей военных, однако была не совсем военною, но частию и коммерческою. Таковые причины налагали на меня обязанность избрать Начальником другого корабля человека беспристрастного, послушного, усердного к общей пользе. Таковым признал я Капитан-Лейтенанта Лисянакого, имевшего как о морях, по коим нам плыть надлежало, так и о морской Астрономии в нынешнем усовершенствованном её состоянии достаточные познания.

Сентябрь.

ГЛАВА II. ПЛАВАНИЕ ИЗ РОССИИ В АНГЛИЮ

180З год. Август.

Августа 7 го по полуночи в 9 часов переменился ветр от SW к StO, и в 10 находились мы уже под парусами. В сие время прибыл на корабль Адмирал Ханыков, пожелать нам щастия и проводил нас до брантвахты, стоявшей на якорях в 4 х милях от Кронштата.

День был самый прекрасный и теплый, термометр показывал 17 град., но не взирая на то надобно было ожидать худой погоды: ибо морский барометр опустился в несколько часов на 4 линии, а имянно от 29,90 на 29,50. В полдень Толбухин маяк находился от нас NO 74°, расстоянием на одну милю; в 8 часов вечера маяк острова Сескара был от нас SW 20°. В 10 часов сделался свежий ветр от SW, который принудил нас лавировать целую ночь; на другий день ветр усилился и дул при пасмурной погоде от SW и W так, что ход наш был очень не успешен, и мы, находясь в виду острова Гогланда, не могли обойти оного. 10 го числа ветр утих, и погода сделалась опять прекрасная; в полдень по наблюдению широта 60°.3.39"., долгота по хронометру восточная 26°.58.15"., считая от меридиана Гринвичской обсерватории. В два часа по полудни обошли мы остров Гогланд. 11 го брал я многократно лунные расстояния, из которых, вывел долготу в полдень 26°.48,00; по хронометрам же была оная 26°.41.19". В полдень широта 59°.56.00" северная. Наконец, к немалому нашему ободрению, ветр отошел к SO. В 9 часов вечера увидели мы Коткарский маяк на StW в 8 ми милях. Восточная долгота сего маяка вычислена мною по хронометрам 25°.27.25". В 12 часов ночи по счислению нашему миновали мы Ревель, а в 6 часов утра Пакерорский маяк и остров Оттесгольм. В 10 часов увидели маяк на острове Дого; в полдень находился он от нас SO 14°; по полудни скрылся из виду. Восточная долгота сего маяка найдена 22°07.10". Пакерортского же 23°.51.18". Августа 13 го под широтою 57°.44 30"., и под долготою по хронометрам 30°.00,45". нашел я по многим двумя компасами учиненным наблюдениям склонение магнитной стрелки 13°.15.10". западное, которое, по принятому обыкновенно правилу, между островами Дого и Борнгольмом считается полтора румба, т. е. около 17 градусов. 14 го в пять часов утра увидели мы остров Готланд, плыли вдоль берегов оного, в расстоянии 10 или 12 миль, любуясь приятными его видами; но удовольствие наше нарушилось печальным приключением: ибо, в 8 часов утра упал нечаянно с Невы Матрос в море. Хотя немедленно спущено было гребное судно, однако не могли уже спасти его. Он умел отменно хорошо плавать, и был крепкого сложения; по чему и должно полагать, что при падении получил сильный удар, отнявший у него силы держаться на поверхности моря. В 4 часа по полудни увидели мы оконечность Готланда, называемую Гобург на NWtN в расстоянии 12 миль. Восточная долгота оного найдена мною по хронометрам 17°.37.50". В пять часов, под широтой: 57°2.50"., склонение магнитной стрелки было 14°.45.00". западное. В 12 часов следующего дня увидели мы с марса остров Еланд; а в 4 часа по полудни, находящийся на южной оконечности сего острова маяк был от нас NW 39 градусов в расстоянии 15 миль. Восточную долготу сей оконечности нашел я по хронометрам 16°.28.30". Судя по счислению, должны мы были проходит мимо Борнгольма в 9 часа ночи при свежем от OSO ветре с пасмурноною погодою, по чему и почел я нужною предосторожностию на несколько часов лечь в дрейф. Мы увидели сей остров на рассвете; северная оконечность оного находилась от нас SSO в шести милях, восточная долгота сей оконечности на коей построен Коммандором Левенорном отменно хороший маяк, найдена по хронометрам 14°.42.20". В половине 3 го часа открылся остров Меун. Бывший тогда довольно свежий ветр сделался столь слабым, что мы принуждены были в 9 часов вечера стать на якорь, в расстоянии 21 й мили от Копенгагена. На другий день поутру рано снялись с якоря, и в 5 1/2 часов вечера пришли на больший Копенгагенский рейд, где и стали на якорь, на глубине 7 1/2 сажен, грунт ил; Крон-батарея находилась от нас SW 50°. Вскоре потом с сей батареи прибыл к нам Офицер с привествованием и с изъявлением со стороны Правительства готовности к поданию нам помощи нужной для поспешнейшего окончания работ. Мне надобно было корабль свой совсем перегрузить; по чему и просил я о позволении произвести сие в действо на малом рейде, в чем Адмиралтейств-Коллегия мне и не отказала. На другой день, по получении сего позволения немедленно свезен был порох. 20 го Августа пошли мы туда с Невою, и оба корабля легли фертоень. Адмиралтейство дало нам для выгрузки большие лодки: и там хотя могли мы без замедления начать свою работу, но оная непредвидимыми обстоятельствами была задержана. По прошествии 10 ти дней, когда почти все уже было готово, полученное от Консула нашего из Гамбурга письмо поставило нас в необходимость с крайнею неприятностию работу перегрузки начать снова. Г. ну Консулу препоручено было сообщить мне совет, чтобы купленную в Гамбурге солонину пересолить непременно; ибо в противном случае может оная скоро испортиться. Сие так поздо полученное уведомление нашел я столь важным, что не мог оставить оного без исполнения, не взирая даже и на то, что почти весь корабль надлежало для сего выгружать, потому что Гамбургскую солонину, по особенной её доброте, погрузили мы на самый низ, в намерении употреблять ее не прежде как чрез два года. При пересаливании открылось, что чрез несколько месяцев надлежало бы бросить оную в море, для того что некоторые бочки и тогда оказались уже испорченными. Я велел осмотреть так же большую часть и С. Петербургской солонины, которая нашлась вообще лучше Гамбургской, выключая худых бочек, замененных мною новыми. Сия предосторожность была столь необходима, что без оной конечно лишились бы мы целой половины сей провизии.