Последний выход Жукова

Лавров (мл.) Алексей

Цикл иронических детективов о Михаиле Васильевиче Жукове, крепко пьющем студенте-филологе Педагогического института, и его престарелой, но мудрой бабке Марье Сидоровне.

Героизм под градом пуль, доброе сердце и острый ум помогут частному сыщику обдурить жуликов, ограбить воров и убить убийц. Впереди — новые горизонты!

Последний выход Жукова

«последняя повесть о М. В. Жукове

и его престарелой бабке»

«затрагивает важнейшие вопросы»

«рекомендовано для семейного чтения»

Глава 1

Старуха зашла в магазин, дабы купить себе две бутылки «Русской» и грамм двести колбасы «Рязанской» на сдачу. В магазине было полно народа, поэтому старуха, чтоб было быстрее, размахивала своим револьвером 32 калибра и пробиралась к прилавку сквозь узкий проход, появлявшийся перед ней в плотной массе покупателей.

— О! Марья Сидоровна! — закричала сбоку

какая-то низкая бабка в армейских ботинках, — голубушка, возьми и мне полкило колбаски да маслица килограммчик! — Обязательно, Вероника Павловна, — вскричала старуха и в последнем усилии прорвалась к прилавку, на который высыпала кучу денег и быстро перечислила, что ей надо из продуктов первой необходимости.

Продавщица запихала купленное в рюкзак старухи, и та гордо зашагала из магазина. На улице ее ждала Вероника Павловна. Старые подруги разговорились, и Марья Сидоровна к какому-то слову заметила, что ее внук Миша Жуков запил, и вот уже две недели, по ее достоверным сведениям, сидит дома в кухне на полу и допивает третий ящик азербайджанского коньяка. Так как в заначке у него еще два ящика этого напитка и десять литровых бутылок спирта «Royal», то он не выйдет из кухни по ее скромным подсчетам еще где-то с месяц. А она сама уже стара, не так метко, как прежде, стреляет, и вообще соскучилась по Мишеньке!..

— Да, дела! — огорчилась сердобольная Вероника Павловна и, поразмыслив минутку, добавила, — есть тут у меня знакомые, у них дело пустяковое. Что-то вроде ограбления. Дать им телефон Мишеньки?

Глава 2

Жуков сидел на полу в кухне своей однокомнатной квартиры, курил и с удивлением наблюдал, как только что начатая бутылка коньяка, перебирая кривыми синенькими ножками, забирается по стене на потолок. Жуков выхватил свой любимый автоматический кольт, но вдруг вспомнил, что кольта-то у него и нет. Жуков заплакал и, сняв убежавшую бутылку с люстры, сделал глубокий и долгий глоток. Такой глубокий и долгий, что коньяк в этой таре закончился.

Жуков погасил папиросу о свой портрет, написанный в интересной цветовой гамме Ренуара самим Ренуаром, и пошел к телефону. Телефон звонил не переставая второй час. Жуков снял трубку. Там гавкнули. Жуков помотал головой и, наконец, различил женский голос, сказавший:

— Будьте добры, позовите к телефону Михаила Васильевича Жукова.

— Я — Михаил Васильевич Жуков, — сказал Жуков.

— Вы? — очень удивились в трубке.

Глава 3

Ровно через час раздался звонок в дверь. Жуков удивился такой пунктуальности, отставил недопитую вторую бутылку коньяка из четвертого ящика и пошел открывать. На пороге стояло прелестное милое и юное создание. На создании была одета джинсовая мини-юбка, а сверху такого же материала курточка, из-под которой выглядывала голубенькая футболка. Девушка имела черный ежик на голове и серьгу в левом ухе.

— Вы так и будете меня рассматривать? — спросило создание.

— Если можно, — ответил Жуков, но все-таки отошел, чтобы пропустить посетительницу в квартиру.

Теперь девушка с интересом разглядывала Жукова, потом грациозно подала руку и представилась:

— Лаура!

Глава 4

Прошло уже больше часа после посещения Жукова Лаурой. Юноша сидел в задумчивости на полу в кухне и курил, даже забыв о коньяке. Пока в его голову не пришло ни одной, в том числе бесполезной, мысли. Затрезвонил телефон. Жуков взял трубку, мягкий мужской голос вкрадчиво спросил:

— Жуков? Михаил Васильевич?

— Да.

— Вы уже согласились взять дело программиста?

— А с кем говорю? — поинтересовался Жуков.