Пароль - Балтика

Львов Михаил Львович

Аннотация издательства: В книге рассказывается о боевых действиях летчиков Первого гвардейского Краснознаменного минно-торпедного авиаполка в годы Великой Отечественной войны. Автор — непосредственный участник многих описанных в книге событий — тепло и проникновенно пишет о крылатых героях Балтики, их мужестве и героизме в борьбе с гитлеровскими захватчиками.

Вступительная статья

Есть корабли и части, которые в истории Вооруженных Сил СССР занимают особое место. К ним относятся крейсер революции "Аврора", прославленная чапаевская дивизия.

За исключительную отвагу, высокое воинское мастерство, беззаветную преданность всего личного состава Родине, Коммунистической партии, народу вошел в историю Военно-Морского Флота и Первый гвардейский Краснознаменный Клайпедский минно-торпедный авиационный полк Краснознаменного Балтийского флота.

Биография полка по времени невелика: он создан в 1938 году, но уже во время советско-финляндской войны 1939-40 годов летчики покрыли славой его боевое знамя.

Полк достойно исполнил долг перед Отчизной. Третья эскадрилья стала Краснознаменной, а ее командиру Н. А. Токареву присвоено звание Героя Советского Союза. Командир другой эскадрильи Е. Н. Преображенский был награжден орденом Ленина. Орден Красного Знамени получил лейтенант И. И. Борзов, который по приказу командования привел с Тихого океана подразделение дальних бомбардировщиков, вступил в бой в составе особой группы полка. В одном из боевых вылетов Борзов своим самолетом прикрыл поврежденный ДБ-3 товарища и охранял его до самого аэродрома. Геройски сражался командир звена Н. В. Челноков, награжденный орденом Красного Знамени.

Эти четыре летчика-командира внесли достойный вклад в боевое становление полка на различных этапах — от весны сорокового до весны сорок пятого года. Герой Советского Союза Н. А. Токарев командовал полком почти до начала Отечественной. В июле 1941 года полк возглавил Е. Н. Преображенский, с именем которого связана Операция по бомбардировкам Берлина в августе-сентябре 1941 года и организация борьбы с тяжелыми фашистскими батареями, обстреливавшими Ленинград. В сентябре 1943 года в командование вступил и водил полк в бой до февраля 1945 года И. И. Борзов. С именем И. И. Борзова в те годы связана атака вражеских судов в ночных рейдах "на лунной дорожке", комбинированные операции торпедоносцев и топмачтовиков, дерзкие атаки на акваториях военно-морских баз противника, полеты на отдаленные вражеские морские коммуникации.

Битва за Ленинград

Линия подвига

Сентябрьским днем восьмидесятого года из Москвы, Ленинграда, Вильнюса, Риги, Таллина и Киева на поездах и самолетах с одним адресом — Калининград прибыли в янтарный край ветераны Первого гвардейского Краснознаменного Клайпедского минно-торпедного авиаполка ВВС Балтийского флота. У каждого муаровая ленточка с черными и зелеными полосами и медаль "За взятие Кенигсберга". Рядом с боевыми наградами-медали за трудовое отличие. Ветераны, сняв погоны, не ушли в отставку, они работают. Многие участники штурма Кенигсберга были в этих краях лишь в сорок пятом и теперь не перестают удивляться прекрасному городу.

Не сговариваясь, идем на Гвардейский проспект. Вижу у Вечного огня дважды Героя Советского Союза В. И. Ракова, Героев Советского Союза Андрея Ефремова, Николая Иванова, Александра Преснякова, Виктора Бударагина, Ивана Шаманова, Петра Хохлова, Александра Разгонина, Александра Гагиева, Ростислава Демидова…

У Первого гвардейского героическая история. В начале войны полк нанес сокрушительные удары по фашистскому агрессору в районах Кенигсберга, Пиллау и других. 30 июня этого же года, жертвуя собой, летчики Первого гвардейского бомбами преградили путь гитлеровским танкам в районе Двинска (Даугавпилс). В августе 1941 года по приказу Ставки летчики нанесли серию ударов по Берлину. Затем они бомбили батареи, обстреливавшие город Ленина, неприятельские аэродромы и военно-морские базы — Кенигсберг, Пиллау, торпедировали немецкие корабли на всей акватории Балтийского моря. Более пятисот гвардейцев погибли в боях за Отчизну. Их братская могила — волны Балтики.

Среди них комиссар полка П. П. Бушихин, немало парторгов и комсоргов эскадрилий. Вели гвардейцев в бой бесстрашные командиры — коммунисты Е. Н. Преображенский, Н. В. Челноков, И. И. Борзов, впоследствии Маршал авиации.

Военная судьба распорядилась так, что Первый полк, бомбивший Кенигсберг и Пиллау в первые дни войны, здесь же, в Пруссии, в Данцигской бухте, 10 мая 1945 года (через сутки после Дня Победы) совершил последний боевой вылет.

Полк вступает в бой

Утром 21 июня сорок первого года парторг Первого минно-торпедного авиаполка Военно-Воздушных Сил Краснознаменного Балтийского флота Алексей Петрович Усков, замещавший вызванного в Ленинград замполита Г. 3. Оганезова, совершал обход эскадрилий. День замечательный, солнечный, безоблачный, и обход эскадрилий — одно удовольствие. Близ штаба эскадрильи М. Н. Плоткина. Ускова догнал замкомэска-3 И. И. Борзов, только что вернувшийся из очередного отпуска, и они вместе пошли на самолетную стоянку.

— Что, Иван Иванович, отпускное настроение кончилось? — спросил Усков.

— Настроился на работу.

— И правильно! Донесение не прочитал? Ну так слушай, — Усков закурил и негромко продолжал:

— Перевозки из Германии в Финляндию и Норвегию усиливаются. Фашистские самолеты нарушают воздушные границы СССР. Неподалеку от аэродрома Котлы задержаны диверсанты со взрывчаткой и радиостанцией. Немецкие торговые суда, не закончив разгрузку, спешно покидают Ленинград и порты Советской Прибалтики. Вот так — в двух словах…

Один рабочий день войны

Командир третьей Краснознаменной эскадрильи М. Н. Плоткин зачитал метеосводку. Синоптики обещали абсолютно безоблачную погоду на всем маршруте при видимости сто километров. Значит, все пространство открыто. Такому сообщению можно порадоваться, совершая рекордный мирный дальний бросок, все ориентиры к услугам летчика. Но сейчас лучше бы облачность, чтобы "мессершмитты" не перехватили на маршруте.

— В районе Двинска — Крустпилса на Западной Двине, — продолжал комэск, — положение критическое. Противник под прикрытием "мессершмиттов" и зенитных батарей наводит переправы для танков и мототехвойск.

"Будут ли нас сопровождать "ястребки"?" — хотелось спросить Борзову. О том же думали и другие. Капитан Плоткин, словно отвечая на незаданный вопрос, развеял надежды:

— Прикрытия не будет. "Ястребки" задействованы над военно-морскими базами и на воздушных рубежах перед Ленинградом. Все до единого. Но отсутствие истребителей не снимает нашей ответственности за успех операции. Скорее наоборот. Поэтому проверьте получше пулеметы…

Эскадрилья готова была идти за комэском в огонь и в воду с уверенностью, что "все будет, как надо, как учили".

Огненный июль

3 июля в полк поступило распоряжение: проверить трансляцию, ждать важное сообщение. Выступил И. В. Сталин.

— Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы наoшей армии и флота! сказал Сталин. — К вам обращаюсь я, друзья мои.

Гречишников, Плоткин, Борзов, Иванов, все летчики, штурманы, стрелки-радисты и воздушные стрелки слушали откровенный рассказ о создавшемся военном положении. С каждым словом Сталина на их плечи ложился новый груз, но лица летчиков становились спокойнее и увереннее. Может быть, только сейчас они по настояще му поняли, какую трудную и великую борьбу ведет советский народ, отражая фашистское нашествие.

Почти сразу после выступления И. В. Сталина полк разгромил вражескую мотомеханизированную колонну. Особенно отличилась эскадрилья Андрея Ефремова. На отходе от цели был подожжен ДБ-3 старшего лейтенанта Селиверстова. Вернувшись на базу, Ефремов попросил разрешения вылететь на санитарном варианте У-2, чтобы забрать экипаж.

— Это за линией фронта, — сказал Преображенский. — Есть ли хоть один шанс, Андрей?

В сорок первом — на Берлин

Командующий авиацией Военно-Морского Флота Семен Федорович Жаворонков пришел к наркому Военно-морского Флота Николаю Герасимовичу Кузнецову с докладом о действиях ВВС Балтийского флота. Генерал-лейтенант авиации Жаворонков всего несколько дней назад вернулся с Балтики. Рассказал об ударах балтийских летчиков по военным объектам Данцига, Мемеля, Гдыни, по ряду баз Финляндии.

— Атаки эффективны? — спросил Кузнецов. Жаворонков разложил на столе фотографии, сделанные во время бомбардировок. Кузнецов внимательно рассматривал каждый снимок. Вот взрыв на пирсе, рядом с подъемными кранами… Развороченный нос транспорта, стоявшего у причальной стенки… Горящие портовые склады… За каждой фотографией — опасный рейд, полет-подвиг. В штабах об этом не говорят. Не принято. Все и так. само собой понятно: и как трудно летчикам, и как опасно.

— В дальних полетах проблема навигации, пожалуй, самая важная, — думая о чем-то своем, проговорил нарком. — Не так ли?

— Да, конечно.

— Никаких ЧП не было в дальних рейсах?