Переходное состояние – научно-техническая цивилизация

Львович Вячеслав

Наивные сказочки об экономике, о мире, об обществе

В.Львович

Переходное состояние – научно-техническая цивилизация

В постордынский период Европа, особенно северная и западные её части попала в своеобразные экономические, политические и социальные тиски. Для того уровня аграрных возможностей дико перенаселённая, с неясным политическим будущем, она встала перед вопросом выживания. После ухода Орды из политической жизни Европы, началось спонтанное государственное строительство. Внутреннее развитие испытывало серьёзные трудности, привычные торговые и транспортные потоки оказались прерванными. Сельское хозяйство и кустарные мастерские не в состоянии обеспечивать нужды населения. Ремесленники не обладали опытом и способностями. Резкий отток золота и серебра на Восток поставил торговлю Европы на грань исчезновения. Просто не стало универсального денежного эквивалента, а бартер не мог служить серьёзным средством обмена. Несмотря на зачаточность рыночных отношений, обнищание грозило тотальным голодом. Обнищание аристократических родов, войны, голод, мор и эпидемии стали обыденным делом в то время. Европа фактически находилась в экономической блокаде. Попытки вырваться из нее привели к великим географическим открытиям. Но ещё до них, сначала на севере Италии, потом во Франции, Швейцарии, Англии, а затем по всей Европе был отменён запрет на ссудных процент, ранее категорически запрещённый как светскими властями, так и религией. С этого момента и начался научно-технический прогресс. Он шел быстрее там, где засилье церкви было менимально, но и диктат церкви оставался только там, где к этому были экономические и политические предпосылки, то есть в районах относительно благополучных. Золотой шок, случившейся после перекачки золота и серебра из Нового Света, на века замедлил развитие капиталистический отношений южной Европы, практически остановил там технический прогресс. Как следствие, там долго сохранялась доминирующее влияние церкви, в основном рухнувшее на севере и западе.

Итак, более пяти веков существовавший запрет на ростовщичество был отменён. Деньги вновь начали становиться из мерила стоимости и средства обмена, в самостоятельную величину. Это и явилось основой Западной цивилизации, как социального, политического и экономического феномена. Естественным образом, родившаяся и развивавшаяся, экономическая система ремесленных цехов и феодального земледелия в одночасье рухнула. Недостаточное количество впускаемой продукции, её плохое качество поставили на ней крест. Получило развитие промышленное производство, очень скоро завоевавшее Европу, а затем и весь мир. Уже к середине 19–го века, так называемое капиталистическое мироустройтво с промышленным производством доминировало во всём мире. Единовластие не удовлетворяло новым реалиям. Требовалось иное устройство общества. Однако, прямое элитарное управление грозило непрерывными социальными потрясениями. Было найдено квазидемократическое, идеологизированное управление сначала отдельными странами, а потом и системой международных отношений.

Во всем мире в системе сельскохозяйственной цивилизации существовала жесткая централизованная иерархическая система. В Индии, доведённая до своего логического совершенства, она превратилась в кастовую. Эти системы предполагали неизменность и постоянство социальной системы, гарантировали стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Обратной стороной являлась отсутствие прогресса не только в социальной сфере жизни, но и в хозяйствовании, экономике, политике. На Западе существовала многочисленная, хорошо сплочённая элитарная группа, полностью устранённая от всех этих сфердеятельности. Во всех странах Европы эта элитарная группа была поражена в правах и возможностях, не допускалась к любой престижной деятельности, вплоть до сельскохозяйственной. Единственная сфера деятельности, внезапно открывшаяся им, была новая – финансовая. Первоначально эта сфера деятельности была позорной, отвергаемой моралью и церковью. Однако правители и даже церковь вынуждены были её не только допускать, но и развивать.

Началось развитие совершенно новой модели развития. Началось научно – техническое развитие сначала Европы, потом, в той или иной степени, и всего мира. Почему же толчком к промышленному производству, к механистическому восприятию мира, к такой же механистической организации, так называемого, цивилизованного человечества послужило одно единственное условие – разрешение на ссудный процент? Просто этот процент надо было как то заработать. А заработать его можно было только с помощью открытого рынка, промышленного производство и косвенной эксплуатации. Прямая эксплуатация, прямое насилие здесь не проходили – были слишком малоэффективными, медленными. Косвенная, экономическая эксплуатация в гораздо большей степени способствует личностному подавлению. Тут надсмотрщик не снаружи, как в рабовладении, а внутри. Его не обманешь, не проведёшь. Пределы к неограниченному расширению не только сняты, постоянная экспансия становится необходимостью. Только расширение рынков сбыта, рынков труда, постоянная интенсификация производства позволяют поддерживать систему в рабочем состоянии. Малейший застой, сбой в расширении с неизбежностью приводил к кризису.