«Попаданец» Сталин. Вождь танкистов из будущего

Логинов Анатолий Анатольевич

Новый роман от автора бестселлера «Три танкиста из будущего»! Если уж переигрывать историю Второй Мировой — ходить следует с высшей масти, со старшего козыря! Чье имя носил самый мощный советский танк Великой Отечественной войны? Кто должен был «послать машины в яростный поход»? Как проще всего изменить историю СССР? Правильно — завладев телесной оболочкой И.В. Сталина!

Казалось бы, став всесильным Вождем, «попаданец» из будущего должен исправить все былые ошибки, подготовить Красную Армию к нападению Гитлера, предотвратить разгром 1941 года. Почему же тогда и в альтернативной реальности Великая Отечественная начинается почти так же катастрофически, как в нашем прошлом? Виновата ли в этом пресловутая «инерция истории»? Или слабость самого «попаданца», чья личность постепенно теряет контроль над разумом Сталина, подавленная могучей волей Вождя? Или проклятый генерал Павлов, погубивший Западный фронт, подставил наши войска не по глупости и бездарности, а вполне сознательно, намеренно, специально? Но кто тогда контролирует его разум? И каких еще дров способен наломать убежденный «либераст», заброшенный в Сталинскую эпоху?..

Пролог

— Подъем!

— Есть контакт подъема!

Эти слова звучали уже много раз и теперь, в отличие от первых пусков, произносились усталым, даже, если вслушаться, слегка унылым голосом. Конечно, уже совсем привычная картина — впереди, в отдалении, ярко полыхнуло, заливая окрестности белым светом, и через полсекунды бункер содрогнулся от первой, заставившей вздрогнуть всю конструкцию, волны. Томительно медленно тяжеловесная конструкция, что-то вроде пятиглавого собора, или, учитывая острые очертания оголовков, скорее — мечети, под оглушающий даже за толстенными стенами бункера грохот оторвалась от стартового стола и начала карабкаться в небо. Многие из присутствующих уже привычно начали готовиться к вспышке неминуемого, как им казалось, взрыва, но тяжеловесный исполин, опираясь на столб огня, все увереннее и увереннее рвался в небо. Через несколько секунд после удара второй воздушной волны, под непрерывную вибрацию стен, пола и всего оборудования, стоящего внутри бункера, ракета окончательно оторвалась от Земли. Под звучащие доклады «Крен, рысканье, вращенье в норме» она, все ускоряясь и ускоряясь, устремилась вверх, за облака, исчезая из поля зрения наблюдателей.

— Красиво, бл… так ее и разэтак! — От избытка чувств молодой генерал в форме ВВС не сдержал эмоций, выразив их кудрявым ругательством.

— Угумс, — собеседник, известный всей стране еще с тридцатых годов по фотографиям к газетным репортажам, тоже в генеральской форме, но с тремя звездочками в петлицах вместо двух, был более сдержан. Стоящий же рядом с ними Генеральный Конструктор лишь неодобрительно покосился на молодого генерала и поправил рукой с поврежденным, бросающимся в глаза, пальцем воротничок рубашки.

Познать себя в бою

Утро 9 сентября 20… года. Москва.

Где-то на Калужской ветке метро.

Алексей

Народу в метро, как всегда осенью, набилось, словно шпрот в банку. Да и воздух напоминал то самое масло, в котором эти самые шпроты плавают. Алексей втиснулся в вагон, вздохнул и тотчас почувствовал, как закружилась голова. Мало того, что не выспался, так, похоже, теперь всю дорогу придется стоять на ногах. Чертыхнувшись про себя, он достал из сумки наладонник и развернул All Reader. Если уж так не везет, то хотя бы почитать. Но и тут его ждала неудача. Несколько книг, закачанных вчера с Самиздата, оказались настолько нечитабельны, что он уже было собрался убрать наладонник. Но тут среди названий остальных файлов мелькнуло знакомое название книги о четырех Марти-Сью, то есть невъе… хм… невероятно умных, удачливых и самых простых российских интеллигентах-суперменах. Получивших в свои руки сказочные возможности и использовавших их для того, чтобы самим жрать сладко, спать гладко и заботиться о своей драгоценной совести, сохранении дореволюционных порядков и трехстах сортах колбасы. Еще раз глубоко вздохнув, он открыл последнюю часть книги, весьма популярную в начале девяностых, и начал читать о славных приключениях двух основных героев, попавших в тела Сталина и его лучшего полководца, сидящего в лагере. Ну, а что в этом неправильного? Ведь в начале девяностых всем было известно, что лучшие полководцы СССР сидели в ГУЛАГе, а на свободе оставалось всякое отребье, лизавшее Сталину не будем уточнять что.

Тут как раз объявили остановку, на которой большинство пассажиров выходило, чтобы пересесть на Кольцевую линию, и Алексей, облегченно вздохнув, сел на освободившееся место. Теперь читать не хотелось совершенно, и он прикрыл глаза, решив продремать оставшиеся пять перегонов. Закрыл глаза и незаметно для себя заснул…