Ровена

Маккефри Энн

ПРОЛОГ

Долгожданное признание и должная оценка экстрасенсорной перцепции – паранормальных психических способностей, которые издавна считались несуществующими, были получены, как это ни странно, в результате освоения космоса в самом конце двадцатого века. Именно тогда был создан чрезвычайно чувствительный энцефалограф, прозванный «Гусиное яйцо», первоначально предназначавшийся для сканирования структуры мозга астронавтов, жаловавшихся на яркие «вспышки в глазах», которые в то время рассматривали как отклонения в работе мозга или сетчатки.

И лишь совершенно случайно, во время использования «Гусиного яйца» как монитора при исследовании раны головы в отделении интенсивной терапии Джерхаттана, были обнаружены потрясающие возможности нового прибора.

Пациент Генри Дарроу был ясновидящий-самоучка с настораживающе большим процентом точных предсказаний. Просматривая бесконечные сплетения нейронов, энцефалограф зафиксировал и почти мгновенные электрические импульсы, порожденные неожиданно проснувшимся экстрасенсорным полем.

Чуткий прибор зарегистрировал разряд необычного вида электрической энергии, как раз когда Генри Дарроу посетило очередное озарение. Так впервые было получено научное доказательство существования экстрасенсорной перцепции.

Выздоровев, Генри Дарроу основал в Джерхаттане первый Центр парапсихологии, а также сформулировал этические и моральные принципы, регламентирующие права и обязанности всех, кто обладает тем или иным парапсихологическим талантом, к чему общество в большинстве своем отнеслось скептически, а кое-кто и со страхом.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

АЛЬТАИР

Уже девять дней над горным хребтом Транх на Альтаире шли ливневые дожди. Огромные мятные деревья набухли от воды. Корни их обнажились, и липкий сок, обильно выделяемый губчатой древесиной, смешался с небесной влагой. Бесчисленные ручьи устремились вниз, попутно подмывая немногочисленные кустарники, способные произрастать в этой горной местности. Сливаясь в потоки, они каскадами неслись вниз, заполняя каньоны. Мятная слизь, как смазка, устилала ложа всех водных путей.

Не миновала участь сия и поселок «Рябиновой горной компании». Когда семь человек, поскользнувшись, получили травмы на его единственной улице, управляющий приказал шахтерам и их семьям не покидать дома и организовал доставку им вертолётами всех необходимых продуктов. Прекратилась работа на шахтах, их стволы заполнились водой. Проливные дожди прервали связь, лишив развлекательных программ людей, заточенных в сырых и унылых кварталах, окруженных горами.

Мрачны, неутешительны были и метеосводки, не обещавшие скорых изменений в столь плачевно сложившихся обстоятельствах. Позже из отчетов о бедствии стало известно, что на десятый день потопа управляющий шахтой запрашивал в Управлении колонии в порту Альтаира разрешение на эвакуацию шахтеров до улучшения погоды. Его рапорт сообщал, что жилища в поселке строились без учета возможности непрерывных ливней. Он привел тревожные цифры о повальных респираторных заболеваниях среди людей. Вынужденное безделье и тяжелые условия серьезно подорвали не только их физическое, но и моральное здоровье. Он также срочно заказал насосы для осушения шахт, когда (и если) дождь всё-таки прекратится.

Отчеты показали также, что в директорате обсуждалась целесообразность эвакуации. Этот филиал «Рябиновой компании» только-только начал работать с прибылью, теперь уже потерянной из-за непредусмотренных расходов в паводок. Проводились многочисленные консультации с метеорологами. Их долгосрочные прогнозы, полученные с помощью спутника, предсказывали, что в ближайшие 72 часа дожди должны прекратиться, хотя погода на арктическом и антарктическом полюсах не давала основания надеяться даже на малейшие её перемены в течение следующих десяти дней. Хотя необходимость эвакуации была отклонена, Прайм ФТиТ (Федеральной телепатической и телепортационной сети) передал координаторам «Рябиновой компании» рекомендации по лечению респираторных заболеваний и приобретению нужных лекарств.