Сассинак

Маккефри Энн

Мун Элизабет

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

К тому времени, когда все заметили, что грузовой корабль опаздывает, это уже никого не беспокоило. Праздник начался двумя днями раньше, когда последний гусеничный поезд прибыл из Зеебина. Сассинак вместе со своими соучениками по средней школе встречала этот поезд, помогала разгружать коробки с личным багажом, а потом ее отпустили побродить по переполненным улицам.

В прошлом году Сассинак была еще слишком мала для такой свободы. Даже теперь шум и суета заставляли ее вздрагивать. За неделю праздников Город утроил население — казалось, в нем собрались все фермеры, шахтеры, водители гусеничных поездов, инженеры и представители прочих профессий.

Благодаря толпам, сновавшим между рядами одноэтажных сборных домов, служивших в молодой колонии жильем, складами и производственными зданиями.

Город оправдывал свое название. Сассинак воображала, будто она находится на окраине настоящего большого города, а более высокие купол и блокгауз, оставшиеся от первоначального поселения, могли при солидной доле воображения сойти за те величественные здания на далеких планетах, о которых Сассинак слышала в школе и которые надеялась когда-нибудь посетить.

Завидев впереди знакомый школьный шарф, она узнала и новую (довольно нелепую) прическу Карие. Проскользнув между двумя праздношатающимися шахтерами, которые застревали у каждой двери, Сассинак ухватила подругу за локоть. Карие резко повернулась:

Глава 2

Флот! Сассинак не переставала думать об этом, втиснутая в передний отсек грузового тягача вместе с еще двумя недавно купленными рабами. Позже она узнала, что подобное обращение было вызвано не наказанием, а необходимостью: тягач выехал из-под купола в голое безвоздушное пространство маленькой планетки, служившей центром работорговли. Снаружи герметически закупоренных отсека и кабины водителя, где Абе управлял тягачом в сравнительном комфорте, их ожидала немедленная смерть.

Местом назначения оказались те же самые бараки для рабов — только значительно меньшего размера. Сассинак ожидала прежней рутинной работы, но вместо этого ей пришлось учиться. По шесть часов в день она проводила за компьютером, обучаясь использовать математику, которую уже неплохо знала, в картографии, навигации и геологии, совершенствуя свое произношение на Харише и учась понимать (но не говорить) по-китайски. Другая смена проходила за ручным трудом — выполнением случайной работы под наблюдением надсмотрщика. Регулярных обязанностей у нее не было.

Больше всего угнетало чувство замкнутого пространства. Раньше Сассинак могла выходить из дома, смотреть на небо, бродить с друзьями по холмам.

Теперь же она повсюду видела одну и ту же унылую серость. Большинство зданий не имело окон, да и снаружи можно было увидеть только стену другого строения. Устало плетясь по узким улицам с очередным поручением, Сасс старалась не смотреть вверх — она уже усвоила, что это чревато порцией брани или ударом. Да сверху и нельзя было ничего увидеть, кроме сероватой дымки купола. Сассинак не знала, насколько велика эта планета или спутник, как далеко находится космодром, даже сколько зданий в комплексе, где ее обучали. День за Днем перед ее глазами были одни и те же серые стены сборных домов. Она приучилась ни на что не поднимать взгляд и довольствоваться тем, что представляла себе мысленно.

Но, как ни странно, одна из смен оставалась свободной. Несколько часов в день Сасс могла заниматься чем угодно — проводить время в лингвистической лаборатории, за компьютером, за книгой или — чаще всего — с Абе.

Глава 3

К тому времени, как Сассинак вместе с Абе прибыла на Регг, она была готова, так же как и он, безудержно возносить хвалу Флоту и с радостью думала о том, что практически находится у Флота на иждивении. Лучше этого могла быть только служба во Флоте. И вскоре девочка узнала, что Абе планирует для нее именно такое будущее.

— У тебя достаточно мозгов, — со всей серьезностью заявил он, — чтобы поступить в Академию и стать офицером Флота. И не только мозгов, но и мужества. Ты не была первой, кому я пытался помочь, Сасс, ты одна из трех, которые выдержали, когда их продали снова. Но двое других погибли.

— Но как я смогу это сделать?

Самым большим желанием Сасс было войти в сверкающие белизной врата Академии, но это требовало рекомендаций от представителей ФОП. Каким образом сирота из разграбленной колонии может добиться такой рекомендации?

— Прежде всего, существует флотская подготовительная школа. Если я официально тебя удочерю, ты получишь право поступить туда, как дочь ветерана Флота. Не важно, что я не офицер. Флот есть Флот.

Глава 4

Получив высшие баллы на всех выпускных экзаменах, Сассинак вступила в последнюю неделю своего пребывания в Академии в состоянии эйфории.

Почетная выпускница с золотым галуном и кистями! Примеряя форму для церемонии вручения диплома, Сасс стояла перед зеркалом и думала: «Неужели это прекрасное видение в белом и золотом — недавняя раба?» На парадном мундире не было ни единой морщинки. В своем отражении Сасс не увидела ни малейших признаков легкомысленной колониальной девчонки, забитой рабыни или даже неуклюжей первокурсницы. Она выглядела так, как всегда хотела выглядеть. Карие глаза озорно поблескивали — Сасс вовсе не намеревалась быть чопорной, самодовольство оставалось ей чуждым. Испытывая жгучее желание рассмеяться, она с трудом стояла неподвижно, пока портной накладывал последние швы. Осмелится ли она дышать в этой сверкающей форме?

Придется постараться.

Абе должен ею гордиться, думала Сасс, возглавляя строй на плацу почета.

Старый наставник был там, но она даже не думала о том, чтобы оглядеться и найти его. Абе должен увидеть, какой стала спасенная им девчонка. Внезапно она помрачнела, вспомнив о плохих новостях: недавно была разграблена еще одна колония. Каждый раз, когда приходили такие известия, она думала о девочках, вроде нее, детях, вроде Лунзи и Джанука, о людях, убитых и проданных в рабство. Но резкие команды вернули ее к действительности. Ее собственный голос, такой же резкий и безликий, отчетливо прозвучал в ответ.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 5

— Энсин Сассинак просит разрешения подняться на борт, сэр.

«Подняться на борт» означало всего лишь пересечь цветную полосу на палубе крейсера, но ритуал был таким же, как всегда.

— Разрешаю.

Палубный офицер — молодой человек, чья розовая кожа и ярко-голубые глаза свидетельствовали о бринанском происхождении, — имел на рукаве кителя один широкий и один узкий золотой ободок. Он отсалютовал в ответ, и Сасс шагнула через полосу. На плече у нее висела сумка, содержащая разные личные мелочи, которые ей позволили взять на борт. Ее форма (рабочая, парадная и так далее) была отправлена на боте перед последним разговором с комендантом Академии после похорон Абе.

Сасс разделила каюту с другой девушкой — энсином Мирой Витсель (всего энсинов было пятеро). В их крошечном отсеке ей принадлежали узкий рундук для формы, три ящика комода и небольшой ларь для личных вещей. Сасс лишь слегка знала Миру — блондинку чуть выше предельно низкого для службы во Флоте роста из компании Рэндольфа Нила Парадена. Она понадеялась, что Мира не так заносчива, как другие из той кучки, кроме того, ее почетный диплом мог помочь уладить возможные проблемы. От кают остальных энсинов их отделял маленький кабинет-салон (три компьютера, круглый стол, пять стульев). Быстро рассовав по местам вещи, Сасс посмотрела в узкое зеркало возле двери и усмехнулась своему отражению, подумав о том, какое впечатление она произведет на капитана. Опрятная, энергичная, правда, слишком много энтузиазма… Как бы то ни было, Сасс не сомневалась, что ее первое путешествие пройдет хорошо.

Глава 6

Теперь Сассинак размышляла, как ей незаметно проникнуть в личные файлы и узнает ли она что-нибудь полезное, если сможет это сделать. Едва ли Ахаэль, заполняя какой-нибудь бланк, вписал слово «убийца» в графу «вторая специальность». К тому же, не имея представления о том, что именно явилось причиной убийства Абе, Сасс не была уверена, что сможет распознать важную информацию. Тем не менее она должна была что-то предпринять.

— Сассинак, могу я задать тебе вопрос? — Энсин Сурбар был робким и тихим молодым человеком, который, однако, умел извлекать пользу из своих красивых черных глаз. Сассинак слышала от Миры, что он в часы отдыха наслаждается обществом девушки-мичмана в рубке управления системами вооружения. Однако Сурбар время от времени бросал весьма красноречивые взгляды и на нее.

— Конечно. — Сидя в столовой, Сассинак откинулась на спинку стула и провела рукой по волосам. Она рассеянно подумала, что волосы слишком отросли и пора бы ей постричься. Одно дело — взъерошенная прическа, а совсем другое — спутанная шевелюра. Между ними такая же разница, как между сексуальной и неряшливой женщиной.

— Ты знаешь что-нибудь о лейтенанте Ахаэле?

Сассинак с трудом смогла сдержать удивление:

Глава 7

Сассинак очнулась в тусклом сероватом свете эвакуационного отсека с шишками на лбу и на затылке и с чувством, что прошло очень много времени.

Она почти ничего не видела и наконец осознала, что что-то закрывает ее голову. Но когда девушка подняла руку, она почувствовала резкую боль и потерла больное место. Казалось, туда сделали укол… С трудом сбросив с головы капюшон, Сассинак огляделась. Она лежала на противоперегрузочной кушетке в стандартном эвакуационном отсеке. Под подушками кушетки находился бак для холодного сна на случай, если что-нибудь пойдет не так, как надо. У нее появилось ощущение, что это уже произошло, но она никак не могла вспомнить, что именно.

Сасс с трудом приподнялась, стараясь не поддаваться панике. Либо она находится в функционирующем отсеке внутри корабля, либо в таком же отсеке, но уже в самостоятельном полете. В любом случае отсек проявлял о ней должную заботу, иначе она бы не проснулась. Воздух казался нормальным, но если она пробыла здесь достаточно долго, то ее обоняние просто успело привыкнуть. Сассинак посмотрела на панель управления, но в этот момент ее желудок взбунтовался и к горлу подступила тошнота. Она вовремя успела потянуть за рычаг, и стальной таз выскользнул из ниши возле кушетки.

Ее рвало до тех пор, пока изо рта не пошла желчь. Сассинак вытерла рот рукавом. Ну и вонь! Она усмехнулась — нашла время для брезгливости! Ее все еще знобило, но понемногу становилось легче. Вернув таз в нишу, Сассинак нашла кнопку, которая должна была опустошить и стерилизовать его, и откинулась на кушетку.

Цифровое табло над люком проинформировало, что отсек стартовал восемь часов сорок две минуты тому назад. Стартовал! Сасс заставила себя прочитать и остальную информацию. Запас кислорода почти не тронут; время истощения девяносто два часа четырнадцать минут. Запасы пищи и воды также в норме; время истощения не определено. Естественно — она ведь пока еще не пила и не ела, поэтому компьютер не имел об этом сведений. Сассинак попыталась взобраться на кушетку и едва снова не потеряла сознание. Как она могла так ослабеть, если пробыла здесь всего восемь часов? Да и, кроме того, что вообще произошло? Отделяемые отсеки предназначались в первую очередь для эвакуации раненых и вышедших из строя членов экипажа. Может, она потеряла сознание на корабле?