Последняя жизнь нечисти

Малиновская Елена Михайловна

Каждой дороге когда-нибудь приходит конец. Судьба так часто выкидывала мне один и тот же расклад карт, что я почти поверила в свое предназначение. Стоит ли на предательство друзей отвечать предательством, на кровь и боль — убийствами? Погибнет ли мир, если впустить в него бога-отступника? Сумею ли я открыть круг мертвых с пятью лучами и при этом выжить? Так много вопросов, ответы на которые мне предстоит найти самостоятельно.

Надеюсь, что последняя моя жизнь окажется счастливее, чем предыдущие, потерянные на чужой войне и в придворных интригах…

Часть первая

ИНТРИГИ ЭЛЬФИЙСКОГО ДВОРА

Я вновь облачилась в свою походную одежду. Старые потрепанные штаны, слегка подлатанные трудолюбивой Рашилией, выцветшая на солнце добела просторная хлопковая рубаха. Правда, ботинки, совсем развалившиеся после перехода по Пустоши, пришлось сменить на невесомые эльфийские сапоги, мягкие, из выделанной особым образом кожи. Нет, я не собиралась удариться в бега. Всю жизнь все равно не получится прятаться. Но собранный мешок на всякий случай далеко не убирала. Пусть пылится под кроватью, он мне не мешает.

Вместо этого я каждый день тренировалась с мечом. До соленого пота, до черных мушек в глазах, до изнеможения. Выпад, разворот, еще удар. До тех пор, пока клинок из лучшей гномьей стали, легкой и прочной, не становился неподъемным.

Откуда у меня оружие? На следующее утро после праздника осеннего равноденствия и прилета Аджея я отправилась в дворцовую оружейную и выбрала себе лучший меч. Смотритель, седой эльф с белесыми от старости глазами, пытался остановить меня, выгнать прочь, но поймал мой пристальный немигающий взгляд — и отступил. Лишь в спину, когда уходила, полетел боязливый шепоток:

— Нечисть!

Я сделала вид, будто не услышала. Пусть. Главное, что в лицо меня уже боятся оскорблять. И это правильно.

Часть вторая

В БЕГАХ

Я продрогла до костей под нескончаемым дождем, лившим вторую неделю подряд. В желудке урчало от голода. Я так торопилась уйти из эльфийских лесов, что почти не останавливалась на охоту. На бегу перехватила пару мышек — и опять в путь, пока впереди не замаячила благословенная Пустошь. Никогда не думала, что буду настолько рада видеть эту безрадостную серую равнину, едва не убившую меня в прошлый раз.

Осталась самая малость — миновать приграничные патрули, наверняка многократно усиленные после убийства Владыки. Эльфы знали, что я обязательно проследую этой дорогой, поэтому основательно подготовились к моему визиту. Неудивительно — с их-то способностью к телепортации и системе мгновенного оповещения.

Впрочем, я почти не сомневалась, что у меня получится незаметно проскользнуть через границу. Браслет набирал все большую и большую силу. С каждым днем я чувствовала, как растет мое могущество, как тело переполняется энергией. Признаюсь честно, это пугало. Но у меня не было другого выхода. Без браслета я тотчас же погибну. Поэтому приходится мириться с меньшим из зол.

В моем положении были и приятные стороны. Теперь я не боялась застрять в зверином облике. Хотя оставалась в нем все это время, при всем желании не имея возможности перекинуться в человека. Не голышом же, право слово, мне бежать под проливным дождем и пронизывающим ветром.

Как и предполагалось, я без малейшего труда миновала все засады и конные эльфийские дозоры. Окутала себя настолько плотной пеленой зеркальных чар, что любому магу пришлось бы очень постараться, чтобы увидеть меня, даже глядя в упор. Браслет пульсировал, щедро делясь энергией. Я бежала, шустро перебирая лапами. И не заметила, как пересекла невидимую грань с запретными землями. Как и обычно, повеяло холодом и смертью. Сердце замерло в груди, затем забилось чаще. Но я уже не боялась Пустоши. Можно сказать, она стала мне родной. Теперь я ощущала ее не как нечто чуждое, а как хорошо изведанное и безопасное место. Будто вернулась в Мейчар, где мне знаком весь каменный лабиринт узких улочек.