Адская работа

Мансуров Дмитрий Васимович

Работа ангела, черта и призрака на просторах Земли.

Пролог

— Тебе не кажется, что у нас прибавление в колонне? — водитель «Газели» Петр бросил быстрый взгляд на боковое зеркало. Пристроившаяся полчаса назад потрепанная «Волга» не обгоняла, но и не отставала, что постепенно наводило

Петра на далекие от оптимистического восприятия мира мысли. Нечего было думать о случайном попутчике: ради эксперимента свернув с основной трассы на третьестепенную дорогу, он увидел, что «Волга» повторила его маневр и снова пристроилась позади.

Напарник Михаил пробурчал нечто нелестное о преступности в стране вообще и на дороге в частности. Петр выровнял машину после поворота и снова бросил взгляд на боковое зеркало. «Волга» не отставала. Сердцем он не хотел верить, но разум упрямо говорил, эта поездка оказалась для него последней: в случае нападения они мало чего сумеют противопоставить оружию противников. Он хмыкнул: интеллигентное, можно сказать, доброжелательное определение «противник» никоим образом не отражало всей сущности нынешних разбойников. Какие теперь противники, когда кругом одни отморозки? «Волга» требовательно просигналила, но почему-то не особо торопилась их остановить. И Петр начал догадываться, почему.

— Мне кажется, у нас большие проблемы. — Сказал он.

— Я знаю, — буркнул Михаил. — Я давно заметил.

Глава 1

Как оказалось, черта звали Деймосом, а ангел являлся обладателем красивого звучного имени Доминик. Работая на пару с давних времен, они оставались верны старой дружбе до сих пор, и могли положиться друг на друга в любой, даже самой напредсказуемой ситуации. К сожалению, по мере роста в должностях, они уже не могли работать на пару так часто, как хотелось бы. Ангелу предстояло много работы в Раю, а черт в одиночку работать не хотел. Других напарников среди ангелов он подбирать не стал, решив, что новый напарник рано, или поздно, но тоже вырастет в должности и отойдет от дел. Вместе с Домиником Деймос пришел к парадоксальному, на первый взгляд, решению. Единственно свободными всегда были души людей, и можно было взять в помощники кого-нибудь из них. Начальство и с той, и с другой стороны малость тронулось от предъявленных идей и основательной подборки аргументов, но дало таки добро (не благодаря заслугам Деймоса и Доминика, а просто ради интереса) на появление нового члена группы. Оставалось найти подходящую кандидатуру. Кандидатуру нашли еще в тысяча девятьсот восемьдесят пятом году, но столкнулись с тем, что в то время кандидату было двадцать семь лет, и помирать он совершенно не собирался. Пришлось ждать семнадцать лет, прежде чем представилась возможность заполучить его в свои ряды.

Ангел испытывал двойственные чувства: с одной стороны он был рад, что искомый человек наконец-то отдал Богу душу, но его совершенно не устраивал способ этой отдачи. Как представитель Рая, он до последнего надеялся, что Петр сумеет выбраться из беды, и не знал, радоваться ли ему, или горевать при виде очередного убийства. Черт был другого мнения на этот счет: он считал, что погибший в бою будет стремиться вершить суд над любыми злодеями и после смерти.

Хотя насильственную смерть мирных людей он так же не одобрял. Как бы то ни было, но встреча состоялась, и выбранный ими человек не подвел их первых ожиданий. Ангел улетел за окончательным согласованием, а черт взял на себя обязанности гида в потустороннем мире. Но начал он с другого… Петр летел над Землей на высоте сто восемьдесят километров и с удовольствием смотрел на звезды: он с детства мечтал увидеть их в открытом космосе. Скажи ему, что его мечта сбудется аж после смерти, и что его экскурсоводом в этом деле будет не кто-нибудь, а черт собственной персоной, он бы… «Я бы… Я бы… Не знаю, что бы я сделал!!! — растерянно подумал он. — Бред какой-то, честное слово! Не поверил бы! И кто бы мне это сказал, в конце концов, если никто не знает, что будет после смерти???» В черноте космоса звезды перестали выглядеть так, точно наклеены на поверхность прозрачного шара. Млечный путь стал объемным, и было отчетливо видно, какая из звезд ближе, а какая дальше. Петр с удивлением отметил, что почти все звезды перестали мерцать, и светили ровно, словно лампочки. Он хмыкнул.

— Нравится, правда? — поинтересовался Деймос, замедляя скорость и останавливаясь над Уральскими горами. — Узнаешь местность?

— Урал. — пожал плечами Петр.