Путь к сердцу мужчины

Мартон Сандра

Люсинда Бэрри вылезла из огромного картонного торта в крошечном бикини, под смех полусотни пьяных мужчин. Ей пришлось сделать это, чтобы получить диплом выпускницы Школы кулинарных искусств и поступить на работу в качестве кухарки в дом к одинокому молодому мужчине, бабушка которого заверила ее, что женщин он не любит…

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Те женщины, чьи сердца Джозеф Романо уже успел разбить, и те, которые пока только искали подобной участи, описали бы его как неотразимого красавца, темноволосого, голубоглазого.

Финансовые магнаты, наблюдавшие за тем, как Джо зарабатывал свои миллионы на фондовой бирже Сан-Франциско, отрекомендовали бы его как хладнокровного, амбициозного дельца. Вернее, они употребили бы гораздо более сочные и менее вежливые выражения, среди которых слово «красавец» уж точно не встречалось бы.

Бабушка Джо, которая обожала внука все тридцать два года его существования, уверяла всех, что ее Джозеф красив, как бог, мил, как ангел, и умен, как сами знаете кто. Нонна

[1]

сохранила верность высоким нравственным принципам, поэтому не осмеливалась произнести имя дьявола вслух.

При каждой встрече с внуком она неустанно твердила ему, что необходимо есть больше овощей, вовремя ложиться спать, а главное — найти порядочную итальянку, жениться на ней и одарить ее, нонну, множеством очаровательных умненьких бамбино

[2]

.

Джо любил бабушку всем сердцем. Она и брат Мэтью — вот и все, что осталось от их семьи. Всеми силами он старался радовать ее. Ел овощи, вовремя ложился в постель — правда, не только для сна, но и ради бесчисленных красоток, которые проходили через его занятую, беспокойную жизнь.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Превращение из поварихи в стриптизерку обещало быть непростым, но она уже начала привыкать к трудностям.

Костюм был ужасен: какие-то клочки ткани, расшитые блестками.

Люсинда торжественно сняла с головы поварской колпак, расстегнула белоснежную куртку, сняла, снова застегнула и аккуратно сложила; за ней последовали брюки. Глубоко вздохнув, девушка взяла трусики-бикини и попыталась их натянуть. Малы! Этот крошечный кусочек ткани оказался ей не по размеру. Теплая волна надежды на спасение обдала девушку: не может же она, право слово, выпрыгнуть из торта в костюме повара. Если наряд стриптизерки ей не подходит…

Черт побери! Люсинда издала стон, посмотрев на себя в зеркало. Естественно, набедренная повязка не налезала — ведь она пыталась натянуть ее на белые хлопковые трусы.

Девушка едва не рассмеялась. Ну и вид! Очки в металлической оправе, бледное ненакрашенное лицо, волосы туго стянуты в пучок на затылке. Простенький хлопковый бюстгальтер и такие же трусы… а поверх них переливающийся лоскуток. Нечто среднее между Мэри Поппинс и певицей Мадонной.