Меч двух драконов

Нечаев Евгений Алексеевич

Сына Сатаны ждет самая большая и жестокая схватка в его жизни

Интерлюдия 2.

Ад, круг Пятый

Портал уже привычно сверкнул зеленым светом, и мы с Лагом стояли на земле пятого круга. Вельзевул постарался, нас выкинуло на приличной улице одного из городов пятого круга.

– Добро пожаловать домой! – жизнерадостно поздравил я демона. Ночка на четвертом круге была из лучших, а главное спокойная.

– Лишь мне не в радость дом родной, – буркнул Лаг.

– Поэт, поэт, – согласился я. – Ладно, давай восстановим тебя в правах и я пойду искать портал на шестой круг.

По улице прогуливались демоны, пару раз мелькали суккубы, разок я заметил даже крылья падшего ангела. Пятый и шестой круг. Благопристойно, мирно, спокойно. Островок прежнего ада, во всеобщем хаосе. Но Лагу, похоже, было не по себе.

Ад, круг Шестой

Шестой круг многим походит на пятый, только богаче. Дома выше, демоны, вернее дьяволы, сытнее, грешники повизгливее. Нас отправили по легальному пути, а значит, и встреча ожидала соответствующая. Портал перенес нас в солидное здание с множеством выходов, перед которыми скучала стража.

– С какой целью, – поинтересовался один из дьяволов. Это были те же демоны, только сильнее, и опаснее в боях. Да и начищенные косы блестели поопасней, чем бичи.

– Я хочу стать дьяволом, – солидно произнес Лаг. – Хочу пройти Испытание.

– А вы? – повернулся ко мне охранник.

– По службе, – уклончиво ответил я. Впрочем, этого хватило, и страж распахнул дверь.

Ад, круг Седьмой

Лаг слабо открыл один глаз и обнаружил, что лежит в комнате, на удобной посели, а на соседней надевает сапоги сын Сатаны.

– Поздравляю с открытием века, – серьезно сказал он.

– Какое открытие? – не понял Лаг. – Какого века?

– Левого. А теперь и правого.

– Где мы?

Ад, круг Восьмой

Надеялся на авось, а получил промеж рогов. Так говорят в Аду. И так случилось с нашим отрядом. Мы вышли во дворе одной из крепостей восьмого круга. И камень, раздробивший одну из башенок лучников, дал понять, что Стигор успел раньше.

– Отойди! – едва не сбила меня суккуб. – Здесь и без сопливых скользко!

– Возможно, все лучше, чем я думал.

К нам приближался огромный рыцарь, в сопровождении харесеарха и суккуба. Похоже, нас здесь ждали.

– Что вас задержало Абелла? – рыцарь не стал тратить время на расшаркивания.

Ад, круг Девятый

«Что значит ступайте?» – взорвалась в мозгу вредная мысль.

– И это девятый круг? – сказал кто-то под ухом. Голос знакомый, но усталый и нерадостный…

– Лаг и ты здесь?

– А где мне еще быть? – дьявол стоял, задумчиво осматривая окрестности. – Я представлял это иначе.

Посреди ровной, как водная гладь в безветренный день, равнины возвышался дворец. Он был величественен, и соединял в себе, казалось все архитектуру, гармонично и красиво. Кто бы ни создавал его, он был гений.

Меч двух драконов

I.

Огромная черная дуга приближалась с севера. Подобно косе смерти, неотвратимо, быстро и страшно. Над ними полыхал кровавый рассвет. Рассвет для многих последний в этой жизни.

Иллиал встал рядом со мной. Он сменил доспех и плащ на мантию Мага. Золото переливалось в свете яркой звезды, которую во всех мирах называют одинаково – Солнце.

– Для полноты картины не хватает только ветра, что развевает мантию героя, – слабо пошутил я.

Иллиал слабо шевельнул посохом, и свежий порыв ветра расправил складки мантии. Рубин на конце посоха светился, отражаясь в алых, как пламя, глазах молодого мага.

Коса смерти приближалась, размахивая смертоубийственными конечностями скрипя клыками, клешнями и многим другим, что было придумано ради убийства.

II.

Найен лишь осенил себя тремя кольцами Светлого Брата, увидев Меч Бога. По рядам солдат пронесся негромкий, радостный говор. Когда небо очищено от всякой мрази, можно и надеется на победу.

– Арбалетчики, – позвал паладин.

Поток стальных болтов встретил авангард оборотней. Серебро да осина, лучше, но и добрая сталь не подведет. Особенно обмотанная горящей паклей.

Один из оборотней ткнулся мордой в землю, из пустой глазницы жутко торчал стальной болт, еще один покатился по земле пылающим факелом.

Мохабры встретили оборотней остриями хассалов. Копья враз ударили, и двойные наконечники окрасились черной кровью. Передние ряды оборотней легли на холодный камень плато. Одина из тварей извернулась, и вцепилась в горло мохабру. Чернокожий гигант жутко захрипел, падая под тяжестью порождения существа. Стоящий сзади воин саванны одним ударом пробил голову твари и встал на место павшего.

III.

Рафаил наблюдал за разгоревшейся битвой. Кровь, кровь, кровь. Красная, горячая, и каждая ее капля казалось, прожигала архангела насквозь.

– Хватит, – прошептал целитель. – Довольно! Довольно!!!

А кровь лилась. Падали Смертные и уходили их души в бездну, из которой нет возврата. И в ответе за это был и Рафаил.

С вершины горы, прекрасно смотрелось все плато Вьюг, превращенное в поле битвы. Авангард оборотней уже выдыхался, сменяясь на крыс, слизней и кротоскорпионов. Бледное, как окружающий снег, лицо архангела судорожно дернулось.

Позади войска противостоящего армаде существа стоял сын Люцифера. Стоял в окружении многочисленных стягов, отдающий приказы. Рафаил увидел и Искру Творца, что возожглась в душе Кресса, после отречения.

IV.

Драконы сражались молча. Если один из них падал, уходя в Великую Стаю, или отступал на шаг назад, вымотанный безумием боя, как на его место становился другой. Лишь Сельтейра сражалась без замены. Серебристый клинок стал черным, от не успевавшей стекать крови. Куски черного мяса едва успевали соскальзывать с клинка, когда он погружался в очередную жертву.

Сельтейра плакала. Плакала оттого, что ее меч рубит слишком медленно, что ее руки недостаточно сильны. Плакала, что твари идут к ней так медленно. Темная эльфийка хотела умереть, но погибнуть в бою, когда меч в уже умирающей руке рассекает очередного врага. Она сама не замечала, что возле нее уже громоздятся горы тел оборотней и крыс. Это была ее месть за Иллиала и за свое краткое счастье.

Чьи-то сильные руки рванули Сельтейру за плечи, затаскивая обратно в строй. На ее место мгновенно встал огромный дракон. Хакнув он разрубил одним ударом двоих слизней, зацепив пяток крыс.

– Тебя зовет Кресс, – крикнули ей в ухо, заглушая звон стали.

Сельтейра встала и пошагала в сторону лагеря. Ей казалось, что она уже знает, что скажет Кресс.

V.

Это было красиво. Прекрасные долины расстилались под ногами обутыми не грубые походные сапоги, а в легкую обувь из лепестков роз. В теле не было усталости, оно было молодо и полно сил.

– Я умер, – спокойно констатировал Иллиал.

– Еще не совсем, – произнес кто-то.

Рядом стоял некто в сверкающих доспехах, с огненным мечом на поясе. Широкие белые крылья за спиной, казались частью воинского облачения.

– Приветствую могучего Михаила, – поклонился Иллиал.