Заколдованный замок

Несбит Эдит

Герои сказок английской писательницы Эдит Несбит — обычные дети, вырвавшиеся из города на «простор» летних каникул. И сразу же начинаются удивительные приключения. Забавное чудище, живущее в песочной яме, или кольцо, найденное в замке, исполняют любые их желания. Однако, получив желаемое, дети попадают в такие невероятные ситуации, из которых нелегко найти выход.

Глава первая

Их было трое — Джерри, Джимми и Кэтлин. Джерри на самом деле звали Джеральдом, а если вы решили, что его полное имя «Иеремия», то тем хуже для вас. Полное имя Джимми — Джеймс, а как по-взрослому зовут Кэтлин, никто не помнил, поскольку братья называли ее Кэтти или Киска, когда бывали с ней ласковы, или Кошкой-Царапкой, когда ссорились. Все они учились в школе в маленьком городке на западе Англии, причем мальчики ходили в одну школу, а сестричка — в другую, поскольку вполне разумное обыкновение учить мальчиков и девочек в одной и той же школе у нас пока, к сожалению, не привилось. На субботу и воскресенье они оставались в доме одной доброй одинокой леди, которая, как могла, заботилась о них. Плохо только, что там было совершенно невозможно играть. Знаете такие дома? В них и говорить-то вроде как неловко, даже когда вас оставляют одних, а уж играть так и совсем противоестественно. И потому дети с нетерпением ждали каникул, когда можно будет вернуться домой и целые дни напролет проводить вместе в нормальном доме, где и разговаривать легко и игра идет сама собой, и где, кроме того, в их распоряжении имеются все поля и леса Гемпшира, полные увлекательных открытий и приключений. Да и кузина Бетти присоединится к ним — так что имело смысл продумать все будущие игры заранее. У кузины Бетти занятия кончались раньше, чем у них, а потому она первой отправилась домой. Но надо же было так случиться, что сразу же после возвращения она зачем-то схватила корь и вот теперь остальные трое детей должны были оставаться в городе вместо того, чтобы вернуться к родителям. Сами понимаете, как они огорчились. Семь недель проторчать в доме у мисс Гервей — да об этом и подумать-то было тошно! В конце концов общими усилиями они написали домой большое письмо, в котором все напрямую и сказали родителям. Родители очень удивились — они-то думали, какая это удача, что детки могут запросто бывать у старой доброй мисс Гервей! — но все же они отнеслись к этой проблеме как порядочные люди (так выразился Джерри), и после интенсивного обмена письмами и телеграммами вопрос был улажен, и мальчикам разрешили остаться в школе, где училась Кэтлин, поскольку все девочки уже разъехались. Преподавательницы разъехались тоже, и за всеми осталась присматривать одна только «француженка».

— Здесь гораздо лучше, чем у мисс Гервей, — заявила Кэтлин, приведя мальчиков к «француженке» знакомиться и договариваться о переезде. — К тому же моя школа совсем не такая отвратительная, как ваша. У нас тут и салфеточки есть, и занавески на окнах, а у вас одни только парты да черные доски с чернильницами.

Мальчики отправились собирать свои сундучки, а Кэтлин украсила все три комнаты, как только смогла, расставив повсюду цветы в банках из-под джема — в основном, это были ноготки, поскольку больше ничего другого на заднем дворе школы она найти не смогла. В школьном саду цвели герань, бегония и какой-то неведомый кустарник, называвшийся «канцелярия», но, само собой, обрывать эти цветы детям было строго-настрого запрещено.

— Нам надо придумать какую-нибудь большую игру на все каникулы, — сказала Кэтлин после чая. Она уже распаковала сундучки братьев и разложила вещи в разноцветные ящики комода. За то время, пока она аккуратно и заботливо выкладывала небольшие стопки носок и рубашек, она успела почувствовать себя вполне взрослой, а потому совершенно по-взрослому предложила: — Давайте сочинять книгу.

— Ничего у тебя не выйдет! — тут же выпалил Джимми.

Глава вторая

Есть много вещей, в которые в детстве очень трудно поверить — но до скучного разумные взрослые непременно подтвердят, что все это истинная правда. Например, они заверят вас, что Земля круглая и что она вращается вокруг Солнца. А вот про то, во что в самом деле стоит верить — про сказки и волшебство, — взрослые непременно скажут, что это одни выдумки. А ведь в них-то поверить гораздо легче, особенно когда чудеса совершаются прямо у вас на глазах. Сколько раз я уже говорила вам, что с самыми разными людьми происходят самые удивительные события, только они не хотят о них рассказывать, потому что знают, что им никто не поверит — вот они и молчат и только со мной делятся своими тайнами. А мне они рассказывают о них потому, что знают — уж я-то верю всему.

Итак, после того как Джимми разбудил Спящую Красавицу, она пригласила всех троих в свой дворец — надо же им было наконец подкрепиться. Теперь дети уже не сомневались, что попали в заколдованное место, где происходят всякие чудеса. Медленно, растянувшись цепочкой, шли они во дворец по заросшей травою тропе. Впереди шла Принцесса, Кэтлин несла ее переливавшийся блестками шлейф, за ними следовал Джимми, а Джеральд замыкал процессию. Все трое были уверены, что попали в самое сердце волшебной сказки, и они поверили в это тем более охотно, что очень устали и проголодались. По правде говоря, они настолько устали и проголодались, что едва разбирали дорогу и уже не замечали красот великолепного сада, через который вела их одетая в тонкий розовый шелк Принцесса. Они двигались, словно во сне, и очнулись только в огромном зале, вдоль стен которого выстроились рыцарские доспехи и старые знамена, а на полу лежали большие звериные шкуры. Посреди зала стояли тяжелые дубовые столы, окруженные скамьями.

Медленно и торжественно вошла в свой замок Принцесса, но, едва оказавшись внутри, поспешно вырвала нарядный шлейф из рук Джимми и пристально глядя на трех своих гостей, предупредила:

— Подождите меня минутку — и не вздумайте разговаривать, пока я не вернусь. Здесь полно всяких чудес, и я сама не знаю, что может случиться, если вы без меня начнете болтать, — После чего она подхватила тяжелые шитые золотом складки платья, обернула их вокруг локтя и выскочила («Тоже мне Принцесса», — как позднее бурчал Джимми), показав на бегу черные чулочки и черные башмачки.

У Джимми язык так и чесался сказать, что он не верит, будто что-то может произойти, если он даже и заговорит, но он боялся, как бы это «что-то» не произошло в тот самый момент, когда он откроет рот, а потому он удовольствовался страшной гримасой, причем нос его свернулся набок, а язык язвительно вылез изо рта на довольно-таки изрядное расстояние. Остальные сделали вид, будто ничего не заметили, и это сокрушило Джимми куда сильнее, чем любой словесный отпор. После этого они сидели молча — лишь Джеральд чуть слышно притопывал пяткой по мраморному полу. Затем вошла Принцесса. На этот раз она двигалась очень медленно и осторожно, на каждом шагу осторожно раздвигая ногой тяжелые складки платья — теперь она не могла подхватить их руками, поскольку в руках она несла поднос.