Юбер аллес

Нестеренко Юрий

Харитонов Михаил Юрьевич

Внимание! Данный текст не является окончательным текстом романа и предназначен только для тестирования. Его распространение через электронные библиотеки и т.п. не допускается

. Если вы обнаружили этот текст где-либо, кроме авторских сайтов, пожалуйста, сообщите автору ([email protected]).

Пояснение к бета-версии

Бета-версия романа, как и бета-версия программы, служит для поиска ошибок, ускользнувших от внимания авторов. Просьба писать обо всех замеченных ошибках, от простых опечаток до арифметических, логических и фактических, по адресу [email protected] Не верьте авторам на слово, проверяйте каждую мелочь типа фазы луны или долготы дня. А вот предложений по изменению сюжета, характеров героев и т.п. присылать не нужно.

Ablehnungshinweis

Всякое совпадение имен и названий с известными реальными является неслучайным. Тем не менее, авторы напоминают, что в жанре альтернативной истории не только события, но и характеры могут получать альтернативное развитие, и персонажи романа могут существенно, вплоть до полной противоположности, отличаться от своих прототипов. Несмотря на то, что в романе приводятся в том числе и реальные сведения, авторы подчеркивают, что данная книга не может рассматриваться как источник информации о реально существующих физических и юридических лицах и торговых марках.

Большинство сведений по военной истории соответствует действительности.

Авторы также напоминают тем, кто прогуливал в школе уроки литературы, что взгляды писателя могут как совпадать, так и не совпадать со взглядами его героев.

Вы приступаете к чтению на свой страх и риск. Авторы не несут никакой ответственности за моральные травмы, которые могут быть нанесены вам содержанием романа.

VORWORT

9 сентября 1941 года, вторник. Берлин, Кёнигсаллее, 35. Раннее утро.

Вокруг был войлок, целые горы сырого войлока. Он давил на грудь, на лицо, вонял мокрой жарой. Откуда-то издалека, из-за войлочной завесы, доносилось непонятное «бу-бу», «бу-бу-бу».

Клаус попытался открыть глаза, но лучше не стало: в горячем тумане плавали какие-то белые пятна. Одно из них приблизилось, и коснулось его лба сухим и холодным. Потом войлок опять накрыл его с головой.

Постукивание серебряной ложки по зубам ненадолго привёло его в чувство. Он послушно разжал челюсти. Ложка скользнула внутрь, и во рту стало горько. Он с усилием сглотнул, и снова погрузился в беспамятство.

— Через два часа ребёнок умрёт, — сказал кто-то из-за войлока.

Клаус знал, что значит умереть. В прошлом году, летом, умерла его маленькая сестричка, Барбара. Мама сидела в гостиной и читала французскую книжку, и тут вошёл отец, высморкался, и сказал: «Господь забрал нашу малютку, Марта». Тут мама сразу начала плакать, а толстый семейный доктор, которого Клаус звал просто «дядя Вальтер», совал ей в руку флакончик с вонючей солью от обморока.