Первый встречный

Радфорд Эмма

Барбара приезжает в Лондон, чтобы забыть о Грегори — своей прошлой любви. Кроме того, она мечтает заняться любимым делом и открыть пекарню-кондитерскую. И все вроде бы складывается хорошо: кондитерская Барбары пользуется большой популярностью в Челси, от покупателей нет отбоя, воспоминания о Греге уже не застилают глаза жгучими слезами. И вдруг девушка получает приглашение на свадьбу своей младшей сестры Энн с Грегори Смайтом! Она не может присутствовать на этой свадьбе, но не приехать тоже нельзя! И тогда Барбара просит совсем незнакомого мужчину поехать с ней на свадьбу сестры и сыграть роль своего давнего поклонника…

1

Звонок матери застал Барбару врасплох. Каким-то чудом ей удалось придать своему голосу радостные интонации.

— Это чудесная новость, мама! — проговорила она и, опасаясь, что молчание может выдать ее, торопливо продолжила: — Я никак не предполагала, что Грег так быстро женится снова — да еще на моей младшей сестре! Когда венчание?.. — спросила она, чувствуя, что это последнее слово застревает у нее в горле. — Когда Энн и Грег назначили день свадьбы?

— В субботу через неделю, — прозвучал ответ миссис Уинслоу. Сквозь слабое потрескивание помех по длинным междугородным телефонным проводам, связывающим Лондон и Девиот-Хилл, доносился ее восторженный голос. — Им нет смысла откладывать. Маленькой Битти нужна мать. Она и так слишком много пережила. Да и Энн хотела бы поскорее перебраться в дом Грега, чтобы избежать лишних сплетен. Мы решили — чем скорее они поженятся, тем лучше. Теперь в нашей семье все будут медики, как твой отец.

А я еще больше отдалюсь от вас! — с сожалением подумала Барбара и сразу же отогнала эту мысль. Ей было двадцать четыре года, и лишь несколько лет назад она перестала корить себя за то, что не оказалась способной к медицине.

— Энн по-прежнему будет работать медсестрой? — как можно вежливее осведомилась она.

2

«Старая лампа» была уже переполнена, но администратор, узнав Конрада, тотчас проводил их в удобную угловую кабинку.

Джейк расположился на обитом кожей сиденье на почтительном расстоянии от девушки. Она была благодарна ему за то, что он, очевидно, не намеревался форсировать события. Любой здравомыслящий человек на его месте скорее всего бросился бы прочь, узнав о ее плане. Барбара начала уже раскаиваться в своем порыве, радуясь, что не успела еще посвятить его в суть дела.

А Джейк свободно откинулся на спинку сиденья, попеременно обращаясь то к администратору, то к своей спутнице:

— Спасибо, Энтони, я твой должник! Что вы будете пить, Барбара?

— Белое вино, пожалуйста, Шабли, если оно есть.