Страсть Маргариты

Ринка Кейт

После наказания за свое своеволие Марго возвращается в этот новый для нее мир вампиров и сразу же попадает в ловушку... cмерти ли? страсти? а может... своей новой любви?

  

Спустя месяц...

  ...холодно... было очень холодно... и вокруг одна темнота, пронизывающая вместе с этим диким холодом до самых костей... я ударила ладонью по полу и закричала, заканчивая крик шипением... было так больно... и все тело царапали нервные голодные импульсы...

  ...после передышки я поползла на четвереньках дальше, уже зная наизусть каждый метр и угол этой треклятой комнаты... рука поднялась с мягкой обивки, уже не знаю чего - стены, потолка или пола, и опустилась на твердый метал... чертова железная дверь! ... я снова начала кричать и бить по ней рукой, углубляя незначительные вмятины...

  ...от бессилия и боли я сжалась в комок, раскачиваясь из стороны в сторону... и снова с губ сорвался крик... здесь были только я и мой голод, жестоко грызущий мою плоть...

  ...и сквозь сонную дымку накатывало чувство, что кто-то пытается прорваться в мое сознание...

  

Первая новость

  Радий, Компаньон Серафима, проводил меня в комнату, тоже попросив перед уходом не заставлять "Главу" ждать. Я кивнула, выдавив улыбку - с трудом терпела, когда мне что-то указывают, и это было только начало...

  В моей комнате, находящейся в том же подвале виллы Серафима, где я и отбывала свое наказание, стояла кровать и гроб, так сказать - на выбор. И гроб, как постель для дневного сна, мне был всегда милее. Все свое существование мы, вампиры, были сказкой и мифом для людей... до недавних пор. Сейчас же мы живем вместе с ними бок о бок по прихоти наших Старейших, которых я непочтительно считала выжившими из ума. И такой их поступок лишь подтверждал мое мнение - жить с людьми в открытую было неправильно, и в чем-то - опасно. И мало того, что я этого не понимала и с трудом принимала, так еще и умудрилась проспать все перемены, которые мне дорогого стоили. Однажды я заснула долгим сном, когда вампиры еще скрывались в тени, а проснулась уже в новом мире. И не успела отойти ото сна и перемен, как попала в изолированную комнату в наказание за свое непослушание. И я вряд ли захочу все это испытать снова. Я прекрасно понимала, что моя жизнь круто изменилась и к ней нужно приспосабливаться, иначе просто не выживу. Но как же это было... сложно.

  Зайдя в ванную, я включила теплый душ. Стекая по телу, вода окрашивалась в алый цвет, смывая кровь с бледной кожи. Я провела в изолированной комнате месяц, целый месяц, едва понимая сейчас, как смогла это выдержать. Я билась в голодных истериках, наносила себе раны и надрывала глотку, хоть как-то выпуская боль. Казалось, что голод уже по привычке продолжает терзать и сейчас.

  Неожиданно я ощутила рядом с собой чье-то присутствие. Но ощущение этого присутствия уже было мне знакомо. Оглядевшись, я заметила в верхнем углу комнаты белую дымку. Это и была жена Серафима, а вернее то, что от нее осталось - холодный призрак, не лишенный эмоций. И меня она ненавидела, ревнуя к мужу, чувствуя ко мне его влечение и интерес. Об этой паре я думала с содроганием - не представляю себе такой жизни, а они так жилы, уже около тысячи лет... Нет, даже представлять себе такое не буду. Жизнь без любви для меня не жизнь.