Адские конструкции

Рив Филип

Пятнадцать лет минуло с тех пор, как Анкоридж нашел себе пристанище на побережье Мертвого континента. Город превратился в неподвижное сонное поселение, а люди забыли о бесконечных странствиях по ледяным просторам. Но спокойным временам пришел конец: вернулись Пропащие Мальчишки. Они готовы на любой риск, чтобы заполучить Жестяную Книгу Анкориджа. А Том и Эстер вновь отправятся в путь — на этот раз, чтобы найти свою похищенную дочь Рен…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

СПЯЩИЙ ПРОБУЖДАЕТСЯ

Сначала ничего не было. Потом что-то сверкнуло, зашипело, как на раскаленной сковородке, и в памяти замелькали неясные образы и воспоминания. Затем раздался сухой треск, напряженное гудение, и вместе с ослепительно голубым потоком электричества жизнь хлынула в опустошенные каналы его тела и мозга — так морская вода заполняет скальные гроты во время прилива. Тело судорожно напряглось и вытянулось с такой силой, что на какое-то время застыло на весу, опираясь только на пятки и стальной затылок. Он закричал и очнулся, внезапно ощутив, что куда-то проваливается; глаза запорошила метель атмосферного электричества.

Вспомнил, как умирал. Вспомнил изуродованное шрамом лицо девушки, которая пристально наблюдала за ним, неподвижно лежащим в мокрой траве. Та девушка была ему по-настоящему дорога, гораздо более дорога, нежели позволительно Сталкерам, мало чем дорожившим на этом свете. Ему тогда очень хотелось сказать ей

что-то, но никак не получалось. Теперь в памяти остался только туманный отпечаток ее обезображенного лица.

Как же ее звали? Речевые мышцы непроизвольно сократились, и родился звук:

— Э…

Глава 2

АНКОРИДЖ-ВИНЛЯНДСКИЙ

Прошли месяцы. Совсем на другом конце света девочка по имени Рен Нэтсуорти лежала в постели и наблюдала, как полоска лунного света медленно скользит по потолку ее спальни. Времени уже было за полночь. Стояла глубокая тишина, Рен слышала только собственное дыхание да редкое поскрипывание стен старого дома. Вряд ли где-то еще в мире, подумалось ей, есть более спокойное место, чем то, в котором она живет. Анкоридж-Винляндский был когда-то ледоходным городом, а теперь, полуразрушенный, укрылся в скалах на южном берегу безымянного острова посреди неизвестного озера, затерянного в глухом уголке Мертвого континента.

Однако даже в этой непроницаемой тишине девочке не спалось. Вертелась с боку на бок, стараясь устроиться поудобнее, но лишь запуталась в жарких простынях. Накануне, за ужином, она снова поругалась с матерью. Началось, как обычно, с пустяка — Тилди Смью и братья Заструджи позвали Рен гулять, и она отказалась мыть посуду.

А потом спор быстро разгорелся в ужасную ссору со слезами, взаимными обвинениями и поминанием старых обид, которыми обе бросались друг в друга, как ручными гранатами, а расстроенный отец держался за пределами поля боя и только повторял: «Рен, утихомирься!», «Эстер, успокойся!».

В конце концов Рен, конечно, пришлось смириться с поражением. Она перемыла посуду и демонстративно отправилась к себе наверх спать, постаравшись, чтобы все это слышали. С той минуты у нее в голове одна за другой рождались колючие фразы, которые ей хотелось кинуть в лицо матери. Ведь мама даже понятия не имела, что значит быть девушкой пятнадцати лет. Она в этом возрасте со своей уродливой внешностью, наверное, вообще не встречалась с мальчиками, особенно с такими, как Нэт Заструджи, в которого влюблены все девочки Анкориджа и который в разговоре с Тилди обмолвился, что Рен ему очень нравится. Мама, скорее всего,

никогда

не нравилась ни одному мальчику, кроме папы, конечно (и что он в ней нашел, остается для Рен одной из Великих Нераскрытых Тайн Винляндии).

Она снова заворочалась в постели, пытаясь отогнать злые мысли, но, убедившись в тщетности усилий, решила прогуляться. Может быть, на свежем воздухе раздражение выветрится само. А если родители проснутся и обнаружат исчезновение дочери, то пусть думают, что она утонула или убежала из дома, и пусть это послужит для мамы уроком. Рен уже не маленькая, чтобы с ней так обращались! Девочка выбралась из постели, оделась, натянула на ноги носки и ботинки и, крадучись, спустилась по лестнице в живом безмолвии дома.

Глава 3

ПИЯВКА «АУТОЛИКУС»

Рен словно пружиной подбросило; она неловко отпрянула в обратную от Гаргла сторону и бросилась наутек на подгибающихся от ужаса ногах, но не успела сделать и трех шагов, как из темноты слева возник еще один незнакомец, схватил ее в охапку, развернув по инерции вокруг, и швырнул обратно на землю.

— Коул! — закричала она, но холодная рука зажала ей рот. Рен увидела над собой другое бледное лицо, наполовину закрытое длинными прядями черных волос.

Подбежал мужчина с берега, и в глаза девочки ударил узкий луч голубого света от включенного фонаря, заставив ее сощуриться.

— Аккуратнее, — сказал тот, которого звали Гаргл. — Убери лапы, не видишь — женщина! Молоденькая. Я так и думал. — Он отвел в сторону луч фонаря, чтобы не слепил Рен. С самого начала Гаргл показался ей ровесником Коула, но он был явно моложе. На лице улыбка. — Как зовут, красавица?

— Р-рен, — выговорила та, запинаясь. — Р-рен Н-н-н-нэтсуорти.

Глава 4

ЛЕГЕНДА О ЖЕСТЯНОЙ КНИГЕ

Утро с самого рассвета выдалось ясное, над озером раскинулось чистое небо цвета колокольчиков, вода — прозрачная, как стекло, и такая тихая, что все острова Винляндии, казалось, мирно покоятся каждый на своем собственном перевернутом отражении. Рен еще спала, утомленная ночными приключениями, но Анкоридж у нее за окошком уже проснулся. Дымятся трубы всех тридцати заселенных домов, рыбаки приветствуют друг друга, шагая вниз по городским лестничным маршам к берегу, где их ждут причаленные лодки.

Над Мертвыми холмами, расположенными в южной части острова, с северной стороны возвышается пятнистая гора, нижние склоны которой покрывают зеленые заросли кустарника, молоденьких сосенок и сочной травы, испещренной полевыми цветами. Вот на одном из крутых горных лужков пасется стадо диких оленей. Их очень много в лесах этого благодатного острова; некоторые уже переплыли на другие, необитаемые острова и остались жить там. Люди долгое время гадали, откуда взялись олени в этих краях: то ли выжили здесь с тех пор, как пала древняя Американская империя; то ли пришли с Севера, из Заполярья; то ли добрались сюда с дальнего Запада из неведомых и, видимо, обширных зеленых оазисов. Однако единственный интерес, который олени представляли для Эстер Нэтсуорти, когда она натягивала тетиву своего лука, укрывшись среди деревьев с подветренной стороны стада, — это количество добытой оленины.

Спущенная тетива издала короткий, упругий звук, олени высоко подпрыгнули на месте и бросились бежать вверх по склону в спасительную чащу — все, кроме самой крупной самки, упавшей замертво с торчащей из сердца стрелой. Ее тонкие ноги еще долго били копытами в воздухе. Эстер не спеша подошла к затихшей оленухе, вытащила стрелу, обтерла пучком травы наконечник и аккуратно сунула ее на место в висящий за спиной колчан. В безмятежном солнечном свете кровь животного была ярко-красной. Эстер погрузила палец в рану и провела кровавую черту у себя на лбу, одновременно произнося негромким голосом молитву богине охоты, чтобы душа убитой оленухи не преследовала ее. Затем с трудом взвалила тушу на плечо и зашагала вниз по склону холма к лодке.

Другие винляндцы редко охотились на оленей. Объясняли это тем, что им вполне хватает озерной рыбы и птицы. Но Эстер считала, что просто ее земляки слишком мягкосердечные, у них рука не поднимается убивать этих животных с огромными выразительными глазами и красивыми, стройными телами. Сердце Эстер было твердым как камень и рука твердая, поэтому и охотницей она слыла самой лучшей. Ей нравилось ощущение покоя и одиночества, которое дарил ей лес ранним утром; здесь она отдыхала от присутствия своей дочери, Рен.

Эстер с ностальгией вспоминала маленькую веселую девочку, какой была Рен в детстве, как поднимала своими ножками брызги на мелководье или засыпала у нее на коленях под колыбельную песню. И когда дочка с радостью смотрела ей в лицо и нежно трогала пальчиками пересекающий его ужасный шрам, Эстер со светлым чувством думала, что вот наконец появился на свете дорогой ей человек, который будет всегда любить ее такой, какая она есть, не испытывая ни малейшей неловкости из-за уродства матери. Том хоть и утверждает неизменно, что не придает никакого значения внешности и любит ее за многое другое, но Эстер все же так и не удалось справиться с подозрениями, что втайне он мечтает о другой, красивой женщине.

Глава 5

НОВОСТИ С ОКЕАНА

Он был сама доброта и участие: усадил ее на теплый мох, ковром устилающий валун, вытер носовым платком горькие слезы обиды и держал за руку, пока девочка не успокоилась и не смогла говорить.

— Ну что ты, Рен? Что с тобой?

— Ничего. Нет, честно, ничего… Ну и пусть. Это все мама. Она плохая.

— А вот это неправда. — Гаргл опустился на колени рядом с ней. Рен казалось, что с момента ее появления он ни на секунду не отвел в сторону своих добрых, озабоченных глаз, прикрытых синими очками, глаз друга. — Тебе повезло, что у тебя есть мама, — продолжал Гаргл. — Пропащих Мальчишек похищают, когда они совсем маленькие. Никому из нас не известно, кто наши мамы и папы, хотя иногда они приходят к нам во сне, и тогда очень-очень хочется увидеть их наяву. И раз твоя мама строга с тобой, значит, ты ее чем-то расстроила.

— Ты ее просто не знаешь, — еле выговорила Рен, стараясь не всхлипывать. Наконец это ей удалось, и она добавила: — Я видела ту книгу.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 20

ПО МОРЯМ, ПО ВОЛНАМ

— Пеннироял, дорогой! — М-м-м-м-м?

Шатер. Утро. Мэр с супругой сидят на противоположных краях длинного стола в комнате для завтраков с кисейными занавесками на окнах, задернутыми от горячего солнышка. Позади мэрши стоит чернокожий раб и машет опахалом из страусовых перьев, приятно обдувая женщину прохладой и шелестя газетой, которую пытается читать ее муж.

— Пеннироял, я с вами разговариваю! Нимрод Пеннироял обреченно вздохнул и свернул газету.

— Что тебе, Фифи, сокровище мое?

Общеизвестно, что самозваному естествоиспытателю, сумевшему завладеть огромным состоянием, нужна подходящая жена, и Пеннироял отыскал на свою шею Фифи Хекмондуик. Пятнадцать лет назад, когда «Золото хищников» возглавляло всевозможные рейтинги бестселлеров на борту каждого города в пределах Охотничьих земель, эта женщина казалась выгодной партией. Ее семья принадлежала к старинному аристократическому роду Брайтона, правда обедневшему. Пеннироял был всего лишь безродным искателем приключений, зато богатым. Их женитьба позволила семье Хекмондуик восстановить материальное благополучие и предоставила Пеннироялу социальный статус, необходимый для избрания его мэром. Из Фифи получилась прекрасная жена для мужчины, делающего политическую карьеру: умела занимать гостей разговорами и составлять букеты, методически планировать званые ужины и превосходно участвовать в открытии торжеств, празднеств и больничных отделений.

Глава 21

ПОЛЕТ ЧАЙКИ

Днем, когда посуду после второго завтрака уже убрали, а накрывать на обед еще не начали, Рен не спеша прогуливалась по прилегающему к кухне саду и вышла из Шатра как раз вовремя, чтобы увидеть, как авиакрыло Летучих Хорьков взлетало на ежедневное патрулирование неба над Брайтоном. Хорьки оборудовали себе временный аэродром на открытом, малоиспользуемом участке парка неподалеку от Шатра. Рен уже научилась различать большинство необычных летательных аппаратов по внешнему виду и сейчас без труда узнала те, что выруливали из ангаров. Вот выползает «Можешь взглянуть напоследок», за ним — «Из породы турманов», дальше — «Сухарь экономии» и «Супервертун ЖМВ». Персонал наземного обслуживания загонял их в полотнища пружинных катапульт, которые потом с силой вышвыривали аппараты вместе с пилотами за край Облака-9. Пилоты на лету запускали двигатели и молились, чтобы крыльям хватило подъемной силы удержать их в воздухе и не свалиться в грязь, оставляемую Брайтоном за кормой в океане.

Рен стояла у поручней, окаймляющих самый край парящей над городом палубы, и наблюдала, как Хорьки после каждого швырка один за другим выходили из пике, на бреющем полете проносились над крышами городских зданий и взмывали вверх, проделывая головокружительные фигуры высшего пилотажа и оставляя позади себя шлейфы зеленого и лилового дыма. Ее всегда восхищало это зрелище, но сегодня подействовало удручающе. Так вдруг захотелось рассказать об удивительных летательных аппаратах папе!

Позади аэродрома возвышался похожий на выгнутую китовую спину медный бугор, прикрытый кронами кипарисов. Он и раньше привлекал внимание Рен, но не настолько, чтобы не полениться подойти поближе и рассмотреть получше. Девочка привыкла думать, что это одно из абстрактных ваяний, каких много на лужайках Облака-9. Пеннироял приобретал их, желая угодить своим избирателям из Артистического квартала. Сегодня Рен от нечего делать побрела-таки в сторону бугра. С близкого расстояния стало видно, что это здание с огромными выпуклыми дверями с одного конца, а перед ними была площадка в форме веера из металлических плиток. Медные изгибы стен и крыши украшали декоративные гребни, которые придавали зданию подобие гигантской рыбы-шара, всплывшей посреди травки. С одной стороны наверх вела зигзагообразная пожарная лестница, и Рен не замедлила забраться по ней и заглянуть внутрь через высокое окошко.

В сумрачном помещении стояла необыкновенно изящная небесная яхта с обтекаемыми формами. Даже Рен, которая почти ничего не смыслила в воздушных кораблях, могла с уверенностью сказать, что яхта стоила немыслимых денег.

— Это «Чибис», — услужливо подсказал кто-то снизу.

Глава 22

УБИЙСТВО НА ОБЛАКЕ-9

Конец октября. Сейчас в Винляндии, подумала Рен, трава по утрам белая и шуршащая от ночных заморозков, озеро укутывает туман и, наверное, уже выпал первый снег. А здесь, на Срединном море, тепло, как в разгар лета, и облачка на небе маленькие, белые, легкие, будто подвешенные в виде украшений.

Несколько недель Брайтон не спеша крейсировал вдоль южных берегов Охотничьих земель. Затем, с приближением фестиваля Луны, повернул на юг к оговоренному месту встречи с городами-участниками празднеств. Когда на горизонте показалась земля, Фифи вместе с горничными вышла на смотровой балкон на самом краю Облака-9.

— Смотрите, девочки, смотрите! — восторженно восклицала она, указывая на береговую линию широким театральным жестом. — Африка!

Рен стояла рядом с мэршей с огромным зонтом от солнца в руках и пыталась разделить восторг своей госпожи, но у нее плохо получалось. Перед ее взором тянулась полоса низких, обрывистых, красноватых утесов на фоне равнины цвета печенья и пары больших скалистых гор вдали, прячущихся в дымке. По рассказам отца и мисс Фрейи Рен знала, что Африка служила колыбелью человечества и его убежищем в черновековье, последовавшем за Шестидесятиминутной войной. Но от великих цивилизаций, когда-то процветавших на этих берегах, не сохранилось никаких следов, а если и находились какие-то остатки, их давно присвоили алчные города-стервятники.

Один из таких расхитителей вскоре появился в поле зрения стоящих на смотровой площадке. Небольшая трехъярусная конструкция с громыханием перемещалась на широких бочкообразных колесах для песчаного бездорожья, поднимая за собой тучу красной пыли, похожую на развевающийся на ветру плащ. Рен без интереса взглянула на городок. Даже странно теперь вспоминать, как всего лишь двумя неделями раньше она могла посреди процедуры укладки волос миссис Пеннироял, забыв о своих обязанностях, выскочить наружу и с изумлением взирать на какой-нибудь маленький городишко, выкативший на берег. За это время Рен повидала такое количество городов и небольших мегаполисов, что теперь они уже не казались ей чем-то необычным и, уж конечно, не теми великолепными творениями, какими она их воображала дома в Винляндии. Однако, снова посмотрев на берег, почувствовала такую же растерянность, как в тот памятный день, когда впервые увидела Брайтон в перископ «Аутоликуса» и приняла его за остров. Те две горы вдалеке были вовсе не горы. И не вдалеке. Это были движущиеся мегаполисы — настолько огромные, что мозг отказывался верить тому, что видели глаза. Они медленно приближались к морю, и сквозь пыль и завесу выхлопных газов Рен могла различить на каждом по девять ярусов, ощетинившихся трубами и шпилями на крышах зданий.

Глава 23

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ БРАЙТОН!

Фестиваль Луны… Вместе с восходом солнца предвкушение праздника охватило плавучий город. Актеры и художники, обычно не размыкающие глаз раньше полудня, вскочили с постелей с первыми чайками и принялись накладывать последние мазки на сценические декорации и карнавальные платформы. Сегодня весь город станет одной большой сценой и зрительным залом одновременно! Торговцы и владельцы ресторанов крутили рукоятки подъемных ставней, открывая витрины своих заведений взорам будущих клиентов и наполняя занавески ликующим ветром грядущих небывалых барышей. Брайтонцы не были верующими людьми, большинство из них полагало, что религия в лучшем случае сказка, а в худшем — хитрый обман. Если в других городах первый осенний восход полной луны считался священным, торжественным событием, то для брайтонцев означал одно: время веселиться!

Вообщето, на борту Брайтона веселье продолжалось практически постоянно. Когда Рен только что попала сюда, то застала остатки Эстиваля-фестиваля — шестинедельного чествования богов лета с бурными вечеринками и костюмированными шествиями под нескончаемые фейерверки. Потом, уже при ней, состоялся Фестиваль больших шляп, Бьеннале сырных скульптур, Фестиваль непосещенных спектаклей, Неделя бога Поскитта, а также День травли мимистов (в этот день брайтонцам разрешалось любыми способами возмещать накопившуюся злость на кишащих на улицах города надоедливых бродячих артистах). И все же фестиваль Луны занимал особое место в сердцах и статьях доходов жителей Брайтона. Об этом свидетельствовало и все увеличивающееся собрание движущихся городов на берегу напротив стоящего на якорях плавучего курорта, которое сулило грандиозный туристский урожай. Даже редактор местной газеты «Палимпсест», в другое время не упустивший бы случая собрать всевозможные слухи и раструбить на целый свет о загадочном ночном убийстве на Облаке-9, сегодня посвятил ему лишь маленькую колонку на четвертой странице, а всю первую заполнил новостями, связанными с фестивалем Луны.

Конечно, на самом деле он не вполне был белым городом посреди лазурного моря, так выглядел Брайтон лишь со смотровых площадок Облака-9. А если спуститься на палубу, то станет видно, что он далеко не белый. Крыши домов обгажены чайками, на улицах ноги скользят на брошенных объедках, а вокруг бортов на поверхности лазурного моря плавает слой городских отбросов и нечистот. Тем не менее погода стояла прекрасная, ласковый морской бриз ускорял прибытие воздушных такси в Бенхази и Ком-Омбо и приятно освежал пассажиров по дороге в Брайтон. В городе на раскаленных от горячего солнца металлических тротуарах засыхали, испуская зловонные запахи, лужи из содержимого желудков, оставленные вчерашними любителями покутить. Чем ближе к вечеру, тем глубже в воду оседал город под тяжестью растущих толп туристов, заполняющих улицы и искусственные пляжи, с визгом плещущихся в Морском бассейне. Уже после полудня все мусорные баки оказались переполнены, и чайки с пронзительными криками отнимали друг у друга подобранные ошметки еды, проносясь низко над головами стоящих в длинных очередях, чтобы прокатиться на колесе обозрения или попасть на экскурсию в Аквариум.

Глава 24

«ПОГРЕБАЛЬНЫЙ ГРОМ»

С момента вылета из Шань-Гуо соединение воздушных кораблей быстро продвигалось к цели. Остались позади сверкающие на солнце бирюзовые воды Персидского залива, и теперь под ними проплывали холмы Джабаль Хаммар. Четыре штурмовика летели в кильватерной колонне, а вокруг них сотрясали воздух моторы истребителей сопровождения — «Лисиц-Оборотней» Мурасаки и «Женьшеневых мотыльков», прочесывающих небо на случай появления городских каперов.

Сквозь амбразуру в бронированной гондоле флагманского корабля Сталкера Фанг «Погребальный гром» Энона Зеро смотрела на далекую землю. Ничто не двигалось на ее поверхности, кроме теней от летящих воздушных судов. И все же, куда хватал глаз, всюду виднелись глубокие борозды от гусениц или колес проезжавших здесь городов. Рваные следы укусов испещряли склоны холмов там, где города-горнодобытчики вгрызались в рудосодержащую породу.

Узнав, что ей предстоит отправиться вместе с госпожой в секретную экспедицию, Энона поначалу обрадовалась. Там, в небе, в непосредственной близости от Сталкерши на борту флагманского корабля, наверняка будет легче найти возможность применить свое оружие. Но теперь, глядя на мир, израненный и разрушенный муниципальным дарвинизмом, она снова задумалась, имеет ли право? Энона ненавидела войну, однако не меньше ненавидела движущиеся города. Покончив с Фанг, не обеспечит ли она победу Движению? Если Зеленая Гроза перестанет существовать, то, может статься, скоро вся земля будет выглядеть, как эти безжизненные каменные груды внизу. И ей вовсе не хотелось нести за это ответственность перед собственной совестью.

«По-прежнему ищешь отговорки, чтобы увильнуть от выполнения миссии, ради которой ты прибыла сюда, Энона? — мысленно сказала она себе огорченным тоном, каким, бывало, мать укоряла ее, маленькую, за отказ делать уроки. — Какая же ты трусиха!»

Она всмотрелась вперед, в коричневатую дымку, частично образованную, как известно, городскими выхлопными газами. Где-то за дымкой находилось Срединное море, должно быть уже недалеко. Энона постаралась отогнать сомнения. Приближался бой, а она хорошо знала по собственному опыту: в бою возникают мгновения такой сумятицы и неразберихи, когда она сможет пустить в ход против Сталкера Фанг свое разрушительное изобретение, и никто даже не поймет, что происходит.