Притяжение века

Ручей Наталья

Свадьба Мэри Элфорд не состоялась по одной причине: она упала, ее поднял граф и сообщил, что она находится в Англии, в девятнадцатом веке.

Глава 1

Сложись обстоятельства иначе, Мэри Элфорд не пришлось бы выходить замуж за Пола Тиксайта. Ее бы звали Мария Совина, жила бы она в глубинке огромной страны, которую не уважали, но все еще боялись иностранцы, а тонкие стены нищей коммуналки закрывали от невзгод, которыми щедро поделилась Америка.

Но мать ее устала от безысходности и, бросив красивого мужа-алкоголика, нашла толстого заморского принца. В Лас-Вегасе Марии понравилось, она легко выучила язык, быстро сошлась с одноклассниками, а когда ее усыновил новый папа, забыла о побоях папы бывшего, и почувствовала себя принцессой.

Родители потакали ее капризам, считая избалованным ангелом, но недолго. Когда родилась Бьянка, с Мэри сняли нимб и корону, и доверили роль Золушки. Поначалу неохотно, она втянулась, и полюбила сестру больше, чем кого бы то ни было.

Если говорить откровенно, и замуж она согласилась выйти не ради Пола или себя, а Бьянки. Родители погибли несколько лет назад, дом, в котором они жили все это время, оказался заложенным в банке, и можно было вполне неплохо жить в съемной квартире – денег хватало, если бы не расходы на клинику для сестры. Сначала наркозависимость, затем – пьянство, сейчас – затяжная депрессия и реабилитационный период – сумасшедшие расходы. Пол не раз выручал финансово, иначе бы Мэри и Бьянка вынуждены были вернуться в российскую коммуналку, а это хуже Американских улиц. Слава Богу, когда она выйдет замуж, можно будет поделиться с Полом не только материальными проблемами. Хочется счастья.

Мэри открыла глаза, уставившись в хмурое небо. Такое же безрадостное, как ее свадьба, но не время предаваться меланхолии! Она должна взять себя в руки, встретиться взглядом с гостями, отшутиться от неминуемых шпилек и выйти замуж. Для начала не мешает подняться, ибо если пролежать у алтаря дольше, ожидая помощи извне, ей может исполниться тридцать, перескочив через двадцать девять. Похоже, переволновавшись, она упала, а жених камнем врос в землю.

Глава 2

Сидя в огромной чугунной ванной, Мэри намыливала голову душистым мылом и ждала, что вот сейчас кто-нибудь появится из-за ширмы и крикнет: «Снято! Стоп, камеры!». Надо отдать должное постановщикам: все правдоподобно, даже к мелочам не придраться. Граф высокомерен как граф, слуги выслуживались и смотрели на нее как на королеву, мебель, одежда, и даже запахи были настоящими, с налетом изысканности и старины.

Живой музей с гениальными актерами? Допустим. Но за окном тоже не простиралась цивилизация. Подъездная аллея, ожидающая карета, стучащие копытами лошади, снующие время от времени лакеи в ливреях, брань конюха на дворовых мальчишек, газовые фонари у крыльца, свечи в серебряных канделябрах в комнате, поглощающее чувство безмерного покоя и… Она, действительно, ощущала себя дома!

Мэри смыла пену с волос, завернулась в огромное белоснежное полотенце, вышла из ванной. Единственно, что противоречило тому, что она леди Элфорд – маленькая кровать, которая бы подошла солдату, а не хозяйке этого дома. Она вспомнила, какой огромной была кровать у Пола, вполне вместительной у нее на съемной квартире, но выбирать не приходилось.

А если бы стоял выбор? Мэри откинула одеяло, легла, спустя какое-то время щелкнула пальцами в предвкушении, перегнулась, посмотрела вниз. Кроме горшка под кроватью никого не было. Неужели в девятнадцатом веке еще не придумали унитаз? Или он слишком дорого стоил? Но милая женщина, которая вызвалась проводить ее в комнату, говорила, что она богата.

Мэри посмеялась над собой. Замечательно чувствовать себя богатой, но эта же милая женщина с честными глазами уверяла, что в гостиной настоящий граф.