Похищение лунного камня

Сотников Владимир Михайлович

В последние дни школьных каникул Ларика, Вильку и Петича ожидает новое расследование. У рассеянного художника Ганнибала украден подаренный ему друзьями настоящий метеорит. Ребята уверены, что "лунный камень" обладает необыкновенными свойствами, которые ипривлекли к нему похитителей. Чтобы найти исчезнувшее сокровище, ребятам приходится познакомиться с человеком-двойником, разгадать компьютерный шифр и даже побывать в загадочном месте под названием "Обезьянник"…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава I. Внезапное исчезновение грусти и печали

Был конец августа. А в это время все живые существа, даже самая что ни на есть шустрая девчонка Вилька, становятся грустными. Потому что жалко уже почти ушедшего лета, жалко минувших веселых денечков.

И ничего не хочется делать. А что сделаешь, что придумаешь, для того чтобы жизнь стала интересной и увлекательной, если этой жизни осталось совсем ничего? То есть, конечно, не всей жизни, а только самой лучшей ее части – каникул. Но это мало что меняет. Одним словом, последние дни лета навевали грусть и печаль.

Вот с такими невеселыми мыслями двигались Петич и Вилька в пространстве, почти не различая дороги. Немножко-то они ее, конечно, различали. Потому что в этом месте, если не смотреть под ноги, сам черт ногу сломит.

– Интересно, – задумчиво пробормотал Петич, – почему так говорят?

– Ты это о чем? – спросила Вилька.

Глава II. На высоте птичьего полета

Значит, человек висел снаружи дома. И это на высоте тринадцатого этажа! На высоте птичьего полета… У Петича похолодело все внутри.

Сзади на него с разбегу налетела Вилька.

– А где котенок? – воскликнула она.

Петич только и смог, что кивнуть на высокий подоконник, за которым действительно раздавалось мяуканье. Но не человек же издавал такие жалобные звуки? И тут Петич наконец пришел в себя. Ведь он знал, по собственному опыту знал, как недолго может человек провисеть на руках! Потому что однажды поспорил с пацанами, что сможет висеть на турнике сколько угодно. И что же? Не прошло и минуты, как пальцы сами стали разжиматься… А сколько времени этот человек держится сейчас за подоконник, было неизвестно. Может, силы его уже на исходе!

– Быстрей звони в квартиры! – крикнул Петич Вильке. – Может, кто-нибудь откроет! И принеси что-нибудь вроде стула, стола – короче, что-нибудь повыше! Видишь, так я не достану!

Глава III. Чудес не бывает

Конечно, после всех переживаний и потрясений для Вильки не было лучшего успокоительного, чем парочка шоколадных батончиков. А если у кого шоколад вызывает аллергию, то Вилька просто советует переключиться на мороженое!

Когда она с мамой в первый раз пришла в гости к Ганнибалу, тот побежал за угощением.

«Ну, – подумала Вилька, – притащит какой-нибудь тортик и пепси».

Они переглянулись с мамой и улыбнулись.

– А я знаю, о чем ты думаешь, – сказала мама.

Глава IV. Три плюс два

Ребята были в замешательстве. Кому первому звонить? Тихоне? Если хозяин квартиры разрешит, то, конечно, они позовут на помощь своего старого знакомого. Но, видимо, Ганнибал пока еще никак не мог поверить в серьезность случившегося настолько, чтобы приглашать милицию. Да и что ей сказать? Что у него пропал найденный на улице камень?

Ганнибал потянулся к телефону и минуту поразмышлял, наверное, выбирая в своей памяти номер.

Когда он нажимал кнопки, Петич постарался подсмотреть и запомнить номер. На всякий случай. Он знал, что в новом деле может пригодиться любая мелочь, любая информация.

– Алло, Николай? Хорошо, что я тебя застал. – Художник старался говорить как можно спокойнее. – Спешишь? Жалко. Я хотел, чтобы ты ко мне заглянул. Что случилось? Понимаешь, кто-то был в моей квартире. Да, пропало. Камень мой исчез. Да, тот самый. – Ганнибал помолчал, наверное, выслушивая изумленные восклицания отца Николая. Трубка при этом смешно пищала. – Ну, спасибо. Я так и знал, что придешь.

Художник положил трубку, задумался. Петич был уверен, что думает он как раз о своем друге, этом самом отце Николае. А кто же еще мог утащить камень? И дураку понятно, что это сделал священник.

Глава V. Иногда лучше подслушивать, чем выслеживать

Но следить не пришлось.

Через два квартала, на краю заасфальтированной дороги, стоял старый проржавевший «Москвич». Ученый подошел к машине и распахнул дверцы для своих спутников.

– Ну во-от, – протянула Вилька, когда они с Петичем осторожно выглянули из-за крайнего дома. – За машиной мы уже не уследим…

Петич даже сплюнул с досады. Да что же это за день такой! В который раз уже срываются все их планы. Хотели камень посмотреть – облом, хотели помочь художнику в поисках – то же самое, сейчас затеяли самостоятельное расследование – опять не везет!

– Знаешь что, Вилька, – вздохнув, проговорил он, – я вообще думаю, что этот камень нам никогда не найти. Даже на след его выйти не удастся.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава I. Гадание на энциклопедии

Вдобавок ко всему Ларик застрял в лифте.

Хорошо еще, что ехал один и лифт попался грузовой. Это было его второе лифтовое заточение с тех пор, как они переехали в новый дом. В первый раз повезло меньше: он застрял вместе со старушкой, которая спускалась в маленьком пассажирском лифте с двумя песиками на прогулку. Собачки и так скулили от нетерпения, царапались в дверь, а когда лифт застрял, не доезжая первого этажа… Ясное дело, что было потом. Полчаса пытки, вот что было.

Так что на этот раз, как это ни странно звучит, повезло. Все относительно. И это понимаешь только на собственном опыте. Ларик вызвал диспетчера, сказал адрес и спокойно присел на корточки. В такой ситуации надо уметь ждать.

Они оставили колокольный осколок в гараже, посидели на своем любимом месте у детской площадки, помолчали. Потому что об этом попросил Петич:

– Давайте помолчим, ладно? Подумаем каждый о своем. Хотя, если честно, я сейчас ни о чем не думаю. Только жалею, что не поехал с отцом в Африку. Думал, изжарюсь там на жаре. Следующий раз обязательно поеду. Брошу все дела и уеду.

Глава II. Виртуальная экскурсия

Вильке снились метеориты. Они летали по темному небу, Вилька подпрыгивала, чтобы ухватиться за длинный яркий шлейф, который оставался в воздухе после очередного метеорита, но никак не могла достать. Она разбегалась, прыгала изо всех сил – и уже сама летела по небу, оглядывалась и видела за собой ослепительную сверкающую дорожку.

«Как это просто!» – удивлялась Вилька и даже умела поворачивать, чтобы увидеть яркую дорожку со стороны.

Ее разбудил телефонный звонок. Спросонья она метнулась к аппарату, чтобы звонки не разбудили маму.

– Алло! Доброе утро! – услышала она знакомый приятный голос. – Приношу извинения за столь раннее беспокойство. Но знаю по вчерашнему опыту, что позже никого бы не застал.

– Ой, Ганнибал Абрамович! – обрадовалась Вилька. – Правильно, правильно, что звоните так рано! И ночью можно было бы позвонить. Я так волнуюсь – как у вас дела? Ничего не изменилось?

Глава III. Поезд ушел

Быстренько поблагодарив художника и попрощавшись, ребята выкатились из квартиры. Петич спешил, подталкивал Ларика. Ганнибал Абрамович лишь слабо кивнул им на прощание. Он остался сидеть в кресле, глядя перед собой в одну точку.

– Ты что темнишь, Ларион? – набросился на Ларика Петич, как только за ними захлопнулась дверь. – Сейчас не до шуток, понял? Видел, как он переживает? Если чего вычислил, выкладывай!

– Да не торопи ты его! – прикрикнула Вилька. – Что он, компьютер, что ли? Включил, нажал клавишу и получил ответ? Не спеши, Ларик, соображай спокойненько, никто тебе не помешает.

Она сказала это таким тоном, будто обращалась к котенку. Казалось, сейчас она погладит Ларика. – Да ничего я не вычислил, – вздохнул он. – Пока еще не вычислил. Но кажется, что-то наклевывается…

– А мы что, дураки? – обиженным голосом произнес Петич, заходя в лифт. – Поделился бы своим клевом – вдруг и мы чего сообразим.

Глава IV. Сколько в Москве обезьянников?

Странный этот русский язык, если разобраться! Думаешь одно, говоришь, как оказывается, чуть-чуть другое, а уж понимают тебя… Совсем по-третьему. Вот так получилось и со словом «опоздали».

Ларик, конечно же, имел в виду, что они не успели поговорить с отцом Николаем до его ареста. Хотя скорее всего это не арест. Просто пригласили священника на допрос. Необязательно сразу арестовывают и в тюрьму сажают.

А Петич решил, что «опоздали» – значит, вообще оказались не у дел. Преступника забрали в милицию, и ему ничего не остается, как признать свою вину. Конец истории.

Когда ребята прощались, Ларик попытался было объяснить, что дело скорее всего вовсе не закончено. Самое интересное, по его мнению, впереди. Но Петич и слушать ничего не хотел.

– Я же сказал, – махнул он рукой, – хватит с меня этих штучек. Я знал, что священник виноват. Его и арестовали. Ты почему-то думаешь по-другому. Не буду мешать твоему компьютеру. – Петич постучал Ларика по голове. – Мягкой посадки твоим батарейкам.

Глава V. Лицом не вышли

Разве можно было, имея такие сведения, усидеть дома?

Споря по дороге, как по-военному называется их поездка – рекогносцировка или регносцировка – Ларик с Петичем стремительно приближались в метро к зоопарку. Точнее, к «Обезьяннику» на Малой Грузинской улице.

– Ладно, прекратим наш глупый спор, – махнул рукой Петич. Тем более что он чувствовал свой проигрыш. – И зачем эти старинные иностранные названия? Разве нельзя сказать по-русски: разведка? А разведка боем – вообще звучит классно!

– Прекратим, – согласился Ларик. – Ты же сам первый начал. Сказал неправильно, а я тебя поправил. А все-таки в нашем случае точнее будет сказать не разведка, а именно рекогносцировка. Разведка – это… Ну, просто разведка. Понятно, что это такое. А рекогносцировка – как раз разведка на местности. Проверка адреса, в нашем случае.

– Спасибо, поправил, – проворчал Петич. – И черт дернул меня за язык такое слово произносить! Только настроение испортил.