Последний госпитальер

Стальнов Илья

Разбросанные в пространстве и времени нити развития космических цивилизаций на миг пересеклась, сделав землянина Никиту Сомова последним госпитальером – обладателем магического талисмана, оставленного обитателями планеты Интейра. Но поистине ничто во Вселенной не происходит случайно. Именно Сомову суждено использовать дарованное ему сокровище на благо всему обитаемому Космосу. Никита не мог и предположить, что благодаря своему приобретению из начальника космического госпиталя превратится в дичь, за которой начнут охотиться колдуны черных культов и представители враждебных спецслужб. Сомову предстоит пройти через сражения на Земле и в Космосе, чтобы разгадать тайну талисмана.

Разбросанные в пространстве и времени нити развития космических цивилизаций на миг пересеклась, сделав землянина Никиту Сомова последним госпитальером – обладателем магического талисмана, оставленного обитателями планеты Интейра. Но поистине ничто во Вселенной не происходит случайно. Именно Сомову суждено использовать дарованное ему сокровище на благо всему обитаемому Космосу. Никита не мог и предположить, что благодаря своему приобретению из начальника космического госпиталя превратится в дичь, за которой начнут охотиться колдуны черных культов и представители враждебных спецслужб. Сомову предстоит пройти через сражения на Земле и в Космосе, чтобы разгадать тайну талисмана.

Часть первая МИССИЯ НА СЕДЬМОЙ ПЛАНЕТЕ

Он бежал, гонимый чувством смертельного ужаса, через влажные джунгли. Из раны на голове сочилась кровь. На затылке короткие жесткие волосы покрылись коркой грязи, смешанной с засохшей кровью. Пот ел глаза. Изломанное, истерзанное тело двигалось вперед, толкаемое мошной волей. Эта воля существовала как бы вне зависимости от сознания. Сознание же человека будто выключилось. Оно витало в других мирах, и ему не было никакого дела до происходящего.

Любой из чернокожих охотников, увидевший это загнанное существо, в чьей спине торчали три обломанные стрелы, наконечники которых перед охотой аккуратно смазывались ядом морских змей, ни за что на свете не поверил бы, что это обыкновенный человек с одряхлевшим от прожитых лет телом. Кто в его годы выдержит невозможный темп бега? Разве по силам он даже молодым тренированным охотникам за головами?

Некогда богатые одежды превратились в грязные ошметки. Тело покрылось царапинами и ранами. Но он продолжал свой неудержимый бег, при этом умудряясь даже не задевать переплетенных ветвей буйной растительности. Казалось, он не раздвигал плотно сросшиеся ветки руками и плечами, а просачивался сквозь них. Стена растений смыкалась за его спиной, не оставляя никакого следа. Так не мог продираться сквозь чащу даже зверь, не говоря уж о человеке. Разумеется, охотники за головами давно бы потеряли свою жертву, упустили ее, если бы их не направляли. А тот, кто направлял, дело свое знал.

Беглец остановился. Пугливо огляделся. Тревожно прислушался.

Разум возвращался к старику. Он встряхнул головой. Она отозвалась тупой болью в затылке – как раз туда пришелся удар булыжника, пущенного из пращи умелой рукой.