Похищенная

Стивенс Чеви

Целый год взаперти, один на один с похитителем-психопатом — и некогда самодостаточная Энни О’Салливан уже не властна над своим телом и близка к потере рассудка. Но даже в ее воспаленном мозгу не могла родиться мысль о том, что она не случайная жертва и кто-то помог маньяку сделать выбор.

Выжить любой ценой… Теперь Энни не остановится даже перед убийством.

Предисловие

Перед вами не просто захватывающая история о таинственном похищении. Это история молодой женщины, ставшей жертвой психопата, ее борьбы за жизнь, за право снова стать собой. Однако эта история — искренняя, напряженная, рассказанная от лица героини — пронизана светом.

Прочитанная книга — это еще одна жизнь. Но сейчас вам предстоит вместе с героиней романа прожить не одну, а три жизни. Да, это нелегко: быть за шаг от счастья — и потерять все, пасть в бездну отчаяния и безнадежности, но найти из нее выход, искать постоянно ускользающие из рук ниточки любви и понимания, способные вернуть к прежней жизни. Вместе с героиней вы станете мудрее и сильнее, научитесь глубже чувствовать и лучше понимать людей, переживете то, что не каждый сможет вынести, не утратив разум…

Энни О’Салливан долго шла к своей мечте. Она хотела стать любимой, успешной, сделать карьеру, иметь собственный красивый дом. И наконец девушке улыбнулась удача — благодаря своему усердию и трудолюбию она получила выгодный заказ, любимый мужчина приедет к ужину, и они отпразднуют успех…

Это было в прошлой жизни.

Тогда она еще не знала, что искренняя улыбка незнакомца, приехавшего осмотреть дом, станет проклятием. Что начнется вторая жизнь Энни О’Салливан. Что она многие месяцы не будет видеть неба и солнца. Что ее уделом станут страх, боль, ежедневное насилие и постоянная борьба за жизнь. Только поступившись принципами, забыв свои привычки, пожертвовав достоинством и самоуважением, она сможет выжить. В душе хрупкой девушки скрыты огромные силы — даже в смертельном поединке с психопатом она упорно хранит в глубине души огонек Надежды.

Сеанс первый

— Знаете, док, вы не первый психиатр, с которым я встречаюсь после возвращения. Например, тот, которого порекомендовал наш семейный доктор после того, как я вернулась домой, был настоящим спецом. Этот парень пытался вести себя так, будто не знает, кто я такая, только все это — полный бред, потому что для этого нужно было быть слепым и глухим. Черт, мне кажется, что, как только я заворачиваю за угол, из Кустов тут же выскакивает очередной идиот с фотокамерой. А как было до того, как на меня свалилось все это дерьмо? Подавляющее большинство людей и понятия не имели о существовании острова Ванкувер, не говоря уже о Клейтон-Фолс. А теперь, готова поспорить, первое, что услышишь при упоминании названия нашего острова, будет: «Случайно, это не там, где похитили риэлтора?»

И даже кабинет у того парня был полный отпад: черные кожаные кресла, пластмассовые растения в горшках, письменный стол из стекла и хромированной стали. Это чтобы пациенты чувствовали себя удобно — обстановка, располагающая к доверительной беседе. И, разумеется, на столе все расставлено под линеечку. Единственным, что выпадало из общего порядка, были его зубы. А что касается меня лично, то парень, который до миллиметра точно раскладывает все на своем столе и при этом не может привести в порядок собственные зубы, кажется несколько странноватым.

Он сразу же начал расспрашивать меня о маме, а потом попытался заставить мета передать свои ощущения с помощью цветных карандашей и альбома для рисования. Когда я сказала, что он, наверное, шутит, он ответил, что я подавляю собственные чувства и мне необходимо «включить этот процесс». Да пошел он вместе со своим процессом! В общем, выдержала я всего два сеанса. Причем большую часть времени я раздумывала над тем, кого все-таки прикончить — его или себя.

Поэтому я снова решила попробовать заняться лечением только к декабрю — через четыре месяца после возвращения домой. Я уже почти смирилась с состоянием нервного срыва, но одна только мысль о том, чтобы провести остаток жизни вот так… То, что вы написали у себя на веб-сайте, довольно необычно для психолога, к тому же у вас доброе лицо — и, кстати, хорошие зубы. И даже к лучшему, что у вас нет пачки рекомендательных отзывов — одному Богу известно, что все они должны означать для репутации. Мне не нужен самый крупный и самый лучший специалист. Потому что это значит большое самомнение и еще больший счет. Я даже не против того, чтобы добираться сюда полтора часа на машине. Это уводит меня из Клейтон-Фолс, и здесь я до сих пор еще не находила ни одного репортера у себя на заднем сиденье.

Но не поймите меня превратно: то, что вы похожи на бабушку, — не делаете никаких записей, а в свободное время, наверное, вяжете, — еще не означает, что мне нравится находиться здесь. Вдобавок вы попросили называть вас Надин. Я точно не знаю, для чего все это нужно, но попробую догадаться. Вы сообщили мне свое имя, и теперь предполагается, что я буду относиться к вам по-приятельски и для меня будет нормально рассказывать вам вещи, о которых я даже не хочу вспоминать, не то что говорить о них, так? Простите, но я не хочу разыгрывать из себя вашу подругу, поэтому, если не возражаете, по-прежнему буду звать вас док.