Пламя разгорается

Субботин Максим Владимирович

Выжившие не собираются опускать руки и сидеть на месте. Цель поставлена

— Феникс ждет! За спиной остаются грайверы и таинственный маг-эрсати, за спиной остается комфортное жилье и относительная безопасность. Впереди неизвестность и неопределенность…

Разрушенный мир раскрывается новыми красками, но далеко не всегда они радуют глаз и душу. Дорога не оставляет времени на сомнения. Ведь впереди артефакты довоенного времени и послевоенные аномалии, таинственные криоцентры и Новый Иерусалим.

Раскручивается новый виток борьбы за выживание. Но будет ли он последним? Чем станет недавнее прошлое? Действие романа разворачивается в Европе. В районе между Бельгией, Францией и Швейцарией.

Закончено. Версия от 23.03.11

Глава первая

— Я никак не могу понять, зачем было сочинять историю о нападении? — Кэр прислонился к массивной металлической створке и отстраненно наблюдал за действиями Абеля ван Рейна. Тот суетился возле замочной скважины, стараясь провернуть ключ — длинный, плоский, с большим количеством насечек и борозд. Замок не поддавался.

— Что? Несмотря на то что на улице дул пронизывающий ветер, по лицу Абеля стекала струйка пота. Делу способствовал теплый свитер и плотная спецовка болотного цвета. На голове — вязаная шапка. Кэр же, напротив — ежился. Накануне он впервые за последние дни смог в полной мере заняться собственной внешностью. Заросший щетиной, исцарапанный, с потрепанным ирокезом, он походил если не на опустившегося бродягу, то на дворового кота, недавно подравшегося с собакой. С этим следовало что-то делать. Как ни жаль было расставаться с полюбившейся прической, но иного выхода, как сменить её, он не видел. Тщательно выбрив лицо и голову, он оставил на подбородке эспаньолку, а на месте ирокеза лишь тонкую полоску коротких волос. Теперь, стоя под пронизывающим ветром, он жалел о содеянном: голова нещадно мерзла.

— Ты понял, о чем я, — сказал эрсати. — Страшный маг, который свел всех с ума, и его компания. Зачем такие сложности? Абель отступил на шаг, вытер рукавом пот: взлом замка давался с трудом.

— Это не выдумка. На нас действительно напали.

— Многочисленные жертвы тоже не выдумка? — губы эрсати скривились. Абель отвел взгляд.

Глава вторая

Водные процедуры были долгими и громкими. Небольшое озерцо удалось найти почти сразу. Правда, для этого пришлось свернуть на юго-запад. Выбор дался непросто. Дорога, по которой путники пересекли разлившийся канал, вскоре резко завернула вправо. Оставалось — либо прокладывать путь через редколесье, но зато строго на юго-восток. Либо возвращаться к городу и искать объездную дорогу. Либо двигаться по имеющейся, но уходящей в сторону. Главным аргументом в недолгом споре стало увиденное Рурком голубоватое блюдце озера, мелькающее между деревьев на юго-западе. К тому времени находиться в жилом отсеке стало столь тягостно — запах сделался плотным и ядовитым, — что все сомнения отпали сами собой. Кроме того, возвращение и поиск объездной дороги грозили новой переправой через канал. А после всего произошедшего приблизиться к нему снова мало кто решился бы без веской на то необходимости. Шивера выпрыгнула из машины еще на ходу. Пока тягач маневрировал, стараясь подъехать ближе к озеру, она опрометью бросилась к воде. Плотно облегающий костюм слетел в несколько легких движений и бесформенной кучей опустился на куст терновника. За ним последовали сапоги и перчатки. Йарика осталась в черных шортах и майке. Издав невнятный вопль, она высоко подпрыгнула и с головой ушла под воду.

— Кэр, Гракх, идите уже, — прижимая к носу тряпку, сказала Марна. — Дез и так себя плохо чувствует, хватит рассиживаться. Где мыло, знаете. Поделитесь с Йарикой. Надеюсь в следующий раз увидеть вас чистыми. Все, пошли вон!

— Чтоб я полез в одно озеро с этой рогатой сволочью? — возмущался зарккан. Ему перспектива купаться не казалась удачной. На улице и без того холодно. Запах, конечно, неприятный, но вполне терпимый. Перед тем как вылезти из отсека, Кэр вытащил из-под куртки сохраненные винчестеры. На удивление, они оказались почти чистые.

— Костер-то разведете? — спросил он.

— Все будет, давайте. Нам еще машину мыть. Дезире действительно выглядела очень плохо: осунувшаяся, с серыми губами и ввалившимися глазами, она походила на покойника. Немного радовало то, что приступы кончились. Девушка лежала спокойно.