Первые люди

Уайт Эдмунд

Браун Дейл М.

Третья книга серии "Возникновение человека" рассказывает о первых истинных людях.

Авторы подробно рассматривают археологические находки, а также различные косвенные свидетельства, позволяющие судить о том, что происходило на Земле свыше полумиллиона лет назад. Особый интерес представляют страницы, посвященные раскопкам стоянок первобытных людей на территории современных Франции и Испании.

Как и все другие книги серии, книга "Первые люди" превосходно иллюстрирована, написана увлекательно и просто.

The Emergence of Man

The First Men by the Editors of Time-Life Books

Edmund White (CH. 1 - 3) Dale M.Brown (CH. 4 - 5)

Предисловие

Как и предыдущие книги серии "Возникновение человека", книга "Первые люди" создана литераторами при содействии ведущих американских ученых. Основными консультантами в ней выступили видные антропологи Кларк Хоуэлл и Бернард Кэмпбелл, уже знакомые нам по открытиям и гипотезам, связанным с поисками недостающего звена в человеческой родословной. Кроме того, по различным аспектам проблемы первого человека авторов книги консультировали 17 других известных антропологов, анатомов, нейрофизиологов, лингвистов и геологов США, Франции, Канады. Таким образом, перед нами - плод коллективных усилий, заслуживающий внимания читателей.

Еще несколько десятилетий назад мало кто решался признать в питекантропе, открытом Эженом Дюбуа на Яве, и в родственных ему формах, найденных в континентальной Азии и Европе, первых истинных людей. Да и сегодня не все антропологи, как советские, так и зарубежные, готовы видеть в нем первого представителя единого с нами рода Человек. Для большинства же неспециалистов он так и остается обезьяночеловеком, которого искал и нашел Дюбуа, склонный скорее уступить авторитетному немецкому анатому Р. Вирхову, объявившему питекантропа гигантским гиббоном, нежели признать в нем человека. Этот этап в понимании места питекантропов, как обезьянолюдей, в эволюционной родословной человека запечатлен в прекрасной скульптуре советского анималиста В. А. Ватагина, выставленной в Музее антропологии Московского государственного университета.

Сегодня мы знакомимся с питекантропом не обезьяночеловеком, а первым настоящим человеком - представителем единого с нами рода. Другая крайность? Но может ли в нее впасть столь большой отряд ученых, помогавших созданию книги? В силу чего произошла такая перемена в отношении к нашему предшественнику? Не произвольно ли ученые считали его то обезьяной, то обезьяночеловеком - недочеловеком и не столь же произвольно теперь он объявлен первым человеком? Тому есть ряд причин.

Истинное "недостающее звено" в цепи выделения человека из царства животных оказалось на миллион лет древнее питекантропа, о чем читатель уже знает из предыдущей книги серии. Более того, если вспомнить бурные споры ученых вокруг проблемы австралопитеков, то питекантроп отнюдь не первое существо, претендующее на звание человека: в антропологии уже сделаны попытки, пока еще спорные, выявить представителей рода Человек среди австралопитековых. Благодаря обильным палеоантропологическим и археологическим данным эпохи раннего палеолита, которые наконец в ряде случаев были обнаружены вместе и не в переотложенном состоянии, удалось доказать связь ископаемых форм типа питекантропа с давно и хорошо известной нижнепалеолитической индустрией каменных ручных рубил. Из-за возросшего числа находок отошло в прошлое прежнее стремление первооткрывателей объявлять каждую новую окаменелость, удаленную от ранее найденных подчас на многие тысячи километров, новым видом и даже родом ископаемых людей. Пришло время широкого перекрестного сравнительного изучения находок. Результаты таких сравнений все более убеждают ученых, что физическое разнообразие первых людей, заселявших разные концы Старого Света, вполне укладывается в рамки разнообразия, свойственного широко расселенному и потому высокополиморфному виду. Несомненное единство материальной культуры по всему ареалу древнейших людей выявило качественно единый уровень социального развития, достигнутый человеком к тому времени. На этом начальном уровне для проявления неравномерности развития исторического процесса еще не было ни места, ни времени, ни других условий.

Так накопление научных данных, и особенно открытие древнего и удивительного мира австралопитековых, углубившее на миллионы лет биологическую и социальную предысторию людей, сблизило с нами тех, кому еще недавно отказывали в статусе человека, - питекантропов, чье название многие до сих пор используют как нарицательное. Произошло не только относительное сближение во времени - ученые нашли новые аргументы в новых и более ранних научных фактах в пользу действительного, биологического сближения. Род человеческий не только "повзрослел", он стал более единым и от того еще более уникальным.