Пурпурные крылья

Уилсон К. Р.

Таня Уильямс работает в офисе окружного прокурора Манхэттена, оказывая помощь женщинам, подвергшимся насилию в семье. Она также своевольна и не хочет любовных трудностей в своей жизни, после того как обожглась на отношениях со своим бывшим, который теперь женат на ее сестре. Но затем она встречает Алека Вульфа, и под напором страсти, которую распаляет в ней взгляд его изумрудных глаз и чувственные прикосновения, ее неприступные стены начинают рушиться. С каждым взглядом он вызывает все больший интерес, и с каждым поступком она все больше к нему привязывается. Таня начинает менять свое мнение о личностных взаимоотношениях с мужчинами.

Алек Вульф — уникальный вампир среди себе подобных. Помимо того, что он древний, он также является наследником престола. Таня — его родственная душа, вторая половинка сердца. Он любил и терял ее столетиями. В последний раз у Алека ее отнял его дядя, но он и до этого неоднократно беспомощно наблюдал, как она умирает у него на руках, поскольку отказалась принять его темный дар. Теперь зло, которое ее похитило, возвращается. Сможет ли Алек помочь Тане, пробудив ее воспоминания из прошлых жизней, и вновь завоевать ее доверие и любовь, пытаясь победить зло?

Сумеют ли Алек и Таня, в конечном счете, вместе продолжить свое существование? Примет ли она его дар бессмертия, или его дядя вновь похитит ее, уничтожив этим Алека? В опасности не только любовь Алека: он знает, что если проиграет эту битву, — мир, каким они его знают, перестанет существовать. Если его злобный дядя захватит трон, все станут рабами короля вампиров.

Глава 1

В Новом Орлеане стояла спокойная, душная ночь. Над гробницей его возлюбленной нависал кипарис, слегка покачивая ветвями в тропическом воздухе. Это была неблагоприятная ночь для посещения могилы близкого человека. Сам воздух этого места предвещал несчастье. Ноздри заполнял острый смрад мертвечины.

Алека успокаивал этот запах. Мертвые дарили ему мир и покой. Как раз такое спокойствие он не мог найти среди живых. Он мог слышать даже легкие взмахи крылышек москитов, суетящихся вокруг него в поисках еды. Алек стоял и пристально смотрел на ее гробницу. Пять дней назад они были счастливы, навещая в Румынии его прародителей, но лишь для того, чтобы снова расстаться по

его

вине.

Каменное женское изваяние, венчавшее верх гробницы, накренилось. На надгробную плиту его возлюбленной и на красные и белые розы, возложенные туда Алеком, посыпались, словно сахар с ложки, каменные обломки.

Алек попятился, уступая изваянию пространство, и прислонился к другой гробнице. Холодные каменные глаза статуи благосклонно взирали на него.

Глава 2

Горацио дожидался, пока Алек упакует свои чемоданы. Рассчитавшись по счету, они покинули рыбацкий домик у Черного озера

[8]

и на такси отправились в аэропорт, где их дожидался заправленный и готовый к полету частный самолет Алека.

На счастье Алека, было сумеречно, и ему не пришлось прикрывать свою чувствительную кожу от полуденных солнечных лучей. Он с тоской размышлял о том, как ему будет не хватать размеренной и простой жизни на Черном озере. Он осознавал, что ему потребуются покой и тишина после того, как закончатся его суровые испытания. Он либо выйдет из них со своей возлюбленной, либо будет таким же удрученным, как сейчас.

«Как бы вы сказали кому-то, что любили ее на протяжении вечности?

 — задавался он вопросом. —

Как бы вы добились от женщины, презирающей мужчин, чтобы вас она восприняла иначе?»

Алек расположился в замшевом, серо-голубом кресле личного самолета. Широкоплечий Горацио сел рядом с ним.

— Расслабься, вытяни ноги повыше, — предложил Алек. — У нас впереди пятичасовой перелет до Нью-Йорка.