Я выбираю любовь

Уилсон Кара

У молодого художника Патрика Огилви началась полоса неприятностей. Сначала его бросила невеста, а затем совершенно незнакомая девушка обвинила в изнасиловании. Во время ареста и дознания Патрик понял, что даже друзья считают его виновным. Конечно, полиция во всем разобралась и Патрика отпустили, но обида и ненависть прочно поселились в его душе.

Очень легко обвинить человека в преступлении, но как же тяжело оправдаться! И девица так уверенно указала именно на Патрика. Как же Патрик ее ненавидел! Но, как известно, от любви до ненависти всего один шаг…

1

Молодой человек прилетел в аэропорт жарким летним днем. Когда он, быстро шагая с рыжевато-коричневым кожаным чемоданом в одной руке, направился к шеренге такси, то услышал, что кто-то зовет его по имени.

Вздрогнув, мужчина остановился, обернулся и увидел торопившуюся к нему девушку, больше похожую на стройного грациозного мальчишку, в черном бархатном жакете и гладких черных брюках. Единственной вещью, придававшей ей женственность, было жабо из белого кружева.

— Эй! Какого черта ты здесь делаешь?

Он был настолько захвачен врасплох, что даже не пытался притвориться, что рад ее видеть. Брови над его голубыми глазами мрачно сдвинулись, но девушка, казалось, не заметила этого, она протянула к нему руки и крепко обняла.

— Наш общий издатель позвонил мне сегодня рано утром и сказал, что ты прилетаешь этим рейсом. Слава богу, я заметила тебя, ведь я была уверена, что опоздала, так как попала в пробку.

2

Двумя годами позже Патрика мучили ночные кошмары о том, что случилось в последовавшие за этим часы. События тех дней преследовали его по ночам, когда он был чем-то взволнован, обеспокоен, подавлен. Память восстанавливала последовательно все, что тогда происходило…

Бригадир оставил одного из молодых офицеров в комнате наблюдать, как он будет одеваться, и Патрик инстинктивно торопился, надевая на себя первое, что попало под руку: чистое белье, новые джинсы, голубую рубашку, носки и другую пару обуви, поскольку полиция увезла сандалии, которые он надевал прошлой ночью. С разрешения бригадира он пошел в ванную, вымыл руки, лицо, причесался, и сопровождающий его офицер молча стоял рядом.

— Вы так и будете стоять? — взорвался Патрик, и мужчина кивнул головой.

— Приказ есть приказ, — сказал он на плохом английском.

Патрик ничего не понимал, и незнание ситуации выводило его из равновесия. Он понимал, что невиновен, что ничего не сделал той девушке. В голове была масса вопросов. Почему она дала им его описание? Что теперь будет? Куда они его повезут? Что ему делать?