Проект "Третий Рим"

Утолин Константин Владимирович

Шевчук Ольга

Многие тысячелетия Братство «Стоящих у Престола» охраняет человечество от происков разных Сил, желающих подчинить себе ход истории. Банально, скажете, да? Может быть, но такого развития этого, действительно вроде бы избитого сюжета Вы еще не читали. Так что вперед и с песней…

Пролог

Чуть менее тысячи лет тому назад. Район расселения одного из славянских племен.

Их было четверо — смельчаков, посланных Верховным друидом за священной реликвией. Но, теперь, после гибели Диармата, их осталось трое: Артоген, или Сын Медведя, Бранноген, или Сын Ворона, и Мерлин, отождествлявший себя с вепрем Броселиандского леса. Рослые, светловолосые, они походили на братьев, но тотемы у всех были разные. Поэтому этих людей прежде всего отличало одеяние: каждый из них старался подражать своему культовому божеству и даже воплотиться в него.

Они проникли в славянское святилище на шестую ночь после новолуния, — так им велел Верховный друид. Время, когда луна еще не достигла середины своего роста, но уже была достаточно сильна, считалось наиболее угодным Кромму Круаху — главному богу кельтского пантеона, требовавшему кровавых жертв.

Верховный друид уже принял христианство, но не спешил принести в жертву новой религии языческие традиции: они еще могли пригодиться. Избранные мужи из могущественного Ордена «Великий Меч Атлантиды», к высшему кругу которого принадлежал и он, сочли его доводы резонными и не препятствовали такой двойственности.

Святилище находилось в земляных пещерах, промытых водой в толще высокого холма. Кельтским воинам никогда не удалось бы найти спрятанную там реликвию славян, если бы не помог специальный навык, полученный Диарматом от Друидов Высшего Посвящения. Тайное умение пришло к нему после ритула Передачи Даров, совершенного жрецами на Поляне Семи Деревьев. Диармат, как и остальные лазутчики, был жрецом, но только с волчьим воинским культом.

Глава 1. Срыв операции

Предутренние часы выдались холодными, как и подобает при звездном небе. Сумерки еще не рассеялись, но здесь, у верхушки хребта, тумана не было. Он лежал густым маревом внизу, вдоль шумливой речки и разбитой снарядами дороги, затрудняя видимость; клубился среди кустарника и хрупких деревьев в лощине, стекая с обрывистых холмов. На каменистой площадке, где сосредоточилась перед атакой бойцы- группа огневой поддержки во главе со своим командиром, Дмитрием Одиновым, было ветрено и неуютно.

Специальный отряд глубинной разведки Северо- Кавказского военного округа под командованием майора Одинова должен был выполнить задачу по уничтожению особо опасного лидера боевиков. Два дня тому назад в горное селеньице, лежащее сейчас в каких- то ста пятидесяти метрах перед ними внизу, пожаловал сам Осман Ичкеров — главарь бандформирования, известный в среде профессионалов тем, что именно он планировал громкие теракты, проведенные в Москве и в других крупных городах России. За ним разведчики охотились не один месяц. И, как часто бывает, на след его вышли почти случайно — перехватили и сумели дешифровать радиограмму.

Со стороны селения изредка доносился хриплый лай собак, но не злобный, а ленивый, сквозь дремоту, — незваных гостей кавказские овчарки еще не учуяли.

— С нами пойдешь, Саид? — спросил Одинов, пытливо вглядываясь в мрачное лицо проводника- осетина, одетого в замусоленные джинсы и куртку.

Глава 2. Новое назначение

— Почему мы упустили Ичкерова? — спросил Одинов с порога, едва войдя в кабинет командира отдельной бригады спецназа ГРУ СКВО полковника Каменецкого, имевшего позывной «Беркут».

Хотя и сам понимал, что без указки сверху такие вещи не делаются.

— Иногда приходится жертвовать малым, чтобы выиграть в большем, — ответил комбриг. И приоткрыл завесу тайны: из Москвы в штаб округа пришла шифрограмма, в которой сообщалось, что управление военной контрразведки ФСБ ведет агентурно- оперативную игру с руководством именно той группировки, которую должен был уничтожить отряд Одинова. И что в момент выхода разведчиков на ударные позиции на базе боевиков находился глубоко законспирированный агент ФСБ. Для того, чтобы его случайно не уничтожили свои же, операцию решили отложить.

— Сам понимаешь, рисковать таким человеком мы не имели права, — помедлив, добавил комбриг.

Глава 3. Посвящение в Спас

Собственно говоря, самую первую степень посвящения Дмитрий получил в шестнадцать лет, пройдя настоящий древний обряд. Его совершил родной дед Дмитрия, Алексей Степанович, тот самый портретист- живописец, чей портрет висел на стене парусного корабля отца. Алексей Степанович принял внука в характерники. Так называла себя элитная верхушка знаменитых казачьих разведчиков- пластунов. Они владели таинственным умением вызывать в себе различные сверхспособности, входя в особое трансовое состояние — Спас.

— Этот день навсегда останется в твоей памяти, — наставлял Дмитрия дед, собственноручно, механической машинкой, подстригая его накануне ожидаемого события. — Точно так же когда- нибудь и ты будешь готовить к древнему таинству другого юнца. Кто он мне будет? Праправнук? Дай Бог ему здоровьичка.

Дед отвернулся к образам, перекрестился. Дмитрий смотрел во все глаза: ему показалось, что дедушка, внешне привычно суровый, смахнул большим пальцем набежавшую слезу, застыдясь своих чувств.

Наутро подняли парня в самую рань, до первых петухов, когда за окном еще плавали сизые сумерки.

Глава 4. Тайное учение

С тех пор прошло шестнадцать лет. И вот теперь оказалось, что и дед, и отец принадлежали к тайной организации, мировоззренческие концепции которой были созданы в глубокой древности. «Стоящие у Престола» — так называли себя люди, которые являлись членами этого Братства. Своими предками они считали древних славянских магов.

В далекие времена, когда Северная Америка соединялась с Евразийским материком в том самом месте, где сейчас находится Берингов пролив, на славянской земле появился удивительный народ, отмеченный десницей Создателя. Эти люди обладали сильно выраженным магическим даром, слабые отголоски которого сейчас называют паранормальными способностями.

— Достоверных сведений, разумеется, нет, — продолжал рассказ Сергей Алексеевич. — Скорее всего, под воздействием неизвестных нам сейчас факторов, у одного из народов, проживавших в пограничной зоне между Восточным Уралом и Западной Сибирью, произошли процессы активизации каких- то структур в геноме, мозге, а также в нервной и энергетической системах организма, которые привели к тому, что в мире появились носители Божественного Дара. И именно они создали некое целостное мистическое учение о Рогн, Онд и Дарне — Силах, Дарованных Богом именно людям.

— Так что же, маги были своего рода мутантами? — спросил Дмитрий.

— Смотря что понимать под мутацией. Если изменения генома или иных структур организма человека, то к магам это не относится. В их случае речь идет о пробуждении, активизации определенных «молчащих» или «спящих» участков генома, а также мозговых и психоэнергетических структур человека. Они уже изначально заложены Творцом во всех людей, только у одних они совсем спят, у других иногда «просыпаются», а потом снова «впадают в спячку», а у некоторых работают с большей или меньшей интенсивностью. Впрочем, все это тщательно изучают наши специалисты, и тебе еще предоставится возможность познакомиться с результатами их работ. А пока продолжу историю.