Роковая встреча

Филдинг Нора

Две сестры, совсем не похожие друг на друга, одна — хохотушка и проказница, другая — серьезная, полная чувства собственного достоинства, и два джентльмена встречаются в Париже, и между ними завязываются романтические отношения. Очень скоро сестры оказываются в центре хитроумных интриг и захватывающих приключений…

Пролог

Невеста была прекрасна. Ее белокурые волосы роскошными локонами спадали на плечи. Казалось, они впитали в себя лучи солнца и сейчас напоминали золотые спирали, загадочно мерцающие в полумраке старинной церкви. Светящийся ореол вокруг фигурки, затянутой в длинное белое платье, подчеркивал ее стройность и изящность. В сверкающих, словно сапфиры, синих глазах невесты без труда читалась ее любовь к стоящему рядом с ней мужчине, хотя ничего выдающегося в нем не было. Ни высокий, ни низкий, он казался манекеном, которого приобрели в универсальном магазине и поставили рядом с ослепительной красавицей в ожидании настоящего жениха, который вот-вот появится, и тогда всем станет ясно, откуда на лице невесты этот радостный трепет. Черноволосый манекен, несмотря на молодость, казался слегка поношенным, не первой свежести.

— … А вы, Шарль Эркюлье, берете эту женщину, Белинду Анну Ленкстон в жены, чтобы любить, уважать и заботиться о ней, пока смерть не разлучит вас? — произнес священник.

«Да» жениха прозвучало слишком громко для церемонии бракосочетания и от этого показалось фальшивым. Одна из присутствующих женщин фыркнула.

— Мама, что ты делаешь? Тише… — прошептала сидящая рядом с ней на скамье, почти у входа в церковь, девушка.

— А вы, Белинда Анна Ленкстон, берете этого мужчину, Шарля Эркюлье, в законные мужья, чтобы любить, уважать и повиноваться ему, пока смерть не разлучит вас?

1

Молодая женщина стояла у окна. Все, что могла, она уже сделала, и теперь ей оставалось только ждать. По щекам женщины медленно катились слезы. Большие синие глаза померкли и подернулись печальной пеленой. Только губы, прекрасно очерченные и казавшиеся еще ярче из-за побледневшего лица, слегка шевелились, да руки с длинными тонкими пальцами нервно теребили скомканные бумажки.

— Ты не могла так поступить, не могла… — без остановки шептали ее губы, словно эти слова служили молитвой или были заговором от беды.

Женщина казалась абсолютно одинокой и всеми покинутой. Она стояла одна, словно находилась на необитаемом острове, а не в аэропорту Хитроу, который в этот момент жил своей обычной жизнью: объявлялись рейсы, люди спешили на посадку, толпились у касс, говорили по телефону. У всех, кто здесь находился, были свои дела, проблемы и заботы. Но бурлящая круговерть толпы обтекала женщину, как бы создавая вокруг нее безлюдное пространство. Видимо, никто не хотел попасть в атмосферу горя.

Через час объявили посадку. Женщина встрепенулась, глубоко вздохнула и поплелась к стойке регистрации.

— Я во всем разберусь. Клянусь тебе!