Любовница королевских кровей

Харрис Линн Рэй

Принц Кристиано одержим мечтой установить мир в регионе. Ради этого он готов на многое, даже на обручение с Антонеллой, принцессой вражеского государства, хотя ее репутация оставляет желать лучшего.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Антонелла Романелли олицетворяла собой все, что он презирал.

Кристиано сидел за полированным столом красного дерева, прямо напротив принцессы Монтеверде, и наблюдал, как она отдает все свое внимание Раулю Веге. Хозяин приема выглядел как мужчина, хвастающийся дорогим приобретением. А почему бы и нет? На ней было шелковое платье цвета слоновой кости, которое облегало ее тело подобно перчатке и идеально подчеркивало грудь. Черные как ночь волосы, соблазнительный бюст и острое осознание собственной значимости… Принцесса Антонелла была из тех женщин, которые освещают комнату, просто входя в нее. Он видел фотографии, но ничто не подготовило его к лицезрению ее красоты воочию. Ее голос напоминал журчание родника, нежного и чистого. Когда она в первый раз посмотрела на него, у Кристиано появилось ощущение, словно на грудь его легла какая‑то тяжесть и ее не поднять. Он приехал сюда, считая, что полностью готов к сражению, и был поражен ударом молнии. Ему следовало бы вспомнить, что, если бы не Романелли, мир между Монтероссо и Монтеверде воцарился бы много лет назад. Множество людей остались бы в живых. Паоло Романелли был эгоцентричным деспотом. Его сын Данте не лучше. Что это за сын, который способен свергнуть собственного отца? И что это за дочь, которая порхает по свету, заводя и отвергая любовников, и которую явно не волнуют семейные проблемы? Антонелла — женщина с дорогостоящими запросами и истощившимся банковским счетом. Он готов обеспечить ей туалеты от модных кутюрье и дорогие спа‑салоны. Однако он чуть не испортил игру своей примитивной реакцией на нее там, на палубе.

Пальцы Кристиано стиснули ножку бокала. У него есть шанс покончить с этим. Шанс прижать Монтеверде к ногтю раз и навсегда. Как только он свергнет Романелли, дети обеих стран будут расти счастливыми и свободными, забыв об ужасах войны. Сейчас действует временное перемирие, но оно ненадежно. Одна случайная бомба какой‑нибудь экстремистской группы — и хрупкий мир окажется в опасности. Он, Кристиано ди Саваре, намерен сделать его прочным, и не важно, кого ему придется при этом погубить.

Антонелла засмеялась легко и непринужденно. Да, она красива, да, в ней чувствуется какой‑то намек на уязвимость, который интригует его. Это наверняка игра. Весьма искусная игра. Кристиано знавал таких женщин. Испорченные и ограниченные, они были бездушны.

Рауль Вега наклонился к Антонелле. В последний момент она ловко повернула голову, и его поцелуй пришелся ей в щеку. Интересно.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Шторм, ваше высочество.

Антонелла заморгала, воззрившись на стюарда, который поставил поднос с завтраком на стол в ее каюте. Она натянула одеяло на плечи и приподнялась на локте, еще не придя в себя после стольких переживаний и бессонной ночи.

— Шторм?

Он аккуратно поправил цветы в маленькой вазе на подносе.

— Да, ураган. Он идет прямо на Санта‑Парадизо. Мы скоро снимаемся с якоря и выходим в море. Вы можете остаться на борту или переправиться на берег.