У любви под прицелом

Хоуп Надин

Майами — город денег и веселья. Казалось бы, что делать там двум бывшим спецагентам ЦРУ и одной неуемной дамочке из ФБР? Но у судьбы порой извращенное чувство юмора. Она сталкивает вечных любовников Лу Спенсер и Майкла Хантера, и они вновь оказываются под прицелом любви. И вот уже снова кипят нешуточные страсти, бушуют любовные сражения… Да, в Майами в этот курортный сезон будет жарко! Ведь мисс федеральша обожает фейерверки, а мистер ЦРУ большой специалист по этой части!

1

Звонок мобильника выдернул Майкла Хантера из сна. Он потянулся к телефону, при этом один его глаз с профессиональной точностью зафиксировал номер, высветившийся на дисплее, другой — время на часах. Майкл нажал на клавишу.

— Проблемы, Дэн?

Вопрос был справедлив и уместен для восьми часов утра.

— Майкл, я в «Карлитто», — отозвался напарник полным неуместного оптимизма голосом. — Тут дельце одно возникло, может, подскочишь?

Подскочишь! Какой чудненький эвфемизм! После расставания с миловидной официанткой Джес у Майкла наступила полоса воздержания. И его мужское достоинство принялось активно напоминать ему по утрам, что пора прекращать саботировать свой здоровый организм и лишать его законного оргазма. С этим трудно было спорить, если вообще есть смысл спорить с «дружком», у которого нет мозгов. Но когда тридцатидевятилетний мужчина отказывается от секса, это вовсе не означает, что секс ему разонравился, просто именно сейчас поток неотложных дел требовал от Майкла предельной концентрации. На романы, пусть и ни к чему не обязывающие, у него не хватало времени. Можно было, конечно, снять на ночь «жрицу любви» и заняться с ней безопасным сексом, но и тут возникала маленькая загвоздка. Дожив почти до сорока лет, Майкл так и не научился макать перо в общую чернильницу. И хотя любовь имела для него чисто метафизическое значение, он никогда не признавал ее в денежном эквиваленте.

2

Это была одна из тех редких операций, где пути Центрального разведывательного управления и Федерального бюро пересеклись. Правда, как часто это случалось, действия двух ведомств оказались несогласованными. Ведь помимо вопросов безопасности страны каждый оперативный директорат руководился еще и собственными интересами. Все произошло на Карибах. Нет, не так, все началось с Карибов.

Зак Стоун, так звали его в тот раз. Солдат удачи, наемный убийца, внедренный в одну из террористических группировок, чтобы подорвать ее изнутри и при возможности уничтожить идейного вдохновителя — иорданского террориста Мохаммеда аль-Саркаби. После поражения Ирака тот скрылся на границе между Пакистаном и Афганистаном, и только крупная сделка заставила его пренебречь правилами безопасности, изменить свою внешность на «европейскую», сесть в самолет и отправиться на Антигву. А оттуда, присланным за гостем вертолетом, на частный остров мистера Джонатана Кребса, известный также по названию фешенебельного курорта Санто-Бьянко. Если Саркаби был террористом номер один, то Кребс считался одним из самых всемогущих торговцев оружием в мире. Тем не менее ФБР до сих пор так и не удалось выяснить никаких конкретных фактов о заключенных им миллиардных сделках. Кребс был умен, изворотлив, не доверял посредникам и имел надежную «крышу». У Майкла Хантера «крыши» не было. Он работал по второй комбинации, то есть в рамках установленной легенды должен был действовать на свой страх и риск. Никакого согласования, никакого прикрытия, никакой связи. Задача сложная. Не любому оперативнику даже пятого уровня допуска с четырьмя грифами секретности по плечу.

И вдруг Майкл получил приказ сопровождать Саркаби в поездку на остров в качестве одного из телохранителей. Это был первый случай за полгода, что он провел в горах, когда ему удалось подобраться к Саркаби так близко. Естественно, сделка касалась оружия. По слухам, это были кассетные бомбы, неразорвавшиеся в Ираке после молниеносной победоносной войны. И их было такое количество, что, получи их Саркаби в свое пользование, трагедия 11 сентября показалась бы детской шалостью. Майкл не мог этого допустить. Он должен был найти способ обезвредить Саркаби. Лучше всего для этого подходила вилла Кребса. Она располагалась в гористой местности, курортная зона находилась на противоположной стороне. Сообщение осуществлялось с помощью вертолетов, но были и две охраняемые дороги, прорубленные сквозь джунгли. Майкл не заметил никакой охраны, пока вертолет заходил на посадку. Похоже, обитатели этого рая чувствовали себя в полной безопасности. Это было на руку Майклу, как и то, что в джунглях можно было незаметно раствориться после выполненного задания. Но не успели Саркаби с Кребсом завершить деловые переговоры и выпить по бокалу шампанского, как события стали развиваться по незапланированному сценарию. В воздухе зависли два вертолета без опознавательных знаков, и из рупора раздался голос:

— Это ФБР. Сложите оружие и выходите из дома по одному. Вилла окружена. Повторяю…

Повторить фэбээровец не успел. Раздалась автоматная очередь. Парень полетел на землю с простреленной головой, и бронежилет не спас. С вертолетов конечно же открыли ответную стрельбу. Они теперь зависали так низко, что едва не задевали кустарники, пытаясь приземлиться. Охранники Кребса вступили в бой, чтобы им помешать. Тут Майкл увидел, как из джунглей на помощь федералам цепью выдвигается отряд в камуфляжной форме. В следующий миг завязалась перестрелка на два фронта. Майкл понял, что другого шанса у него не будет, и ринулся на поиски Саркаби. Шум лопастей винта он услышал на полпути к вилле. Майкл резко развернулся, осененный догадкой. Один из вертолетов Кребса набирал высоту, взметая волну над ветвями кустарника. Майкл четко различил внутри кабины Саркаби и Кребса.