В небе Антарктиды

Черевичный Иван Иванович

Автор книги — полярный летчик, Герой Советского Союза И. И. Черевичный рассказывает о людях авиационного отряда Первой советской антарктической экспедиции, об их дружбе, окрепшей в борьбе с суровой природой. Со страниц книги встают живые образы наших замечательных летчиков, механиков, радистов — тех, кто самоотверженным трудом умножает славу нашей авиации. Несмотря на трудности быта и работы на не исследованном еще шестом континенте, эти люди всегда бодры, всегда готовы пошутить и посмеяться.

Книга проникнута чувством высокого патриотизма. Автор показывает, как советские люди вдали от Родины высоко несут знамя своей страны.

В АНТАРКТИДУ

Перелистывая страницы своего дневника, я вспоминаю суровый, очень суровый край — Антарктиду, где мне и моим товарищам довелось работать. Дружба, взаимная выручка и большой опыт, накопленный в результате многолетней работы в Арктике, помогли нам преодолеть массу трудностей и прочно обосноваться на берегах этого угрюмого, холодного, вечно белого континента.

Ученые многих стран ведут в Антарктиде исследования, которые дают ключи к решению многих загадок природы. Немало труда в изучение шестого материка вложили и советские полярные летчики. Это они помогли стереть на карте Антарктиды многие белые пятна.

Сейчас, вспоминая о работе авиации на шестом континенте, я мысленно опять веду самолет над безбрежной белесой равниной, а под крылом самолета проплывает только лед, один лед с перистой рябью застругов.

* * *

В ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЙ ДЕНЬ

«Обь» вошла в бухту Депо 5 января в одиннадцать часов по московскому времени. Судно пробивало себе путь в припае. За кормой бурлила, пенилась вода. Лед упорно сопротивлялся, но бронированная махина делала свое дело: припай рушился, и «Обь» медленно шла к берегу. Вот уже в ледяном поле пробита брешь на всю ширину судна. Над уровнем моря припай возвышается всего лишь на метр, зато в прозрачной воде у кромки отчетливо видна уходившая в глубину толща льда.

«Обь» смогла пробиться только на свою длину — 130 метров. Дальнейшая борьба со льдами была бессмыслен­ной.

Палуба сразу же заполнилась людьми. Десятки биноклей нацелились во все стороны. Высокие обрывы ледового барьера, гигантские айсберги самой причудливой фор­мы... Теперь уже отчетливо были видны каменные глыбы, которые вызвали переполох на судне. Произошло это так.

Когда мы подходили к бухте Депо, кто-то крикнул:

— Дома!