Заговор Грааля

Шоулз Линн

Мур Джо

Коттен Стоун, американская журналистка, становится обладателем уникального артефакта. Умирающий археолог передает ей шкатулку с чашей, которая завернута в ткань с гербом ордена тамплиеров, хранителей Святого Грааля. Последние слова умирающего прозвучали на языке, которого не существует в природе, языке, придуманном когда-то самой Стоун для мысленного общения с родной сестрой, умершей еще при рождении. «Ты — единственная», таково их значение. Откуда непосвященный знает этот тайный язык? Что сулит ей бесценный дар, доставшийся при столь трагических обстоятельствах? Почему жизнь журналистки после этого загадочного события превращается в настоящий ад, где первоочередной задачей является одно — выжить? Мистический триллер «Заговор Грааля» открывает серию книг о приключениях Коттен Стоун.

Заговор Грааля

Посвящается

Нэнси —

за спичку,

Гэри Гивенсу —

за искру,

Кэрол и Томми —

за пламя.

Авторы хотят поблагодарить следующих людей за то, что эта история выглядит достоверной:

Доктора Марка А. Эрхарта, профессора молекулярной биологии, Чикагский Университет

Дактора Кена Винкеля, директора Австралийского центра по изучению ядов, кафедра фармакологии, Университет Мельбурна, Австралия

ПРОЛОГ

Создав небо и землю, Бог сотворил по образу и подобию своему первого человека и назвал его — Адам. Потом призвал Он все воинства Небесные, всех ангелов и архангелов, и повелел им склониться пред Адамом и почитать его, ибо хотел Бог наделить Адама властью над всей Землей и тварями ее. Но Люцифер, прекраснейший среди ангелов, позавидовал и отказался поклониться Адаму. Он собрал вокруг себя других, думающих так же, ^образовалось огромное воинство, восставшее против Создателя. Ужасная битва разразилась меж Божьими ангелами и теми, кто отвернулся от Него. Пролилось столько крови, что две великие реки потекли по знойной пустыне. В конце же великий воин, архангел Михаил, и все воинство Небесное одолели Люцифера и изгнали его и мятежников с Небес.

Падшим ангелам было запрещено впредь появляться на Небесах. И спустились они на Землю, и стали тайно ходить среди людей. Шли годы, ненависть их росла, и Люцифер поклялся, что однажды отомстит.

Но был меж них один, кто раскаялся и втайне стал искать прощения у Господа. Имя ему было Фурмиил, Ангел Одиннадцатого Часа. За его раскаяние Бог подарил ему смертность и позволил прожить оставшиеся дни как человеку. Дух Фурмиила не мог вернуться на Небеса, и Господь дал ему дочь, чтобы призвать ее при рождении занять место отца среди ангелов. Но поскольку Бог предчувствовал, что близится время Люциферова отмщения, он позволил жене Фурмиила произвести на свет близнецов, дабы другая дочь жила на Земле. Она выросла, не подозревая о том, что по венам ее течет кровь нефилим.

И назначено ей быть призванной — голосом своей крови.

БРОШЕНА

Вылезай! — раздался в машине тонкий высокий голос водителя-иракца. Автомобиль затормозил, взметнув песок и пыль.

Коттен Стоун выпрямилась — сон как рукой сняло.

— Что? — Она пыталась хоть что-нибудь разглядеть в надвигающихся сумерках.

— Вон! Американцев не вожу.

ГРОБНИЦА

Внезапно Коттен услышала шум мотора. По неровному шоссе приближалась машина, вдалеке прыгал свет фар. Наконец-то, подумала она. А что, если это иракские солдаты? Она отступила на песчаную обочину, сердце отчаянно колотилось. Наконец машина приблизилась, и по огонькам на кабине и кузове девушка догадалась, что это топливная цистерна. Она сделала несколько шагов вперед, размахивая руками, но машина не остановилась. Прикрывая глаза от песка и камешков, взметнувшихся из-под колес, Коттен смотрела, как она с грохотом исчезает — столь же быстро, как и появилась.

Вообще-то, наверное, глупо вот так голосовать. Кто знает, что сейчас на уме у какого-нибудь иракца. Будет безопасней не показываться никому на глаза и пройти как можно дальше до наступления утра.

После часа ходьбы Коттен плюхнула сумки на землю и уселась на одну. От тяжести болели руки, и она дрожала от холода, пробравшегося под плотную куртку. Когда вернется в Штаты, поедет во Флориду и будет дол го-долго оттаивать. Обязательно.

Коттен опустошила одну сумку, вытащив все, что можно бросить здесь. Разбирая вещи, она думала, не глупо ли было ехать в Ирак. Может, она приняла дурацкое решение. Ничего не взвесила, а когда Кассельман начал протестовать, вцепилась в свою идею, как собака в кость. Для нее нашлись бы и другие задания — столь же важные, так же способные увести ее от Торнтона.

— Черт, черт, черт, — повторяла Коттен, откладывая самое необходимое: бумажник, паспорт и журналистское удостоверение, а еще фотоаппарат, объективы, пленки и пластиковую коробочку, в которой лежали деньги на крайний случай. Она засунула их в другую сумку, с видеокассетами.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

Откуда вы знаете эти слова? — дрожащим голосом спросила Коттен. Но глаза Арчера уже закрылись. Руки его разжались, голова медленно откинулась назад, дыхание остановилось.

Археолог был мертв.

Лампочки мигнули и погасли. Должно быть, в генераторе кончилось топливо, догадалась Коттен. Она осторожно сдвинула голову Арчера с колена. Ему ничем не поможешь, а времени терять нельзя, остался только один грузовик.

Она зажала шкатулку под мышкой и, стараясь не споткнуться о камни, стала пробираться в темноте, надеясь, что двигается к коридору. Неожиданно земля задрожала, стены закачались. Коттен села на корточки и прикрыла голову, думая, что потолок рухнет. Посыпались песок и пыль, оседая у нее в волосах и на тыльной стороне рук. На спину падали мелкие камешки. Может, где-то рядом бомбят?

Грохот затих, и она поползла дальше. Ее сумка не так уж далеко, но в угольно-темном помещении двигаешься медленно.