Горошина для принцессы

Шушаков Олег

ПРОЛОГ

Минск, начало июня 1933 г.

- Снежка! Ты куда! Стой!

- Ага, сейчас!..

- Подожди!

- А ты догони!..

- И догоню!

Минск, начало июня 1936 г.

…Пора бы уже навести порядок в личной жизни, товарищ страшный лейтенант…

Сегодня Владимира вызвали в строевую часть и под роспись ознакомили с приказом, которого он давно уже ждал.

Командир лучшего авиаотряда сто сорок второй истребительной авиабригады Белорусского военного округа, орденоносец, старший лейтенант Иволгин направлялся в Липецк на высшие летно-тактические курсы. Ему выдали проездные, воинское требование и аттестат.

Теперь, как и положено, предстояло устроить отвальную.

Но думал он не об этом.

Барселона, начало августа 1937 г.

…День окончился неудачно…

Впрочем, он все-таки вернулся домой…

Но эти трехмоторные прошли. И сбросили свои бомбы.

Владимир до сих пор так и не смог понять. Как можно убивать детей и женщин!?.. Зачем? Зачем они убивают женщин и детей?!.. Ур-роды!.. Вчера он ездил в город и видел по дороге эти разрушенные улицы, эти обрушившиеся дома, эти потухшие женские лица у водоразборной колонки… Он видел их глаза… И глаза их детей…

Которых каждый день убивают фашисты!

Москва, декабрь 1937 г.

…Грамоту Героя Советского Союза и оба ордена майору Иволгину вручил Всесоюзный староста Михаил Иванович Калинин, маленький сухонький старичок в очках, бородка клинышком. Помня предупреждение его секретаря, Владимир осторожно пожал слабую старческую ладошку и вернулся на свое место.

Ванька Лакеев, которому тоже присвоили звание Героя, помог ему привинтить ордена Ленина и Красного Знамени рядом с орденом Красной Звезды, полученным еще в мае тридцать шестого за успехи в боевой и политической подготовке…

Владимир вернулся на родину в начале октября. Написал отчет о командировке и получил законный отпуск и путевку в Сочи, в военный санаторий имени товарища Ворошилова.

В санатории Владимир мало общался с остальными отдыхающими, хотя многих из них хорошо знал по Испании.

Большинство пилотов и штурманов приехало в Сочи вместе с семьями и, глядя на счастливые женские лица, он еще острее ощущал свое одиночество. И словно лелеял его, большую часть времени проводя у бушующего моря совершенно один…

Ленинград, начало мая 1938 г.

…Почему ей так запомнилось это лицо?..

Оно преследовало ее даже во сне. Одутловатое, нездорового бледного цвета, с мясистым носом и широкими залысинами…

Почему оно так пугало ее?..

Особенно этот пристальный, ощупывающий взгляд из-под пенсне. И еще пальцы. Толстые и постоянно шевелящиеся, как щупальца осьминога, пальцы…

Ее передернуло… Надо отвлечься. Подумать о чем-нибудь другом… Но мысли сами возвращались к этому неприятному незнакомцу в кожаном плаще.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ФИКТИВНЫЙ БРАК

лето 1938 г.

Глава первая

…Светло-серые густые лохмотья облаков раскинулись над Ленинградом и тихо, почти незаметно, плыли по небу. Июньское полуденное солнце, то выскальзывало, то снова пряталось в тучи. И каждый раз, вырываясь на свободу, горячие солнечные лучи словно вспыхивали, отражаясь в червонном золоте волос невысокой, стройной девушки. Но она этого не замечала. Ее глубокие льдисто-серые глаза застыли от невообразимого, невозможного холода…

Снежана Добрич стояла на Аничкином мосту, вглядываясь в свинцово-серые речные волны.

Идти Снежане было некуда…

Нева текла и текла прямо у нее под ногами, она завораживала ее и манила…

А, может, перелезть через перила и дело с концом?! Может быть, это будет наилучшим решением всех проблем?

Глава вторая

…Командир пятьдесят девятой истребительной авиабригады Ленинградского военного округа Герой Советского Союза майор Иволгин сидел в своем кабинете, ничего не видя и не слыша…

За распахнутыми окнами горел закат. Покачивая высокими кронами, шелестели тополя. Рассыпая звонкие трели, свистели птицы…

Сегодня у него был очень нелегкий день… Самый нелегкий день в его жизни…

Который еще не окончился. Потому что пришла пора возвращаться домой.

Пора идти домой.

Глава третья

…Когда Снежка проснулась, солнце стояло уже довольно высоко. Нахальный солнечный лучик проскочил над задернутой занавеской и прошелся по ее губам.

Она открыла глаза и потянулась…

Эх, размечталась Снежка, вот если бы это был Володя, если бы это он разбудил ее нежным поцелуем!.. Эх, вот если бы это он…

Снежка села на кровати и вдруг увидела табуретку, заткнутую ей вчера в дверь, чтобы Владимир не смог к ней войти в комнату…

Как же он разбудил бы тебя поцелуем, разозлилась на себя Снежка, если ты, дура такая, сама запираешься от него на ночь?!.. Но, ведь он же не хочет ко мне прикасаться, стала она сама перед собой оправдываться!.. Да, ладно тебе! Ты же видела, как он на тебя смотрел, там, на кухне, когда ты стояла перед ним голая в этой прозрачной рубашке! А как он потом старательно отводил взгляд, помнишь?.. Но, ведь, он сам сказал, что не прикоснется ко мне никогда!.. Тем более, не зачем запираться, подумала Снежка! Ты просто капризничаешь, как маленькая, и треплешь ему нервы!

Глава четвертая

…Она стояла у широко распахнутого окна и молча смотрела в окрашенное утренней зарей небо. Легкий ветерок играл ее золотистыми локонами… И птицы свиристели на все лады, подпевая шелесту берез и тополей.

Эта бесконечная, бессонная ночь, наконец, миновала…

Снежка горько плакала до тех пор, пока не кончились слезы.

Но и после этого ее плечи еще долго сотрясались от рыданий, хотя слез в зареванных глазах уже давно не осталось…

Он так оскорбил ее!

Глава пятая

…Вообще-то так не бывает…

Владимир вернулся в свое купе и увидел незнакомую красивую женщину. Лет тридцати с небольшим на вид. Она сидела, нога на ногу, на правом сиденье, положив руки на столик. Ее роскошные рыжие волосы рассыпались по плечам и тянулись к тяжелой груди… Ничем не стесненной… Шелковая голубая блузка со спущенными рукавами открывала нескромному взгляду белоснежные плечи и глубокую ложбинку между грудями. А, впрочем, эта блузка вообще мало что скрывала. Как и тесная черная юбка, обтягивающая ее стройные ноги…

Владимир судорожно сглотнул. Пока он ходил на вокзал, чтобы позвонить в штаб бригады от военного коменданта, ему подсадили такую очаровательную соседку!

Но, ведь, так нельзя!

Нет, может быть, и существуют какие-то инструкции на тот счет, чтобы в мягком вагоне не селить в одно купе незнакомых мужчину и женщину. Но он никогда об этом не задумывался. Потому что никогда еще не оказывался в таком соседстве! А, может, это неписанные инструкции? И поэтому не все проводники их знают?.. Так или иначе, но до сих пор, Владимиру ездить наедине с прекрасными незнакомками еще не доводилось. Впрочем, учинять скандал по этому поводу он не собирался. Потому что незнакомка действительно была хороша. И, похоже, была хорошо об этом осведомлена.