Алмазный трон

Эддингс Дэвид

Роман «Алмазный трон» американского писателя Дэвида Эддингса открывает всемирно известную трилогию «Хроники Элении», которая признана одним из наиболее ярких образцов жанра фэнтези. Эта книга переносит читателя в мир магии и колдовства, романтики и благородства. Главный герой повествования — рыцарь Ордена Пандиона сэр Спархок возвращается домой из ссылки и находит молодую королеву Элану, свою любимую воспитанницу, которой он беззаветно предан, тяжело больной. Только магический кристалл, в который она заключена, сохраняет до поры ей жизнь. Но если в течение года не будет найдено лекарство, то случится непоправимое... Найти лекарство от яда, которым была отравлена королева, разрушить интриги первосвященника Энниаса, рвущегося к власти, и противостоять самому богу зла — Азешу, чья воля направляла руку отравителя, — таков обет рыцаря. Вооруженный мечом и помощью друзей, он отправляется в дальний путь...

Пролог

Гвериг и Беллиом — из легенд о Троллях-Богах

На рассвете времен, еще задолго до того, как одетые в шкуры и вооруженные крепкими дубинами прародители стириков покинули горы и леса Земоха ради равнин центральной Эозии, жил в глубокой пещере, затерянной среди вечных снегов северной Талесии, маленький и злосчастный тролль по имени Гвериг. Жил изгоем из-за своей уродливости и чрезмерной жадности, проводя все время в земных глубинах в поисках золота и драгоценных камней для своей ревностно оберегаемой сокровищницы. И пришел день, когда он оказался в глубокой подземной галерее и при мерцающем свете факела увидел в стене темно-голубой драгоценный камень, размером больше своего кулака. Дрожа от охватившего его волнения, Гвериг долго вглядывался в сверкающую глубину камня, понимая, что находка эта дороже, чем все сокровища, собранные им за столетия. С величайшей осторожностью Гвериг стал извлекать камень из гранитной темницы, где покоился тот с начала мира. С каждой минутой тролль все больше восхищался очертаниями самого самоцвета и все больше ему хотелось вынуть сокровище невредимым, чтобы затем, огранив и отшлифовав его, во много раз увеличить его ценность.

Когда, наконец-то, голубое чудо оказалось в его руках, Гвериг заспешил в свою пещеру, где располагались его сокровищница и мастерская. Там он расколол один из своих бриллиантов и из осколков смастерил инструменты для обработки найденного камня.

Десятилетиями, при свете коптящих факелов, Гвериг шлифовал грани своей бесценной находки, бормоча всевозможные заклинания и магические формулы, которые должны были наделить камень всем могуществом Троллей-Богов. Когда работа была завершена, камень принял очертания розы глубокой сапфирной голубизны. И он назвал его Беллиом, цветок-гемма, и верил, что нет для этого камня на свете ничего невозможного.

Но сила, заключенная в Беллиоме, была неподвластна его несчастному безобразному владельцу, и Гвериг, в ярости колотя по каменному полу своего жилища, воззвал к богам и, суля им горы золота и серебра, просил у них совета. Боги открыли Гверигу, что к могуществу Беллиома должен существовать ключ, при помощи которого владелец его может исполнить любые свои прихоти. И Гвериг узнал, как получить господство над камнем. Из лучшего золота выковал он пару колец, и каждое украсил овальным осколком самого Беллиома. Надев на руки по кольцу он поднял Беллиом, и глубокая синева перелилась из малых камней в сапфирную розу, и камни колец стали бледными, как обычные бриллианты. Чувствуя волну магической силы, исходящую от цветка-геммы, Гвериг упивался сознанием того, что камень согласен ему подчиняться.

Века катились один за другим, и велики были чудеса, что творил Гвериг властью Беллиома. Но наступило время, когда стирики пришли на земли троллей. И тогда же Старшие Боги Стирикума, прослышав о непомерном могуществе Беллиома, возжелали в сердцах своих власти над ним. Но Гвериг был хитер, и опутал подходы к своей пещере паутиной чар, чтоб никто не мог пройти туда и разлучить его с сапфирной розой.

Часть первая

«Симмур»

1

Мягкий серебряный дождь сыпался с ночного неба, свивая водяные кружева вокруг черных глыб сторожевых башен города Симмура, шипя в огне факелов, висящих по обеим сторонам широких ворот. В отблесках трепещущего пламени камни дороги, ведущей в город, казались черными и блестящими. Невдалеке показалась фигура одинокого всадника. Завернувшись в темный тяжелый плащ путешественника, он восседал на крупном чалом жеребце с длинной спутанной гривой. Путник был высок, сухощав и широк в кости. Порой пряди его темных неухоженных волос спадали на красивое лицо, которое портил лишь перебитый нос. В его посадке была заметна многолетняя привычка, а постоянная настороженность выдавала опытного воина.

Звали его Спархок, и выглядел он на десять лет моложе, чем был на самом деле. Разрушительное действие времени отразилось не столько в увядании лица, сколько в душевном разладе, да еще напоминало о себе несколькими багровыми рубцами на его теле, всегда болевшими в сырую погоду. Однако этой ночью он чувствовал свои годы и мечтал только о сухой постели на каком-нибудь уединенном постоялом дворе. Спархок возвращался домой после долгих лет скитаний под чужим именем в стране, где никогда не идет дождь, где солнце тяжелым молотом бьет в раскаленную наковальню песка, скал и растрескавшейся земли, где стены домов, толстые и белые, отражают удары солнца, где в серебряных лучах утреннего света грациозные женщины с черной вуалью на лицах спешат к колодцам с большими глиняными кувшинами на плечах.

Чалый встряхнулся и остановился перед караульной будкой, в круге красного света, отбрасываемого коптящими факелами. Небритый страж ворот в ржавой кирасе и небрежно свисающем с плеча зеленом заплатанном плаще вывалился из будки и преградил дорогу Спархоку. Голосом, осипшим от вина, он прокричал:

— Назови свое имя!

Спархок пристально посмотрел на него и, откинув свой плащ, обнажил висящий на груди тяжелый серебряный амулет. Глаза полупьяного стражника расширились от изумления, и он, отступив на шаг, пробормотал:

2

Спархок, облаченный в доспехи Рыцаря Ордена Пандиона, шагал по комнате, прилаживаясь к ним.

— Я уже и забыл, как они тяжелы.

— Ты слишком размяк за это время, — сумрачно заметил Кьюрик, — но за месяц-другой ты снова окрепнешь. Кстати, ты уверен, что тебе необходимо надевать всю эту амуницию?

— Это официальное событие, и оно требует соответствующего одеяния. Кроме того, я не хочу никаких кривотолков, когда я появлюсь там. Я — Рыцарь Королевы, и мне надлежит представать перед ней облаченным в рыцарские доспехи.

— Вряд ли они допустят тебя в тронный зал к Королеве, — с сомнением в голосе произнес Кьюрик, подавая Спархоку шлем.

3

Замок Ордена Рыцарей Пандиона в Симмуре располагался сразу же за Восточными воротами города. Это была крепость в истинном понимании этого слова — с высокими зубчатыми стенами и угловатыми, суровыми, открытыми всем ветрам огромными донжонами. Замок окружал глубокий ров, берега которого ощетинились остроконечными кольями. Попасть на внутренний берег рва к воротам замка можно было только по подъемному мосту. В мирное время мост был опущен, но его всегда охраняли четверо конных Рыцарей Пандиона, облаченных в черные доспехи.

Спархок проехал малую часть моста и остановился. Чтобы попасть в Замок, необходимо было соблюсти определенные церемонии. С приятным удивлением Спархок обнаружил, что эти формальности нисколько не раздражают его. Они были частью его жизни в годы послушничества, и соблюдение этого древнего ритуала теперь как бы обновляло его и убеждало, что он прежний Спархок, Рыцарь Ордена Пандиона. И пока он ожидал ритуального вызова, раскаленный неистовым солнцем город Джирох и вся его жизнь там убрались далеко от него и стали просто одним из воспоминаний.

Двое из четверых рыцарей двинулись навстречу ему. Копыта их величаво ступающих коней гулко гремели по деревянному настилу моста. Они остановились прямо перед Спархоком.

— Кто ты такой, что просишь допустить тебя в Обитель Воинов Бога? — нараспев произнес один из них.

Спархок поднял забрало символическим жестом мирных намерений.

4

Небо снова грозило дождем, когда Спархок покинул башню и спустился в главный двор. Послушник вывел Фарэна из конюшни. Спархок внимательно поглядел на юного рыцаря. Это был достаточно высокого роста восемнадцатилетний юноша. Его крепкие запястья высовывались из рукавов землистого цвета одеяния членов Ордена, которое было ему явно маловато.

— Как твое имя, юноша? — обратился к нему Спархок.

— Берит, мой господин.

— Есть ли у тебя уже какие-нибудь обязанности в Ордене?

— Мне еще не было поручено ничего определенного, я просто стараюсь быть полезным.

5

Спархок сидел на козлах старенькой шаткой повозки и, небрежно держа в руках поводья, правил понурой лошадью, давно страдающей шпатом.

Колеса вихляли из стороны в сторону и ужасно скрипели и трещали, когда повозку подбрасывало на выбоинах мощеной камнями мостовой.

— Спархок, тебе действительно так необходимо не пропустить ни одной ямки? — раздался из-под беспорядочно разбросанной кипы коробок и тюков приглушенный голос Келтэна.

— Тише, — проворчал Спархок. — Прямо на нас идут два солдата церкви.

Келтэн отпустил пару проклятий и затаился.