Рубиновый рыцарь

Эддингс Дэвид

Призрак короля открывает рыцарю Спархоку тайну болезни своей дочери, королевы Эланы. Единственное лекарство для нее — магический кристалл Беллиом, потерянный на поле великой битвы пять веков назад. Отыскать его, избежать всех коварных ловушек, устроенных Богом тьмы Азешем, вырвать волшебный камень из лап тролля Гверига и успеть донести его до королевы — вот цель похода, в который отправляются Спархок и его друзья. Однако самый главный враг для них — время, ведь его так мало, и утекает оно так быстро...

Пролог

Это было в двадцать первом столетии, когда орды земохов вторглись в эленийские королевства в Западной Эозии, и, предавая все на своем пути огню и мечу, продвигались на запад. Войско императора Отта неумолимо продвигалось вперед, пока не было встречено объединенными силами Западных королевств и Рыцарей Храма на огромном поле близ озера Рандера. Говорят, что битва в срединном Лэморканде бушевала несколько недель, пока земохи не были обращены в бегство и не бросились искать спасения в своих землях.

Победа эленийцев была полной, но почти половина Рыцарей Храма осталась на поле боя, и в армиях эленийских королей мертвых считали тысячами. Когда победители возвратились в свои дома, они столкнулись там с новым жестоким недругом — голодом, который всегда идет вслед за войной

Голод в Эозии продолжался многие годы и многих унес он. Государственные устои рушились и хаос начинал править в Эленских королевствах. Бароны только на словах были верны присяге данной своим государям. Междоусобицы часто превращались в длительные войны, и многие встали на путь открытого разбоя. Так продолжалось шесть столетий. Именно тогда, в начале двадцать седьмого столетия, у ворот Главного Замка в Демосе появился молодой псаломщик, изъявивший страстное желание вступить в наше Братство. Он принял послушание, и вскоре тогдашний наш Магистр понял, что послушник отмечен особой печатью провидения. Имя этого юноши было Спархок. Он быстро превзошел всех послушников и даже некоторых рыцарей, и не только отвагой, но и умом. Его успехи в изучении секретов Стирикума были истинной радостью для престарелого учителя-стирика, и он посвятил Спархока в такие тайны стирикской магии, которые оставались обычно сокрытыми от Рыцарей Пандиона. Патриарха Демоса тоже не обошла стороной молва о глубоком уме послушника и к тому времени, как Спархок получил свои шоры, он был уже весьма искушен и в философии и в теологических диспутах.

Часть первая

«Озеро рандера»

1

Перевалило за полночь, и густой туман начал подниматься с темных вод Симмура, смешиваясь с дымом из тысяч очагов, и нависая тяжелым смрадным покрывалом над пустынными городскими улицами. Рыцарь Ордена Пандиона сэр Спархок осторожно шел по улице, стараясь где возможно прятаться в тень. Мокрая мостовая тускло поблескивала в свете бледных трепещущих факелов. В этот час ни один здравомыслящий горожанин не вышел бы на улицу. В тумане дома напоминали черные призрачные тени, и Спархок шел, чутко насторожив уши — от слуха в такой мгле было гораздо больше толку, чем от зрения.

Время для прогулок было неподходящее. Днем Симмур был не опаснее любого другого города, но по ночам он жил по законам леса — сильный охотится за слабым, хитрый — за неосторожным. Но о Спархоке нельзя было сказать, что он слаб или неосторожен. Под простым плащом путешественника на нем была кольчуга, на поясе висел тяжелый боевой меч, а в руке — широколезвийное короткое копье. Бурлящий в душе гнев сотрясал все его существо, и горе тому грабителю, который рискнул бы напасть на него сейчас. И, нечего скрывать, Спархоку хотелось, чтобы кто-то совершил такую глупость.

Однако, он осознавал, что задача возложенная на него судьбой сейчас важнее его гнева, важнее всего на свете. Его юная королева нуждалась в помощи, стоя на краю смерти, безмолвно требовала служения и преданности от своего Рыцаря. И ему нельзя предать ее, никак нельзя умереть в грязной уличной драке, от случайного укола отравленным лезвием. Такая смерть никак не послужит его королеве, с которой он связан клятвой. Поэтому он двигался тихо, стараясь ступать бесшумно, как вор или наемный убийца.

Где-то далеко впереди он увидел колеблющийся свет факелов и услышал тяжелую поступь шагающих в ногу людей. Он выругался и свернул в узкий проулок. Вскоре на виду у него появилось с полдюжины марширующих солдат у церкви, в длинных промокших от тумана красных плащах и с длинными пиками перекинутыми через плечо.

— Это что, то самое место на улице Розы, — надменно проговорил их офицер, — где Пандионцы пытаются скрыть от всех свои уловки? Они, конечно, знают, что мы наблюдаем за ними, но все равно, наше присутствие им как заноза. Теперь они уже не смогут мешаться под ногами у его Светлости.

2

Туман стал еще гуще, когда примерно через четверть часа они собрались во дворе Замка. Послушники суетились в конюшне, седлая лошадей.

Вэнион вышел к ним через главную дверь. Его белые стирикские одежды сверкали в туманной мгле.

— Я посылаю с вами двадцать рыцарей, — тихо сказал он Спархоку. — За вами могут следить и лишняя сила не помешает.

— Но нам нужно торопиться, Вэнион, — возразил Спархок. — Это нас задержит.

— Я понимаю это, Спархок, — терпеливо ответил Магистр. — Вы можете не оставаться с нами слишком долго. Дождись, пока вы выедете на открытую местность и пока взойдет солнце. Убедись, что за вами никто не наблюдает и тогда ускользните из общей колонны. А Рыцари отправятся в Демос. Если кто-нибудь будет за вами следить, ему трудно будет разобрать, есть ты посреди колонны или нет.

3

Сефрения осматривала огромный безобразного вида кровоподтек на предплечье Берита, пока Спархок и Бевьер вели к ней слабо протестующего Келтэна.

— Плохо? — спросил Спархок послушника, когда они подошли.

— Все в порядке, сэр Спархок, — браво ответил Берит, хотя лицо его было бледным.

— Бравада — это наверно первое, чему учат Пандионцев, — едко заметила Сефрения. — Кольчуга Берита, конечно, смягчила удар, но пройдет час и рука побагровеет от плеча до локтя. Он едва сможет владеть ею.

— Какой жизнерадостный у тебя юмор, матушка, — сказал Келтэн.

4

Замок барона Олстрома стоял на скалистом уступе на восточном берегу реки. Уступ этот высился над основным руслом в нескольких лигах выше Кадаша. Это была неприятного, устрашающего вида крепость, напоминающая жабу, припавшую к земле под безрадостным лэморкандским небом. Толстые высокие стены как будто отражали непреклонное высокомерие ее владельца.

— Непреступна, — насмешливо прошептал Бевьер Спархоку, когда лэморкандец вел их по мощеной насыпной дамбе к воротам. — Не один арсианский барон не чувствовал бы себя в безопасности, укрывшись в этой каменоломне.

— У арсианцев было больше времени, чтобы строить свои замки, — заметил ему Спархок. — В Арсиуме не так просто начать войну, как здесь. В Лэморканде это займет пять минут, а воевать будут поколениями.

— Верно, — согласился Бевьер, слегка улыбнувшись. — В юности я изучал военную историю, но когда я дошел до томов, посвященных Лэморканду, я в отчаянии опустил руки. Не одному человеку так и не удалось до конца разобраться в переплетении войн, смут и междоусобиц, терзающих это несчастное королевство.

Тем временем подъемный мост был опущен и они въехали в главный двор замка.

5

Осадные орудия графа Герриша с монотонной регулярностью сотрясали стены замка барона Олстрома, наполняя его тяжелым гулом.

Спархок и его друзья по просьбе барона оставались в мрачной комнате, чьи стены были сплошь увешаны оружием, дожидаясь его возвращения.

— Мне никогда раньше не приходилось быть в осаде, — сказал Телэн, отрываясь от рисования. — Интересно, надолго это?

— Если мы не придумаем, как отсюда выбираться, ты успеешь первый раз побриться до того, как она закончится, — мрачно пообещал ему Кьюрик.

— Ну сделай же что-нибудь, Спархок, — настойчиво сказал мальчик.