Сапфирная роза

Эддингс Дэвид

Не каждый дерзнет противостоять Бессмертным. Однако Спархок, рыцарь Ордена Пандиона, не только не подчиняется судьбе, но и способен повелевать мощью Сапфирной Розы, магического кристалла, которого боятся Боги. Победить Азеша — повелителя Зла, навсегда очистить Землю от его жестоких прислужников и принести Эозии радость — вот цель нового похода Спархока и его друзей.

Пролог

Вторгнувшись в Эозию с востока, из степей срединной Дарезии, эленийские племена постепенно вытесняли разрозненные кучки стириков. Последними пришли самые отсталые роды, осевшие в Земохе. Города их состояли из грубых хижин, много уступавших постройкам их сородичей в Западных королевствах. К тому же природа Земоха гораздо суровее нашей, и тамошние жители с трудом добывали себе пропитание. Церковь мало обращала внимания на этот бедный край, и многие храмы и часовни стояли заброшенными, и страну охватывало язычество, чьи нечистые обряды повсеместно распространяли стирики. Видя, какие плоды приносят их соседям-стирикам знания сокровенных искусств, все больше и больше эленийских крестьян становились отступниками. Целые эленийские деревни в Земохе обращались в язычество. Храмы стали посвящаться стирикским богам и всюду воцарились богомерзкие языческие культы. Смешанные браки между эленийцами и стириками стали обычным делом, и к концу первого тысячелетия Земох уже никоим образом нельзя было назвать эленийским народом. Язык их настолько изменился, что западные эленийцы перестали понимать своих восточных соседей.

В одиннадцатом столетии один из козопасов горного селения Ганда, что в срединном Земохе, пережил престранное событие, коему суждено было оказаться краеугольным камнем истории мира. Разыскивая среди горных отрогов потерявшуюся козу, молодой пастух по имени Отт набрел на упрятанную лозами дикого винограда раку, возведенную в древности стирикскими язычниками, посвященную одному из их многочисленных богов, чей уродливый идол стоял посреди капища. Отдыхая там от погони за убежавшей козой, Отт услышал гулкий глас, обратившийся к нему на стирикском языке.

— Кто ты такой? — вопросил голос.

Часть первая

«Базилика»

1

Водопад продолжал свое бесконечное падение в расщелину посреди пещеры. Оглушительный всплеск от падения тела Гверига наполнил грот колокольными отзвуками. Спархок стоял на коленях перед пропастью, крепко сжимая в кулаке Беллиом. В голове его не было никаких мыслей. Лучи солнца, играющие в струях, слепили глаза, гул воды оглушал.

В пещере пахло застарелой вековой сыростью. Туманистые брызги оседали на камни, блестя и переливаясь в свете стремительного потока и отражая последние отсветы сияния исчезнувшей Афраэли.

Спархок медленно опустил глаза и взглянул на самоцвет. Даже при беглом взгляде чувствовалось, какую мощь заключает в себе Сапфирная Роза. Из глуби ее ажурного сердца исходило дрожащее свечение, голубое по краям лепестков и становящееся все темнее к центру, наливавшемуся ночной синевой. Сила, исходящая от камня, причиняла ощутимую боль руке, и что-то в глубине разума предупреждало об опасности, которую несет в себе этот хрупкий прозрачный цветок. Спархок встряхнул головой, с трудом отводя глаза от завораживающего сияния.

Пандионец оглянулся, ловя последние отблески света Афраэли, как будто надеясь найти у девочки-богини защиту от своего внушающего страх приобретения. Но не только защиты хотел он, ловя последние искорки белого пламенистого сияния — ему хотелось сохранить хотя бы их в глубине сердца вместе с воспоминанием об этом крошечном чудесном и непостижимом существе.

Сефрения вздохнула и медленно поднялась на ноги. Лицо ее посерело, глаза смотрели на спутников устало.

2

Затянувшаяся непогода на Талесийском полуострове, как и в любом другом Северном королевстве, была обычным явлением; на следующий день снова моросил мелкий неприятный дождь и тяжелые грязные облака гряда за грядой накатывались с Дейранского моря, сгущаясь над Талесийским проливом.

— Прекрасный денек для путешествия, — сухо заметил Стрейджен, поглядывая через окно на мокрые от дождя улицы города. — Как я ненавижу дождь. Интересно, не смог бы я найти себе подходящее дельце в Рендоре?

— Я бы не советовал, — сказал ему Спархок, вспомнив раскаленную добела от лучей палящего солнца улицу в Жирохе.

Стрейджен вздохнул и пожал плечами.

— Ну что ж, наши лошади уже на борту корабля, — продолжил он. — Мы можем отправляться, как только будут готовы Сефрения и остальные. — Стрейджен помолчал, а затем с любопытством спросил. — А этот твой чалый всегда такой норовистый по утрам? Мои люди сказали, что на пути к докам он изловчился укусить троих из них.

3

На следующее утро Кьюрик рано разбудил Спархока и помог ему облачиться в черные доспехи пандионского рыцаря. Затем, со шлемом в руке, тот отправился в кабинет Вэниона дожидаться рассвета и прибытия остальных. Наконец-то настал этот день. День, которого он ждал и к которому стремился больше полугода. Сегодня он сможет увидеть глаза своей королевы, приветствовать ее и присягнуть на верность. Им до такой степени овладело томящее нетерпение, что он стоял и ругался на ленивое солнце, так долго не появлявшееся на горизонте.

— И тогда, Энниас, — пробурчал Спархок, — и ты, Мартэл, вы поплатитесь за все сотворенное вами зло.

— Гвериг случайно не бил тебя по голове чем-нибудь тяжелым? — это спросил вошедший в кабинет Келтэн. Он также был одет в черные пандионские доспехи и нес под мышкой шлем.

— С чего это ты так решил? — отозвался Спархок.

— Ты разговариваешь сам с собой. Большинство людей не страдают этим.

4

На следующее утро, когда Спархок возвратился после посещения королевы и снял доспехи, мысли его были заняты только Эланой. Чуяло его сердце, что общение с ней будет теперь для него сопряжено с большими сложностями. Когда он покидал свою маленькую королеву, уезжая в ссылку, отношения между ними были вполне ясно определены. Он был взрослый человек, ее наставник, а она всего-навсего ребенок. Теперь все было по-другому, их отношения должны были складываться как между монархом и его слугой. Конечно, Кьюрик и другие рассказывали ему о том мужестве и истинно королевском характере, которые его воспитанница проявила во время своего недолго правления, перед тем как Энниас отравил ее, но слышать об этом, и испытать на самом себе совсем другое. Нет, это совершенно не означает, что Элана обращалась с ним резко и повелительно. Наоборот, ему казалось, что она испытывает к нему истинную привязанность, и она не отдавала ему прямых приказов, а создавалось такое впечатление, что Элана ожидает его согласия на ее желания. Все было очень странно и ново для них обоих, и Спархока очень тревожила возможность неверных поступков как с его стороны, так и со стороны королевы Эланы.

Его опасения оправдывали и некоторые последние события. В первую очередь ее просьба, чтобы он спал в палате, прилегающей к ее, казалась ему крайне неуместной, даже слегка скандальной. Когда же он попытался объяснить это королеве, она смеялась до слез. Поразмыслив, Спархок в такой ситуации решил, что некоторой защитой от болтливых языков могли бы послужить доспехи. Времена были неспокойными, и королеве Элении требовалась надежная охрана. А Спархок, как ее рыцарь, имеет право и даже обязан охранять свою королеву. Однако когда он предстал перед ней этим утром в полных доспехах, она поморщила нос и предложила ему переодеться. Он понимал, это было серьезной ошибкой. Рыцарь Королевы в доспехах — одно дело, при этом ни один здравомыслящий человек, которого еще интересует свое собственное здоровье, не рискнет болтать об излишней близости Спархока к королевской персоне. Однако если он станет носить камзол и облегающие штаны, то слуг ничто не сможет удержать от неуместных разговоров. А если по дворцу поползут всевозможные слухи и сплетни, то скоро об этом будет знать и весь город.

Спархок с сомнением оглядел себя в зеркале. На нем был черный бархатный камзол, отделанный серебром, и облегающие штаны. Ему казалось, что этот наряд все же имеет, пусть и весьма отдаленное, сходство с форменной одеждой, а чтобы еще больше подчеркнуть это, он обулся в черные короткие сапоги, отвергнув те туфли, что недавно вошли в моду при дворе. Не пришлась по вкусу Спархоку и тонкая рапира; отшвырнув ее в сторону, он прицепил к поясу свой боевой меч. Вид при этом был у него откровенно нелепым, но присутствие тяжелого оружия будет ясно указывать на то, что Спархок посещает королевские апартаменты по делу.

— Это просто смешно, Спархок, — рассмеялась Элана, когда он возвратился в комнату, где она отдыхала на диване, вся обложенная большими мягкими подушками и укрытая голубым шелковым покрывалом.

— Что, моя королева? — невозмутимо поинтересовался Спархок.

5

— Королева спит? — спросил Вэнион Спархока, когда тот вернулся из королевской опочивальни.

Спархок утвердительно кивнул головой.

— Личеас рассказал вам что-нибудь полезное? — поинтересовался Спархок.

— Да, и многое из того подтвердило наши догадки, — ответил Вэнион. Лицо магистра было тревожным. Выглядел он уже гораздо лучше, хотя бремя носимых им мечей несомненно сказалось на нем. — Милорд Лэндийский, — обратился он к графу, — покои королевы тщательно охраняются? Мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь подслушал наш разговор.

— Да, милорд, — заверил его лорд Лэнда, — у комнат стоит охрана, а в коридорах прогуливаются ваши рыцари, так что вряд ли какой храбрец захочет сунуть сюда свой любопытный нос.