Это его дело

Эдигей Ежи

Ежи Эдигей — популярный в Польше и за рубежом автор увлекательных и остросюжетных романов и повестей.

Писатель не ограничивается разработкой занимательного сюжета, его интересуют социальные корни преступления. Тонко и ненавязчиво писатель проводит мысль, что любое преступление будет раскрыто, не может пройти безнаказанно, подчеркивает отвагу и мужество сотрудников народной милиции, самоотверженно защищающих социалистическую законность и саму жизнь людей.

Убийство на Вильчей

Это случилось в середине сентября. В тот день сумерки сгустились намного раньше, чем обычно, было холодно, свинцовые тучи затянули небо. Раза два брызнул дождичек, но к вечеру все подсохло. В такую погоду без особой надобности, пожалуй, никто не выйдет из дома. Поэтому на Вильчей, в самой оживленной ее части, от Маршалковской и до Кручей, в тот день было довольно пустынно.

Мария Болецкая торопилась домой. Она жила на Мокотовской, совсем неподалеку от происшедших вскоре событий. И, как каждая возвращающаяся с работы женщина, несла в обеих руках сумки: в одной — небольшую дамскую сумочку, в другой — объемистую сетку с продуктами. И вдруг — бывает же такое! — у нее расстегнулась резинка на чулке. Что делать? Обе руки заняты, а чулок неотвратимо ползет вниз. Сейчас, когда почти все современные женщины носят колготки, пани Болецкая предпочитала не менять свои старые привычки: носила чулки и резиновый пояс, который чуть стягивал ее несколько пышноватые формы.

Попав в столь сложную ситуацию, она свернула в ближайшую подворотню, поставила сетку прямо на землю, сверху положила сумочку и, освободив руки, занялась подвязками. Приведя себя в порядок, она собралась было выйти из подворотни, но в этот момент возле дома остановилась «сирена». Из нее вышел среднего роста мужчина в коричневом костюме, без плаща и головного убора. Пани Болецкая успела заметить просвечивающую сквозь старательный зачес лысину.

Когда мужчина закрывал машину, к нему подошел высокий молодой человек в светлом плаще и серой, низко надвинутой на глаза кепке. Он что-то сказал владельцу машины. Тот поблагодарил легким кивком головы и отошел к багажнику. Едва он наклонился, собираясь открыть багажник, а возможно, проверить, закрыт ли он, как вдруг подошедший вскинул руку с каким-то черным предметом и, замахнувшись, ударил того по голове. Не проронив ни звука, мужчина повалился на багажник и медленно сполз на мостовую. Убийца отскочил и торопливо зашагал в направлении Кручей.

Тут только пани Болецкая поняла, что произошло, и в следующую секунду что было сил закричала:

Семь «сокровенных» вопросов

Поручик Анджей Чесельский сидел за своим рабочим столом в небольшом кабинете на третьем этаже в здании городского управления милиции. Здание это варшавяне называют «дворец Мостовских» по имени бывших его владельцев.

Перед Чесельским лежала совершенно новенькая серая папка. Содержание ее было более чем скромным: всего несколько страничек, исписанных мелким, убористым почерком. Поручик, судя по всему, никакой радости от этого не испытывал.

Второй стол, стоящий в этом же кабинете, был пуст, за ним никто не сидел. Но вот дверь приоткрылась, и в кабинет проскользнул молодой человек в милицейском мундире с двумя звездочками на погонах. Тяжело опустившись на стул и не поздоровавшись, он первым делом спросил, нет ли чего выпить, кока-колы или хотя бы содовой.

— Жара страшная… Я весь взмок…

— Все же интересно, в котором часу ты появился на работе? Насколько мне известно, восемь часов давно пробило. Видел бы тебя наш «старик»!