Золушка 2000

Экслер Алекс

Компьютерный юмор

Что, дочка? Чего говоришь? Сказочку тебе рассказать? Да какую сказочку, дочка? Папочка занят. Папочке еще часов шесть ковыряться в этом чертовом Интернете… Что? Мамочка сказала, что если я тебе не расскажу сказочку, то могу ковыряться в Интернете хоть до утра, потому что в спальню меня тогда не пустят ни под каким видом? Ничего себе заявления делает твоя мамочка. А она заодно не просила тебе рассказать, откуда появляются дети, а? Что? Ты уже знаешь? Детей находят в Интернете? Хмм… Это я твою мамочку нашел в Интернете. А тебя мы… Впрочем, сейчас не об этом.

Так что ты хочешь от своего несчастного папочки, сказку? Какую сказку? Про Золушку? А я ее помню? Ну ладно, ладно, не надо звать мамочку таким воплем, что папочку со стула сдувает. Расскажу я тебе про Золушку, расскажу. Сейчас папочка напряжется и расскажет…

Итак, жила-была на свете девушка по имени Золушка. Мама у нее давно сгинула в бескрайних чатах Интернета, а папа Сетью совершенно не интересовался, поэтому второй раз женился на женщине, которая была так же далека от компьютера, как системный программист от починки принтера. У мачехи Золушки были две дочки, которые вместе с ней пришли жить в дом ее отца. Дочек звали Зита и Гита, и они были страшно капризные и избалованные. У каждой из них был новый шикарный Pentium-III 700 MHz с 256 мегабайтами мозгов, с огромным винчестером IBM DTLA UDMA-100, 32-мегабайтной видеокартой Creative GeForce Annihilator Pro, 17-дюймовым жидкокристаллическим монитором и шикарными колонками с сабвуфером «Yamaha».

Но Золушка, несмотря на то, что сама она до сих пор сидела на стареньком Pentium-200 с 32 мегабайтами памяти и древнейшим двухгиговым винтом, не завидовала сводным сестричкам, потому что она была доброй девушкой и всегда радовалась, когда у кого-то комп был лучше, чем у нее.

Одно только тревожило Золушку. Когда Зита и Гита вселились в дом ее отца, сводные сестры заняли ее большую и светлую комнату, а саму Золушку поселили в маленькой каморке рядом с подвалом. Но не то тревожило Золушку, что в ее каморке некуда было даже сканер приткнуть, а света из подслеповатого окошка не хватало даже на то, чтобы увидеть буквы на клавиатуре, — это как раз проблемой не являлось, потому что Золушка была умненькой девочкой и давно уже освоила слепой десятипальцевый метод при работе с клавиатурой и мышью. Ее беспокоило лишь то, что выделенка во всем доме лежала только в одной комнате, которую теперь занимали сестры. Хотя Золушкина выделенка и не была по нынешним временам уж очень «крутой» всего-то 33600 по медному проводу, но в ее каморке из коммуникаций валялась только древнейшая телефонная линия на шаговой АТС, так что отныне у Золушки вместо связи с Интернетом были одни только слезы.