Когда позовет судьба

Элизабет Сьюзан

Судьба стучится в дверь осиротевшей Кристины Форд однажды поздней ночью и предстает перед ней маленькой женщиной, настойчиво зовущей ее перенестись в далекое прошлое и забыть свое одиночество: ведь там из-за трагической ошибки астрального куратора людских судеб так же одиноко прозябает тот единственный человек, который ей необходим и которому она станет якорем спасения, — ее духовный напарник, ее половинка, пропадающая без нее.

Сильная, волевая и рассудительная Кристин в гневе и раздражении: что за чушь несет незваная гостья, что общего может быть у нее, женщины-полицейского, с бандитом? Да и невероятное путешествие во времени — либо несусветный бред, либо мистический розыгрыш. А впрочем, шутки ради можно дать согласие на это — большего и не требуется.

Однако фантасмагорическая женщина не шутила — и вот Кристин уже на Диком Западе прошлого века среди шайки отпетых негодяев, гнусных грабителей с большой дороги и убийц. «Но как узнать его — единственного?!»

1

Сан-Франциско, 1993 год.

Две недели внеочередного отпуска казались Кристин вечностью. Чем заняться? До одурения бродить по пирсу, поглядывая на воду и мечтая броситься туда вниз головой?

Безделье лишь провоцировало горькие мысли, заставляя снова и снова переживать недавнюю смерть отца. Уж лучше чувствовать себя «при исполнении», гонять по Дивисидеро в полицейской тачке, наводить шороху среди зарвавшихся бандитов, улаживать семейные стычки. Работать. Только это и оставалось ей после того, как ушел из жизни последний из родных ей людей.

А пока… Пока она проводила утро за книгами, день — в однообразных прогулках, вечер — за телевизором, а ночь — в беспокойной сумятице грустных дум и воспоминаний, которые не удавалось выбросить из головы, даже подкрепившись любимым попкорном, собственноручно приготовленным в микроволновой печи.

2

Кристин ошеломленно смотрела на всадников, смутно отмечая их напряженные позы и револьверы в руках. Мысли разбегались, голова отказывалась работать… Чем объяснить случившееся? Видимо, пончики были начинены сильным галлюциногеном, и сейчас она лежит на больничной койке, бредит…

Прогремел выстрел. Кристин невольно обернулась: в кого стреляют? — и оказалась лицом к лицу с огромным черно-красным паровозом, затормозившим в нескольких шагах от нее. Она отпрыгнула в сторону всадников и тут же зажмурилась от едкого дыма, закурившегося над дулом большого, допотопного револьвера. Снова метнулась к паровозу, спряталась за него, плотно прижавшись к черной металлической обшивке и ощущая щекой тепло работающего двигателя, резкий запах солярки и угля. Открылись двери первого вагона. Стало слышно, как кондуктор под окрики бандитов собирает деньги с пассажиров. Ситуация была вполне реальной, если не сказать — тривиальной: по долгу службы Кристин сталкивалась с ней неоднократно.

Из-за паровоза вынырнул один из бандитов. Реакция Кристин была молниеносной, автоматической.

— Ни с места! — Она выхватила пистолет из сумочки и направила его на мужчину.

Преступник остановился. Это был ковбой во всей своей красе и типичности — от пыльных загнутых полей серой шляпы до грубого кожаного ремня, от мушки нацеленного на нее старинного револьвера до потертых, потрескавшихся кожаных башмаков. Янтарные глаза его излучали угрозу.